Откат демократии

О грантах, грантодателях и НПО

Прелюдия: Воруют все, или Восход демократии


Под таким лозунгом живет страна наша одиннадцать лет. Последним из признавших сию аксиому, видимо, стал наш президент, весьма недвусмысленно дав понять, что казахстанская элита – суть банда мошенников и воров, которых, по-хорошему бы, за руку да по этапу. В этом смысле отношение извне к Казахстану тоже перешагнуло уровень медовых восхвалений чудес казахской экономики и демократии. Все чаще в иностранных отчетах финансовых и демократических институтов развитых стран мелькают нелицеприятные для нашего руководства выкладки и размышления. Но все это так, ради прелюдии.


Денег не берет только ленивый, или Откат демократии


За давностью лет трудно припомнить, кто появился у нас в степи раньше — грантодатель или общественное объединение (неправительственная организация, или просто НПО). Ради приличия будем считать, что первые, которые кинулись сюда взращивать молодые всходы демократических завоеваний. В самом начале разгула перестроечной вакханалии, когда одни, пользуясь случаем и принадлежностью к касте избранных, весело приватизировали госимущество и расхищали госсредства (то есть, исторически обуславливали стадию накопления первоначального капитала), другие, кто от юношеского романтизма, а кто от взвешенного прагматизма, с головой бросились в политику. Отдадим должное последним. Как правило, те, кто шел впереди, оказались намного приличнее своих последователей и, по-своему, но пытались направить страну в приемлемое русло. Сейчас это кажется удивительным, но первой плеяде казахстанских демократов слова: фонды, гранты, отчеты — были, наверное, по барабану. И лишь затем к самым интересным, перспективным и ярким персонажам стали проявлять внимание эмиссары заграничных благотворительных организаций и демократических институтов. Таким образом, вялотекуще, но некоторые либеральные ценности западного мира народу донесли. Те же, кто был в самом начале и которые не подались во власть, стали своего рода элитой неправительственного — “третьего”, сектора. Так получилось, что и спустя десять лет на казахстанской общественной арене тон и моду задают одни и те же люди. Вполне заслуженные, так как им, в самом деле, удалось сохранить свой авторитет, а некоторым даже идеализм. Они не сильно напрягаются в поисках средств на существование самих себя и своих детищ-организаций, так как вливания происходят уже, как бы, сами по себе.


Однако, если бы все были такими честными даже в одном определенном секторе жизни, и то в нашей стране было бы слишком замечательно жить. Но, как все понимают, подобного не последовало. Уже спустя 3-4 года с начала перестройки стали появляться грамотные люди, которые весьма хорошо чувствовали, откуда дует ветер (а дул преимущественно норт-вест). Они весьма умело совмещали свои внезапно возникшие убеждения демократов, экологов, радетелей за общество с маленьким бизнесом, заключавшимся в поиске дополнительных источников безбедного существования. Ну и все, тон коммерциализации общественного сектора Казахстана был задан.


Дальше — больше. Неправительственные организации стали расти как грибы после радиоактивного дождя. Те, кто понимал, что в первый эшелон они уже не попадут точно, а во второй – очередь слишком большая, старались урвать много и сразу, благо, потом уже может не остаться. Таковых оказалось немало. А поскольку надежды Запада на то, что после стадии первоначального накопления наши “новые” успокоятся и начнут делиться, в том числе и с НПО, не оправдались на 99%, то и удар девятого вала казахстанских общественных организаций, стиснув зубы, принял на себя демократический Запад.


В мутном потоке гражданских инициатив все более уверенно всплывали те, для кого “третий сектор” стал разновидностью бизнеса. Но как в любом бизнесе – зарабатывать можно либо честно, либо наполовину (коих тотальное большинство). Так и в нашей ситуации возник народ, чьи действия по нашему законодательству определены веским словом “Мошенничество”. Однако, раз потерпевшая сторона отдает деньги по доброй воле, деньги не казахстанских, а чуждых налогоплательщиков, то и спроса особого с экспроприаторов не было.


Из всех благотворительных зарубежных фондов наиболее продолжительное время и наиболее активно в РК (как и по всему СНГ) работает фонд Сороса. Но если, допустим, на российском сайте фонда находится внушительный “черный список” организаций и частных лиц, “не выполнивших требований”, а попросту кинувших на валюту иностранных меценатов, то у нас такого еще нет. Неужели по-другому? Достаточно припомнить ряд скандалов, сопровождавших благотворительные операции Фонда и которые стали достоянием СМИ в Казахстане. Полагаю, что пропорционально количеству скандалов и число расторопных граждан, обеспечивших себе пару-тройку финансово независимых лет за счет американского филантропа. А с чем, интересно, связана столь высокая текучка в аппарате руководства вышеозначенной организации, а также ситуация с двоевластием, сложившаяся в последнее время? Могу предположить, что народ, распределяющий блага далеких меценатов и налогоплательщиков на местах, наполовину деревянный. Либо тому, что деньги раздаются под самые сомнительные проекты и самым новоиспеченным организациям, существует иное объяснение. Здесь нужно преклониться перед менталитетом и изобретательностью наших с вами сограждан: буржуев, по их пониманию, во-первых, необходимо держать за лохов и, соответственно, брать с них максимально. Самые наглые, как гласят предания, на деньги западных налогоплательщиков обзавелись приличной недвижимостью и движимостью – в виде машин, оргтехники и т.п. Правда, позднее сами фонды поняли, что деньги даже в Америке имеют привычку заканчиваться, из-за чего требования несколько ужесточили. То есть, масштабы урывания денег понизились – хватает лишь на хлеб, да немного на счетах остается.


Пример №1


Пару лет назад оказался я на обучающем семинаре, проводимом малоизвестным НПО с громким научным названием, претендующим, как минимум, на мировое имя. Семинар, несмотря на потенциально интересную тему, оказался в высшей степени квелым, плюс народ собрался какой попало, большинству до темы семинара было как до далекой звезды. И, как узнал я позже, состояться он должен был тремя месяцами ранее, впрочем и по бумагам выходило, что он успел успешно завершиться, вот только нелегкая принесла проверяющего от грантодателя. После небольшого скандала НПО пришлось в спешном порядке на оставшиеся средства мероприятие провести, ну, и видно было, что делали, лишь бы отчитаться. Самое интересное, что получатель денег еще и судился с фондом, т.к. те по договору не до конца выплатили. Вот это люди – стальные нервы (и совесть)!


Как же зачастую происходит сам процесс получения денег? Как и повсеместно в стране, на уровне Саке-Маке. Допустим, был случай, когда один честный гражданин США, работающий здесь в полугосударственной американской организации, вознамерился предложить фонду совместный проект, рассчитывая, что ему, как американцу, реализовать подобное будет легко. В итоге он жаловался, что хотя и предполагал, что столкнется с проявлением коррупции, но что настолько… Видимо предложенный благотворителями “откат” оказался за рамками его ограниченного восприятия.


Вот теперь мы пришли к этому термину. Откат. На многочисленных тусовках неправительственных организаций как минимум 50% междусобойных бесед посвящены теме получения вожделенных средств, ну и как следствие постоянно мелькают фамилии персон из различных фондов и негласные “тарифы” на их услуги по лоббированию гранта. Чаще, конечно, фамилии все-таки наши, но иногда попадаются и “ихние”. А что, не люди что ли? К тому же атмосфера в Казахстане так и располагает к коррупции, пусть даже самой минимальной. На тех же тусовках при желании любой новичок может абсолютно бесплатно получить любую консультацию по отмыванию средств от гранта, народ по доброте душевной может поделиться жизненным опытом и по добыче необходимых документов, как и сведения дебетов с кредитами. В чем и без того поднаторело сто процентов казахстанцев, так или иначе связанных с собственным бизнесом.


Пример №2


Одна из организаций братского Израиля с представительством в Алматы набирала наших специалистов в сельском хозяйстве для обучения в кибуце. Вот и моему знакомому специалисту вместе с приглашением, врученном в представительстве, сразу же сообщили, что правительство государства Израиль оплачивает все, но нужно 500 американских долларов на то, на сё. Наш товарищ таковых денег не имел и от поездки на землю обетованную отказался. Через месяц ему звонят люди, занятые набором по той же программе, и сообщают, что цена того-сего снизилась на 200 долларов. Наш товарищ и этому предложению не обрадовался и предпочел далекому Израилю пребывание на родине. Здесь нужно сообщить, что специалистом он был на самом деле высокого уровня, вследствие чего наши вербовщики получили по голове из центра за то, что его нет в списках приглашенных. Тогда ему звонят опять и радостно сообщают, что специально для него программа абсолютно бесплатна, пусть пакует вещи. Но было поздно, наш гражданин чего-то обиделся и никуда не поехал.


Эпилог: закат демократии?


Вот собственно и все, что бы хотелось сказать. Если к этому добавить, что большая часть средств, выделяемых грантодателями, расходуется на приглашение всевозможных специалистов, обучающих наших знатоков прописным истинам, а еще денег как в прорву (по признанию самих филантропов) уходит на обучение основам чего угодно наших полупещерных чиновников на исторических родинах всевозможных форм демократии, то и получается, что КПД расходуемых денег, ну, не более 10%. Остальное достается сподвижникам… Вот и живем там, где и живем….


Пример №3 (трагический)


Чтобы не думали, что все котам масленица, приведу трагический пример. Некое наше НПО по развитию рынка, инноваций и чего-то еще пользовалось благосклонностью североевропейских обладателей лишних денег: ездили туда обучаться, здесь тоже, все как полагается… офис, зарплата, оборудование. Чему их там обучали — неизвестно, однако по приезде под крышей родного НПО активисты-общественники развили бурную деятельность по образу и подобию МММ, то бишь организовали традиционную финансовую пирамиду. Как водится в таких случаях, собрав у граждан наличку, руководитель с ней канул в небытие. Однако через два года пришло сообщение из Москвы, где говорилось, что он – то есть беглый руководитель – найден у себя на квартире с пулей в голове. Как правило, грантодатели такие методы используют крайне редко, поэтому можно считать, что с жадным дядей расправился кто-то из ближайшего окружения, с которым он, видимо, не поделился. Другими словами, хочу сказать, что иногда деньги добра не приносят – всегда нужно с кем-то делиться.

Новости партнеров

Загрузка...