ЗлыДНИ-kz. Том II

Мир выжил, потому что смеялся

25 февраля 2004 г.


История 5


На душе у Басекеkz было неспокойно. Он смотрел телевизор, в котором Дашенька, глядя на отца неестественно расширенными, неморгающими, и оттого страшными глазами, благодарила всех за помощь и поддержку. “Нас было семьдесят тысяч!” — тихо воскликнула Даша, и Басекеkz почему-то представил себе огромную армию шагающих куда-то Дашенек с такими же страшными глазами… Он выключил телевизор.


Вызвав в свой кабинет Соловья-Советника, Басеке долго молчал… Соловей изучающе поглядывал на шефа, хотя настроение начальника уловил с того момента, как вошел в его кабинет.


— Ну что, — наконец спросил Басекеkz, — что там на съезде интересного-то было? Рассказывай уж, не томи.


— Да что может быть интересного на съезде, — понимающе улыбнулся Советник. И начал свой доклад с организационных просчетов…


— Да ну тебя совсем с твоим видением, — нетерпеливо перебил его Басекеkz. — Но неужели вот, например, тебе нравятся эти жуткие ролики?


— Да что, сговорились все, что ли? – вырвалось у Советника, — но он тут же спохватился. – Басекеkz, не об этом речь сейчас. Ну, вот, например, вам эти ролики, конечно, не очень нравятся. Ну, или, может быть, совсем не нравятся, — поправился он, заметив, как резко сдвинулись брови Басекеkz. — Ну и еще кое-кому они, может быть, не понравятся. Но ведь большая часть населения посмотрит и подумает: а что, хорошее дело. Вступлю и я туда же. Ведь и партия перспективная. Да и карьера ни с того ни с сего в гору не пойдет…


— Но, ведь ты же так не сделаешь? – в голосе Басекеkz, как послышалось Советнику, прозвучали почти просительные нотки.


— Нет, никогда, — твердо ответил самый верный солдат Басекеkz.


— А сам, небось, пальцы крестиком держишь, — устало проговорил шеф. — Ну, ладно, свободен, доклад со своим видением на столе оставь. Я все, что надо, и так вижу…


Соловей, затаив в душе незаслуженную обиду, вышел в приемную.


На этот раз он не лукавил: его пальцы не перекрестились ни разу. И ролики ему не нравились…


И признания в любви Дашеньке в “Терми” писал тоже не он: от его имени действовал подлый враг, коварный псевдо-Йорик.


***


20 февраля 2004 г.


История 4


История ХХ. Из жизни журналистов, или Грустная история про Мальчика Писа


Мальчик Пис из известной газеты Большого Усатика “Большая деревня” задумчиво сидел в кабинете и тихо грустил. Вроде бы и для особой грусти по большому счету не было повода. Несмотря на свой возраст, за последние полтора-два года он сделал головокружительную карьеру. О таком окладе, как сейчас, он еще два года назад и мечтать не смел. Но…


Но таких “но” было много. Жилье дорожало быстрее, чем увеличивались его заработки, а квартиру свою иметь в центре города ой как хотелось. Он с ужасом представлял себе выражение лица своей жены, которую втайне боялся, потому что она была значительно умнее его. Он переживал свою полноту, ведь взросление далеко не у всех сопровождается полнотой. Да и видна же разница между взрослым дядей и толстым мальчиком. Невольно вспоминался незабвенный Карлсон…


Но главное, главное – этот мерзкий подлец из “Террми-2”! Этот Секе – Наглый Журналист! Так вот этот Секе недавно в своем мерзком “Терми-2” написал про него ужасную статью. И теперь коллеги весьма косо посматривали на него, а девушки за спиной мерзко хихикали…


Конечно, признаться себе в том, что в чем-то Секе был прав, он не мог. И от этого становилось еще грустнее. Раньше он мог бы, как всегда прячась за псевдонимом, опубликовать достойный ответ в подпольной газете “40 градусов по Цельсию”. Но подлый “Терми-2” еще в прошлом году убил эту газету.


Правда, когда-то он и сам печатался в “Терми-2”… Но теперь он даже боялся ходить на журналистские тусовки, чтобы не встретиться с мерзкими и всегда ехидными типами из “Терми-2” и особенно с Секе.


Вдруг он вспомнил об одном очень популярном сайте – “ВсяМерзость.кз”, стиль публикаций которого очень нравился Мальчику Пису. Он вспомнил, как несколько месяцев назад один молодой Тип в сером костюмчике, неулыбчивый, с простой русской фамилией и стальными глазами подходил к нему. Этот Тип предлагал сотрудничество.


Куда же я дел его визитку?” — судорожно подумал Мальчик Пис. Через десять минут визитка была найдена, и он по телефону уже договаривался о встрече…


Встретились в коридоре какого-то офиса. Мальчик Пис, сбиваясь и нервничая, рассказывал Этому Типу о своих обидах. Но рассказ его не вызывал интереса, и он постоянно натыкался на равнодушный стальной взгляд Этого Типа. “Нет, этот твой Секе или Беке… даже не знаю, кто такой… меня совсем не интересует…” – Этот Тип выдержал паузу и продолжил.


Вот кто меня интересует” – он протянул Мальчику Пису непрозрачную папочку с несколькими листочками.


— Пиши об этих, краткие тезисы по каждому приложены, будет готово – звони.


Этот Тип, не протягивая руки, буквально почти растворился в пространстве.


Мальчик Пис грустно вздохнул и пошел читать полученные листочки. Тут он нашел много знакомых фамилий, да и краткие тезисы Этого Типа не понадобились, фантазия Мальчика Писа была, как ему казалось, на более высоком уровне. Одним словом, пришло озарение. Идея была просто гениальна. Через как бы призму мерзкого Секе наехать на указанных Этим Типом персонажей, представляя их кого другом, а кого хозяином Секе. Имели ли эти персонажи отношение к Секе, значения абсолютно не имело: Этот Тип ценил только рафинированную мерзость, причем в любом контексте.


Мальчик Пис улыбался и был очень доволен собой. За последние дни он посмел, правда украдкой, несколько раз с превосходством посмотреть на свою жену.


Какой я теперь “Мальчик Пис”? – думал он — И не мальчик вовсе, и не Пис никакой. Да и кто помнит те далекие времена и те события, которые и дали ему такое имя…”


Но Мальчик Пис рано радовался… Впереди его поджидало по крайней мере два несчастья. Первое – писать во “ВсяМерзость.кз” он уже больше не сможет по той причине, что он в одной статье уже написал сразу обо всех. А новые персонажи, интересующие Этого Типа, появлялись не так и часто. И второе – были и никуда не делись те люди, которые еще хорошо помнили, за что Мальчик Пис получил свое прозвище…


***


18 февраля 2004 г.


История 3


Дашенька отвечала на вопросы журналистов. Пресс-конференция была в полном разгаре.


— Скажите, а как вы, как лидер партии, относитесь к монополизации СМИ в KZ-стане? – спрашивали журналисты.


— Что вы имеете в виду под монополизацией? – холодно удивилась Дарья Басекевна.


Ее оборвал тихий насмешливый свист. Дашенька бросила один из своих фирменных взглядов в сторону Соловья. Советник мгновенно перевел свист в минорную тональность и начал что-то разглядывать на собственных ногтях.


— Если вы оглянетесь вокруг, то увидите, что говорить о монополии в сфере масс-медиа в Казахстане просто смешно, — продолжала Даша.


— В последнее время все чаще затрагивают тему преемника президента. Что вы об этом думаете? – задал вопрос журналист, сидящий в первом ряду.


Типичный “термит”, засланец от папы, проверяет…” — думала Даша, заученно повторяя, что президент у нас молодой, красивый и умный.


— И вообще, этот вопрос уже следует закрыть до 2013 года, — закончила Даша и, повернувшись к пресс-секретарю, спросила: — Что там у нас со временем, по-моему, пора заканчивать.


— Да, конечно, — смутился пресс-секретарь и объявил пресс-конференцию закрытой…


***


13 февраля 2004 г.


История 2


Мизантропыч пребывал в расстроенных чувствах. Ни на кого из сотрудников нельзя было положиться, ровно половина из них не разделяла его взглядов, что на работу надо приходить вовремя, и самое неприятное, изменять своим убеждениям принципиальные “ТЕРМИты”, по-видимому, не собирались. Другая половина не понимала веселых шуток шефа и вздрагивала всякий раз, когда он встречал их фразой: “Здравствуйте, господа подследственные!


В последнее время Мизантропыч все больше убеждался в истинности утверждения, что нет в мире совершенства, и все сильнее привязывался к своей собаке. После “ТЕРМИ-II” это было самое близкое для него существо…


— Мы его теряем, — говорил на тайном вечернем собрании термитов особо доверенный. — Если в ближайшее время ничего не произойдет, придется прибегнуть к экстренным мерам…


Произнося последнюю фразу, особо доверенный сам поежился от внутреннего холодка и значительно посмотрел на членов тайного собрания.


Прошло еще несколько дней. Мизантропыч пришел на работу и сначала долго не мог открыть “Терми”. “Черт знает что такое”, — раздражаясь, подумал редактор. Он начал нервно шарить рукою по столу и наткнулся на знакомый предмет – пачку жевательных резинок “Дирол”. Однако, он точно помнил, что ничего подобного в последнее время не покупал. “Хоть бы жвачки свои с собой уносили”, — думал редактор, соображая, кто бы это мог забыть на его столе эту гадость. Впрочем, пачка оказалась початой, и несколько пластинок соблазнительно торчали из правильного прямоугольного отверстия. Одна из них высунулась чуть дальше своих подружек, словно напоминая, что иногда лучше жевать, чем говорить. Мизантропыч машинально потянулся за пластинкой, хотя жевать ему в это паршивое утро точно не хотелось, но вместо податливого прямоугольного комочка на его пальцы из коробочки выпрыгнул огромный американский искусственный таракан…


Мизантропыч затих, потом попытался раздавить бедное животное, но, поняв, что это сделать не удастся, начал исследовать коробочку. Она оказалась с сюрпризом…


Весь оставшийся день редактор развлекался. Сначала он пригласил в свой кабинет самую универсальную сотрудницу, которая через минуту с визгом выскочила от шефа. В течение дня познакомиться с тараканом смогли все сотрудники “Терми”. Мизантропыч веселился от души.


А вечером, когда редактор засобирался домой, весь состав “Терми”, таинственно шушукаясь, собрался за его спиной. И когда Мизантропыч начал уже с подозрением коситься на всю эту ораву термитов, особо доверенный вышел вперед и, смущенно покашливая, протянул редактору огромную валентинку.


Мизантропыч, мы вас любим! – хором крикнули сотрудники “Терми-II”…


Мизантропыч в полном смятении чувств убежал. Сотрудники поздравили друг друга с победой.


***


11 февраля 2004 г.


История 1


— Даник, надо что-то делать, — тревожно поблескивая глазами, шептал Тамада на ухо Даниле.


— Тама, не суетись, — осторожно разлепляя глаза и прикладывая к гудящему виску заботливо поданный секретаршей графин со льдом, проговорил товарищ Северный.


— Ты слыхал, что мама с Дашей учудили?


-Ты о съезде, что ли?


— О съе-езде! – передразнил Тамада — Проснись и пой, о съезде уже все забыли, ты из окна своего кабинета выглядываешь иногда или только по областям разъезжаешь?


— А что?


— А то, что теперь из нашего окна площадь красная видна, а на ней белой мраморной плиткой выложено слово… Догадываешься, какое?


— Ну-у?! – удивился Данила.


— Да уж не “Соса-Соlа”.


— Да не может быть, чтобы Басекеkz не знал, — засомневался Северный…


— Эх, Даня, — с укоризной в голосе проговорил Тамада — Так ведь и до меня по срокам можешь недоплюнуть. Пойдем, на площадь посмотрим.


— “Да, — любуясь зловеще-алым заревом, грустно думал Данила, — это, конечно, не чайку с фронтона убрать…”


— Надо срочно что-то предпринимать, — снова засуетился Тамада, — И знаешь, по-моему, есть неплохая идея…


…В назначенный день в администрации был устроен грандиозный банкет по подходящему случаю. Тусовка на этот раз, чувствуя приближение грозы, вела себя на редкость отвязно. “Кто же из великих сказал, что шестое чувство воспринимается пятой точкой?” – вспоминал Тамада, наблюдая за телодвижениями дам. Наконец, ему был подан знак: Басекеkz приехал.


Тамада погрозил пальцем одной из чудесниц и пошел встречать Басекеkz. Тот, конечно, был не в духе. Во главу стола прошел молча и на редкость холодно выслушивал высокопарные речи. Но вот Тамада объявил инициативные тосты, и из десятков и сотен физиономий навстречу Басекеkz выдвинулось миловидное женское лицо. Он рассеянно прослушал начало речи, в которой дама восторженно благодарила “нашего Басекеkz” за процветание и умножение всех благ и проч., и проч.


“… Вы, Басекеkz, возродили этот город на реке, дали ему новую жизнь, вы один прозорливо шли к своей великой цели, не обращая внимания на злоязыких глупцов и верных, но недалеких соратников, — говорила дама, — поэтому сегодня я предлагаю переименовать Астану, этот прекрасный город в город Басекеkz – Басекент”.


…В зале нависла гробовая тишина. Тамада в эти недолгие секунды понял, что ощущают космонавты перед стартом… Но вот в глазах Басекеkz заблистала слеза, он поднялся навстречу милой даме и с чувством поцеловал ее.


Эх, что бы ты без меня делал, Даник”, — думал Тамада под звуки оживающего тоя. Банкет затянулся за полночь…


***


Предыдущие десять историй читайте здесь: ЗлыДНИ-kz. Том I.

Новости партнеров

Загрузка...