Мы не злопамятные, просто страдаем амнезией…

Битва “монтекки и капулетти”, или “Всем миром” против “светлого пути”


Журналисты, социологи и политики продолжают размышлять о “судьбах народа”, страны и политических партий. “Время” публикует интервью с советником президента Ермухаметом Ертысбаевым, заявившим, что если его прогнозы не сбудутся, он пойдет вести “Собственное мнение”. “Московский комсомолец в Казахстане” помещает два интервью – с президентом АСиП Бахытжамал Бектургановой, которая говорит, что “не меняет своих принципов на заказ”? и “дежурным” политологом издания Сабитом Жусуповым, который считает, что “все решают Штаты”.


Судя по словам Б.Бектургановой, чтобы пережить шоковое состояние от перемен казахстанцам понадобилось пять лет, и “уже в течение ряда лет… у людей социальное самочувствие и материальное благосостояние потихоньку выправляются. В общественном мнении доминируют компромиссные настроения”. В то же время мы аполитичны, “у нас процветает культура жалоб”, мы не хотим и боимся перемен и считаем, что “Назарбаев – это меньшее из зол”. В общем плане “ситуация не настолько остра и напряжена, как пытается это представить ряд наших оппозиционеров”. А “масса казахстанцев не стала либералами, часть из них лишь приспособилась к новым условиям” — налицо “социальная мимикрия”. Также из минусов то, что “у нас – идеологический вакуум”, который “пытаются заполнить идеей экономического либерализма. Поиски национальной идентичности у нас стоят очень остро. Люди не знают, что должно лежать в основе казахстанской идентичности: гражданственность или этничность”. То есть “межэтническая ситуация у нас не улучшается, а, наоборот, — “напрягается”. Надеяться на разрешение проблемы с помощью тех же политических партий трудно, так как они “сегодня работают не на консолидацию, а на дезинтеграцию, дестабилизацию ситуации”. Впрочем, партийные лидеры еще не совсем потерянные для населения люди, некоторые из них эволюционировали, “особенно Сарсенбаев”. А народ у нас незлопамятный – “у нас особенность социальной амнезии очень ярко выражена”. Народ уже не помнит, что нынешний демократ Сарсенбаев был чиновником, “под руководством которого были посажены на голодный “паек” национально-языковые газеты, закрылись многие телерадиокомпании, появились эрзац-газеты”, а госсекретарь Имангали Тасмагамбетов – “просто “черный вестник”: как только появляется в правительстве, обязательно происходят нововведения катастрофического характера”.


Главное, что сейчас нужно от политиков – “помочь казахстанцам вернуть чувство патриотизма”, “здоровые идеи и инициативы”, консолидировать общество и элиты.


С.Жусупов глубоко убежден в том, что “внутренняя ситуация у нас кризисная: деградация морали, утрата традиций, потеря корней” и “то, что сейчас с нами происходит, мы будем расхлебывать едва ли не столетиями. Народ жаждет перемен, но он не видит реальных лидеров”. Политолог не удивлен намерением президента баллотироваться на новый срок, но предполагает, что ситуация с режимами в странах ЦА будет зависеть от США. В этой связи его беспокоит не намерение президента, а проблема консолидации элит. По его мнению, нужна элита, которая “болеет и борется за интересы государства”. “Государственниками” С.Жусупов называет, кроме лидеров “Ак жола”, С.Абдильдина, но не воспринимает в данном качестве А.Кажегельдина, М.Аблязова, Г.Жакиянова. И пока не знает, как позиционировать Д.Назарбаеву. Меж тем Е.Ертысбаев считает, что “Дарига относится к той части элиты, которая может принимать самостоятельные решения. Так же, как Своик, Кожахметов и Ергалиева относятся к той части контрэлиты, которая не спрашивает согласия власти на проведение учредительного съезда партии на базе движения ДВК”. Здесь г-н советник имеет в виду слухи о том, что лидер “Асара” спросила разрешения у отца на создание партии. Что же касается консолидации элит, о которой грезят наблюдатели, видимо, как минимум, до президентских выборов, этого не произойдет. Напротив, противостояние усилится. По словам Е.Ертысбаева, одной из причин рождения “Асара” стал “Ак жол”. Он прогнозирует между этими двумя партиями жесткую борьбу на выборах и считает, что первая “потеснит акжоловцев в их планах на представительство в парламенте”.


Что снилось и не снилось советским журналистам…


Между тем сопредседатель “Ак жола” Алтынбек Сарсенбаев, написавший президенту по законопроекту о СМИ, не получил положительного ответа. Министр информации, предоставивший ответ исполнителю президентского поручения по данному вопросу — госсекретарю И.Тасмагамбетову, — заявил, что “законопроект соответствует своему назначению…” Да уж, в назначении закона никто не сомневается. А экс-министр информации поделился со “Временем” содержанием своего письма: “Я написал президенту о том, что связываю запоздалый приход свободы слова в начале 90-х в Казахстан именно с избранием его сначала первым секретарем ЦК, а затем – президентом республики. И очень не хотелось бы начинать этот процесс заново, связывая его с именем какого-либо другого человека. Я также отметил, что нет еще в истории политика, которому удалось бы победить в борьбе со свободой слова”.


Власти, начиная от президента и заканчивая мелкими “шишками”, любят обвинять прессу в неотесанности и бестактности, поучать, как и что писать и показывать. Как сообщает “Время”, “пока законодатели ломают копья вокруг закона о СМИ, аким Северо-Казахстанской области Таир Мансуров ввел на местном телевидении такой контроль, какой не снился телевизионщикам и во времена советской власти”. Корреспондент газеты рассказывает, что пресс-секретарь акима занимается не только редакторской правкой, но “и лично присутствует на монтаже новостных сюжетов, касающихся акима области”. Помощник акима мотивирует свое поведение бестактностью журналистов: “этот журналистский подход… Идут, например, съемки совещания, аким говорит какие-то важные моменты, а они в это время хватают публику, как кто-то в носу ковыряется… А важная мысль не записывается. Или были моменты, когда аким сидит на совещании и излишне рукой машет, или они поймали кислую мину и тиснули. Ну зачем это?” Вообще-то, кислые мины ковыряющихся в носу чиновников с яркой жестикуляцией “ловят” операторы и фотокоры, а “важную мысль” записывают журналисты. Кстати, помнится, в начале обсуждения законопроекта о СМИ кто-то из депутатов предлагал запретить показывать и публиковать фотографии официальных лиц в неприглядном виде, но вовремя опомнились. Но, как видно, на местах никак не могут примириться с осквернением своего светлого облика. Может, чиновникам, озабоченным своим имиджем, как плоскогрудым моделям, сделать собственное портфолио и разослать по редакциям? Но можно просто перестать веселить публику нелепыми телодвижениями.


Кстати, о том, что “снилось” советским журналистам… “Мегаполис” публикует интервью московского собкора с главным редактором “Казахстанской правды” в 90-х годах Вячеславом Срыбных, который сейчас проживает в Ярославле и является генеральным директором газеты “Караван-РОС”.


По словам В.Срыбных, “от политики отошел полностью – для этого в газете есть главный редактор”: “а моя забота – экономическая составляющая деятельности газеты”. Бывший “казправдинец” рассказал о причинах своего увольнения из “КП” и эмиграции в Россию. В отставку он подал после указа о создании на базе газеты “какого-то непонятного газетного образования, суть которого была заключена в том, что благополучная в экономическом смысле “Казправда” должна была взять на свою шею ряд убогих, убыточных изданий. Все понимали: Срыбных в такой ситуации неминуемо подаст в отставку”. Сутью же ухода редактора стало то, что “так хотела определенная часть научной и творческой интеллигенции республики. Хотела потому, что считала: Срыбных выпускает пророссийски настроенную газету”.


По словам Срыбных, он “во-первых, не хотел публиковать их пространные опусы размером с газетную полосу неизвестно о чем (парень, дескать, не уважает людей со знаниями и степенями). А, во-вторых, не хотел никоим образом реагировать ни на чьи критические высказывания о Казахстане в любых зарубежных изданиях, в том числе и российских. Считал, что в условиях свободы слова любое издание имеет право на собственную точку зрения и затевать по этому поводу какие-то кампании “отпора” неинтеллигентно”.


Причиной же отъезда из Казахстана г-н Срыбных назвал то, что ему “осточертело читать о себе в некоторых газетах (иногда на русском, иногда в переводе)” как об “агенте влияния” и “враге народа” “в деле построения казахского национального государства”. Одним из своих противников бывший галвред “Казправды” назвал “одиозного” редактора “Казахской правды” и “некоторых других ему подобных”, которые пытались выступать против него от имени народа.


Журналистская братия дает неоднозначные оценки акции в защиту свободы слова, организованной фондом защиты Г. Бендицкого. “Время” отмечает “одну примечательную деталь” — место, которое выделил акимат на проведение митинга: “для проведения официальных массовок – к примеру, мероприятий в поддержку проправительственных партий – власти находят место в центре города. Но свободу слова журналисты и читатели вынуждены были защищать почти на окраине южной столицы, у сосланной сюда, как в Шушенское, статуи опального Ильича”. Газета также сожалеет, что на митинг не пришла Д.Назарбаева: “видимо, у президента Конгресса журналистов Казахстана были более важные дела”.


В то же время журналист “МК в Казахстане” после посещения митинга засомневался, а была ли необходимость в его проведении. По его словам, ничего сверхинтересного там не было, а “километрами фраз о собственном политическом весе и демократизации всея Казахстана был практически заслонен главный факт”. Тот же факт, “почему бессмысленный возглас с трибуны “Долой парламент!” вызвал самый большой отклик у собравшихся”, у автора “МК” вызвал недоумение: “или мы все еще не мирный пролетариат с транспарантом, а тот, который с булыжником? Или это естественная реакция на беспредел сверху? Или стремление смести все до основания до сих пор побеждает желание просто создавать?”.


“Силовики” используют лучшее средство защиты


Если средства массовой информации ведут между собой информвойну в защиту интересов собственных и своих хозяев, то силовые структуры проявляют завидную корпоративную солидарность. “Честь мундира” оказалась выше межведомственных трений. Избиение заключенных охранниками Аркалыкской тюрьмы представители Минюста и КУИС (последний недавно передан в ведение первого) называют “заказом” и “провокацией” криминальных авторитетов.


Во “Времени” и.о. начальника Костанайского УИС заявил, что акцию “провел один из сотрудников с подачи представителей криминального мира”. Он также пояснил: “тюрьма – это особое место, и моменты всякие бывают. Если нужно применить силу для наведения порядка, мы ее применяем. Но все это происходит в рамках закона и оформляется документально”. А теперь представьте официальный документ, в котором бы черным по белому было написано о применении этой самой силы для усмирения зэков.


Председатель КУИС Минюста РК полковник Нурлан Смагулов в интервью “Столичной жизни” сказал, что “замышлялась ведь серия провокаций подобного рода – в колониях общего и строгого режима”, и руководству КУИС “пришлось принять очень серьезные меры, чтобы предотвратить дестабилизацию обстановки в других исправительных учреждениях”. Полковник также поведал, что они знают, что делать дальше по гуманизации режима заключения, соблюдению прав человека в колониях: “да, там имеются и специальные средства – наручники, дубинки, кое-что еще. Но есть детальные инструкции о том, как и когда используется каждое из них”.


Н.Смагулов отпарировал оппонентам: “Кто-нибудь из наших критиков видел бунт в колонии особого режима? С заложниками, трупами, отрезанными головами? Тот бунт, когда все слова бесполезны и только лишь сила на силу нужна?”


“Экспресс К” сообщает, что “вчера с половины шестого вечера депутаты провели свое публичное “избиение” руководства КУИСа, Минюста и Генпрокуратуры. Общение шло на повышенных тонах”. Как рассказывает газета, после получасового просмотра видеозаписи, депутаты то хотели отказаться заслушивания “оправданий”, то требовали отставки министра, то “выгнать с работы” председателя КУИС. “В отличие от чиновников депутаты уверены, что подобное обращение с заключенными в местах лишения свободы – система. И привели в доказательство множество примеров, начиная с того, что заключенных в той же Костанайской области по часу держат на морозе в ходе ежедневных проверок, и заканчивая фактами самоубийств”.


Допускаем, в словах “силовиков” есть доля правды. Заключенные, конечно, граждане, но особой категории, и говорить с ними как “человек с человеком”, понимаем, бывает сложно. Но, как пишет “МК”, “не уголовные авторитеты избивали заключенных. И вообще, само разбирательство с теми, КТО предоставил пленки, — ни в коем случае не оправдание того, ЧТО было на пленке”.

Новости партнеров

Загрузка...