Алтынбек Сарсенбаев: “Я – не крестный отец ДВК!”

Беседа на съезде партии ДВК

“Асар” всерьез не воспринимаю”


— Алтеке, вас в свое время назвали крестным отцом первоначального ДВК. На ваш взгляд, является ли Дарига Назарбаева единственной крестной матерью “Асара” или же кто-то стоит и за ней самой?


— Создание “Демвыбора” — это был серьезный, осознанный выбор, если хотите, вызов со стороны ряда государственников-реформаторов, которые, исчерпав возможности для изменения общества и модернизации политической системы в рамках исполнительной власти, пошли в открытую, публичную политику. И называть кого-то одного крестным отцом, стоявшим за спиной этих ребят, было бы некорректно, неэтично, и даже неприлично.


Образование ДВК — это объективный процесс, связанный с множеством субъективных причин. За десять лет развития нашего общества выросло новое поколение. Их называют “технократами”, “управленцами”, иными определениями…


— “Младотюрками”, например…


— Не важно. Главное, что выросло целое поколение (чиновники, предприниматели, политики и другие), которое сделало все возможное для проведения радикальных социально-экономических реформ в стране. Проведя эти реформы, они убедились, что без дальнейшей политической либерализации невозможно сохранить и углубить достижения в экономической сфере. Эти ребята и организовали ДВК.


Что же касается моей роли… Скажем так, в той ситуации, во время так называемых “ноябрьских событий” 2001 года, возникла объективная необходимость ускоренного образования организации вроде “Демвыбора”. Это движение, в принципе, могло появиться и годом-двумя позже. Но поскольку эта ситуация возникла именно тогда, я стал одним из активных участников процесса, приведшего к созданию ДВК. И, видимо, именно поэтому некоторые люди считают меня человеком, “стоявшим” за ДВК…


— Понятно. Но все же вернемся к “Асару”: является ли Дарига Назарбаева автором сценария и главным режиссером этой политической драмы? Или она все же только соавтор, причем – второго плана?


— Скажу так: когда она занималась концертной деятельностью, то мы все вполне искренне ей аплодировали. Когда же она начала заниматься публичной политикой, то у нас возник вполне закономерный вопрос, который сейчас задаете и вы: стоит ли кто-то за ней? Лично я не вижу никого за ее фигурой и “Асар” всерьез как партию, способную на серьезную политическую деятельность, не воспринимаю.


— Можно ли рассматривать эту партию как некого “белого коня”, на котором в большую политику вернется Рахат Алиев? Лично вы такую возможность видите?


— Вопрос о возвращении г-на Алиева в большую политику – прерогатива президента страны. Если глава государства считает, что усиление “Асара” означает и усиление политических позиций этого человека и примет решение об его возвращении на большую “арену”, тогда общество получит точный сигнал о том, для чего именно эта партия создавалась.


— Алтеке, вы уже прокомментировали в “Нави” “информацию” о том, что вы не вели с “отановцем” №2 г-ном Ермегияевым сепаратные переговоры о совместных действиях двух партий. И все же, откуда дует этот “ветер”, с чьей подачи?


— Кому это надо – я не знаю. Я же сказал в “Нави”, что с Ермегияевым я в последний раз встречался 4 года назад и больше с ним не виделся. “Ак жол” ни с кем, ни с “Асаром”, ни с “Отаном”, ни с кем-либо еще, сепаратных переговоров не ведет. И не будет вести. Не для того создавалась наша партия, чтобы прорываться в парламент непрозрачным способом. Ведь вы же знаете, что наша партия настаивает на прозрачности предстоящих выборов, собрала свыше 700 тысяч подписей казахстанцев под таким требованием. И если бы мы начали вести тайную игру, то потеряли бы лицо!


— То есть, вы не ломаете голову над тем, кому это выгодно?


— Конечно, лица, заинтересованные в дискредитации “Ак жола” и вбивании клиньев между нами и “Отаном”, между нами и “Асаром” есть. Но ломать голову над тем, кто конкретно над этим работает, я не собираюсь.


“Демократии “впервые” не бывает”


— Алтеке, можно ли провести некую параллель между ДВК с “Ак жолом” и большевиками с меньшевиками? То есть, одни из вас более радикальны в выборе методов достижения цели, другие – менее, но цель, по большому счету, одна и та же?


— Ни в коем случае. Потому что я лично не вижу признаков “большевизма” или “меньшевизма” ни у ДВК, ни у нас.


— Но в программной речи Асылбека Кожахметова, например, прозвучало намерение добиваться ограничения полномочий президента РК и усиления роли парламента. Готова ли, на ваш взгляд, власть к такому переходу?


— Вопрос не в том, готова или не готова к такому шагу власть. В первую очередь надо к этому готовить общество. Если мы подготовим его к таким переменам, то власть долго сопротивляться не будет. У нее уже не будет аргументов говорить “нет”. Вся проблема в том, что мы начинаем выдвигать какие-то инициативы, делать установки без учета реальной подготовленности нашего общества. В результате получается печальная картина: власть – сама по себе, политические партии – тоже, да и общество – где-то в сторонке.


Потребность в конституционных реформах уже назрела. Еще в период принятия действующей Конституции говорилось, что этот Основной закон рассчитан на переходный период. Теперь, я считаю, что этот транзитный период в экономике и социальной сфере уже прошел и нам просто необходимо двигаться дальше…


— Но не кажется ли вам, что Нурсултан Назарбаев начала 90-х годов в плане личного демократизма в силу объективных или субъективных причин очень отличается от сегодняшнего Нурсултана Назарбаева? То есть, общество-то обществом, но ведь и этот фактор очень важен в дальнейшем развитии нашего государства?


— Если судить по его посланиям к народу, то у него такая готовность есть. Но, по реальным действиям, мы этого не видим. Думаю, что он сейчас тоже находится в раздумье. Хотя он сейчас и не предпринимает никаких конкретных шагов, но все же и не отрицает необходимость политического реформирования. Мне кажется, что он внимательно следит за реакцией общества на свои слова. Если вызовы, требования общества в этом плане усилятся и станут императивом значительной части общества, то, думается, он начнет делать правильные шаги в нужном направлении.


— Даже так? Тогда на что же, по-вашему, направлен курс партии “Асар”, возглавляемой Даригой Назарбаевой: на сохранение суперпрезидентской модели управления государством или же переход к парламентаризму?


— Эту партию как обладателя серьезной политической и экономической программы я не рассматриваю. Потому что по-настоящему серьезная партия не организует парламентскую фракцию раньше оглашения своей политической программы, за два дня до проведения своего первого съезда. Это нелогично и несерьезно.


Такие шаги доказывают, что эта партия рассчитана только на решение каких-то кратковременных задач. Вполне естественно, что если они заявили, что полностью поддерживают курс президента, а их лидер сказала, что до 2013 года все могут “отдыхать” (не только претенденты на пост президента страны, но практически все политически активные граждане страны), то, скорее всего, “Асар” выступает за сохранение нынешнего положения вещей в обществе. А ее лидеры при этом хотят укрепиться и усилить свои позиции во властных структурах.


— Алтеке, здесь, на съезде, неоднократно звучали слова типа “ДВК впервые в Казахстане” сделало то, сделало се… Но ведь история казахстанской политической оппозиции началась гораздо раньше? Был НКК во главе с Олжасом Сулейменовым, был “Азамат”, новая “абдильдинская” Компартия, РНПК, наконец. Как вы оцениваете роль, например, того же Акежана Кажегельдина в оппозиционном движении?


— Вы правы в одном – демократии “впервые” не бывает. Акежан Магжанович тоже не является первопроходцем в формировании казахстанских демократических реалий. В этом плане таковыми я считаю Верховные Советы, активно работавшие на заре нашей независимости. Я думаю, что именно тогда были заложены основы демократии в современном Казахстане.


Что касается непосредственно Акежана Магжановича, то я считаю, что он на определенном этапе сыграл ключевую роль в формировании демократической оппозиции, поскольку тогда он был единственной крупной фигурой в той среде. Сегодня политиков подобного ранга становится все больше и больше. И, думается, что время само покажет, кто и какое место займет в политической жизни Казахстана.


— Но вы лично видите у г-на Кажегельдина какое-либо политическое будущее или все же его вершины остались только в прошлом? Можно ли его назвать, грубо говоря, политическим “трупом”?


— Я не люблю и не хочу никого так называть. Тем более действующих политиков.


Мне кажется, вопрос заключается в следующем: ныне действующие политики не должны утверждать свое лидерство попытками возглавить какие-то легионы. Как правило, такие легионы погибают поодиночке, даже не успев подойти к линии фронта. Задачи ныне действующих политиков должны заключаться в другом: как сформировать устойчивые общественные институты, при которых наступят реальные изменения политической сферы Казахстана. Вот над чем надо ломать голову.


— Вот как? А не кажется ли вам, что наша оппозиция слаба именно потому, что практически каждый ее мало-мальски значимый деятель мнит себя Наполеоном? И потому не хотят объединяться в достижении общей цели, поскольку при этом им придется “ложиться под кого-то”? Насколько борьба самолюбий, подчас даже ложных, мешает, на ваш взгляд, этому процессу формирования демократических институтов?


— Да, такая проблема есть. Нельзя разрывать и без того узкое демократическое поле в угоду личным амбициям отдельных персон. Если эти люди действительно исповедуют демократические ценности, то и в жизни, и в межличностных отношениях они должны быть подлинными демократами.


Что касается ситуации в целом, то я думаю, что раньше каждый “лидерчик” имел за собой небольшую группу сторонников, что давало ему право говорить о том, что он создал целую партию. Но появившиеся сегодня действительно массовые партии уже предъявляют жесткие требования к своим лидерам. Это уже не партии “вождистского” типа, когда один выступает, за ним – десять нукеров, а остальные – нечто вроде массовки.


“Ак жол” сумел обойти такую проблему, поскольку создавался на принципиально новых условиях и основаниях. Рядовые члены нашей партии с самого начала весьма строго оценивают наши действия и заявления.


Скромный “маяк” интеллигенции


— Российский СПС уже отказался от института сопредседателей, убедившись в его политической неэффективности и посчитав, что он был одной из причин провала этих либералов на парламентских выборах. Не планирует ли и “Ак жол”, в котором насчитывается целых пять сопредседателей, пойти по этому пути. Ведь и в Казахстане скоро грядут парламентские выборы?


— У нас институт сопредседателей сформирован не только по принципу разделения полномочий. Это не разделение сфер влияния. Это своего рода слепок нашего общества, каждый сегмент которого тяготеет к кому-либо из них. То есть, это такие знаковые фигуры, каждая из которых дает определенный сигнал каждому сегменту общества – “будьте ближе к нам””. Ведь наше казахстанское общество по ценностным категориям еще не определилось до конца, в единую, так сказать, “спайку” не сплавилось.


Это больше вопрос не лидерства, а укрепления партии в единое целое…


— Даже так? Тогда лично вы, Алтеке, какому именно сегменту общества сигнализируете? Чиновничеству, что ли? Дипломатам, скажем?


— (Пауза, затем – смех). Я думаю, что наше чиновничество не ждет никакого особого сигнала. Там работают достаточно умные, подкованные люди. Чиновничество будет обслуживать любую партию, пришедшую к власти.


— Я бы с вами поспорил насчет готовности чиновничества обслуживать ЛЮБУЮ партию, но времени нет… Хорошо, тогда какому же сегменту вы сигнализируете, если не чиновничеству?


— После вступления в партию на третьем съезде меня, Амалбека Тшанова, Тулегена Жукеева и других, нас поддержала значительная часть нашей интеллигенции, особенно – творческой. Судите сами: 11 лауреатов Государственных премий разных времен, деятели науки, культуры, спорта, журналистики! Возможно, что наше вступление в “Ак жол” для кого-то из них послужило своего рода сигналом…


— Алтеке, вы по образованию и первой специальности – мой коллега, журналист. Не планируете вернуться на прежнюю стезю хотя бы в плане хобби. Скажем, в публицистику? Ведь ваши политические коллеги стали в некотором роде и вашими творческими коллегами: Болат Абилов вел телешоу “Собственное мнение”, а Алихан Байменов ведет на казахском языке “Темирказык”, выходящую в эфире “Казахстан-1”. Прямо поветрие какое-то…


— Я никогда не отходил от профессии журналиста. Семь лет я работал корреспондентом и главным редактором, продолжаю заниматься этим и сейчас.


— Да? И где же можно почитать ваши творения?


— Вы же их часто читаете – интервью, например…


— Это не в счет!


— Я сейчас весьма активно сотрудничаю с несколькими серьезными изданиями. Если мои скромные размышления заинтересуют и другие средства массовой информации, то я открыт для сотрудничества и с ними.


— Спасибо за беседу, Алтеке!


Новости партнеров

Загрузка...