Душанбе-Москва-Душанбе: дорога смерти

Сегодня московские СМИ в публикациях по Центральной Азии останавливаются на российско-таджикских отношениях.


“Новые известия” пишут, что главный вопрос повестки дня ожидаемого визита Путина в Таджикистан — дальнейшая судьба 201-й мотострелковой дивизии.


Издание считает, что принципиальная схема уже согласована лидерами двух стран: “Таджикская сторона соглашается на создание на основе этой дивизии российской военной базы под Душанбе, выделение под нее земли в безвозмездное пользование, а российская сторона берет на себя охрану таджикско-афганской границы. Однако то, что дата визита так и не подтверждена, говорит о том, что сторонам еще не удалось согласовать все пункты российско-таджикского соглашения”.


Агентство «Азия Плюс» (Таджикистан) уточняет, что в середине октября президент России Владимир Путин планирует прибыть в Душанбе c первым в истории таджикско-российских отношений официальным визитом.


По времени визит В. Путина совпадает с саммитом глав государств Организации Центрально-Азиатского сотрудничества (ЦАС), членом которой теперь станет и Россия. В Таджикистане надеются, что по результатам переговоров между сторонами будут подписаны документы, официально закрепляющие устные договоренности, которые были достигнуты таджикским и российским президентами в Сочи 4-5 июня и которые обозначали прорыв в таджикско-российских отношениях. Это, прежде всего, соглашения по комплексу военных вопросов и урегулированию проблемы таджикского долга России, решение вопросов трудовой миграции таджикистанцев в РФ”.


“Новая газета”, касаясь темы мигрантов, сообщает, что на маршруте Душанбе — Москва бесследно исчезают люди. А по маршруту Москва — Душанбе перевозят тела погибших при невыясненных обстоятельствах.


Ночная дорога в аэропорт «Домодедово». Пост ГИБДД. Около будки — группа людей, что-то обсуждают. Таджики. Милиция остановила их «восьмерку» и предложила отдать сто долларов за то, чтобы они смогли вовремя попасть на самолет в Душанбе. Мой сопровождающий — руководитель информационного центра таджикской диаспоры Каромат Шарипов — говорит, что это обычная практика”.


По словам Каромата Шарипова, стоимость авиабилета с учетом милицейских «надбавок» возрастает почти вдвое. Но все равно — проще лететь самолетом, поскольку на Павелецком вокзале, откуда таджики едут домой, милиция занимается поборами еще откровеннее. Во время «проверки паспортного режима» часто отнимают не только деньги, но и одежду, что поприличнее.


Рассказывает Каромат Шарипов:


Отношение в спецприемниках иммиграционной службы к людям хуже, чем к заключенным в Ираке! Судите сами. Заключенным — иначе не назовешь — выдают три куска хлеба в день. Людей не лечат. Изоляторы переполнены. Изолятор на 24-м километре Дмитровского шоссе рассчитан на 350 человек, а там находятся 960. Сидят по 40-60 человек в камере. Вентиляция как таковая отсутствует. Вдобавок сотрудники над ними издеваются, бьют.


Кроме политики, это бизнес, пишет издание. По словам самих задержанных, за 200-300 долларов спецприемник может отпустить человека восвояси. Две минуты телефонного разговора стоят 50 рублей. Это, наверное, самый дорогой тариф в Москве. Встреча с посетителем стоит полтысячи. Родственники принесли передачу — за это нужно отдать 300 рублей.


В 2003 году Россия, по неофициальным данным, депортировала более 40 000 таджиков (по данным российской иммиграционной службы, гораздо меньше). Посчитайте денежный оборот спецприемников сами. Кстати, иммиграционные службы, которые обязаны по закону депортировать иностранцев за счет бюджета, предоставляют выдворяемым самим оплачивать дорогу домой. Но деньги-то на депортацию выделяют…


А на кладбище в московских Кузьминках растет мусульманский сектор. За последние год-два там появилось более ста таджикских могил. Здесь хоронят тех, чьи родственники не в состоянии вывезти тело на родину. И тех, кто пропал вначале без вести, но чьи трупы были впоследствии выданы родственникам. Причем очень часто выдают тела уже тогда, когда причину смерти установить практически невозможно. Родственники считают, что чаще всего это побои, но в документах в 80 процентах случаев в качестве причины смерти указывают «передозировку наркотиками», примерно в 20 процентах — «заболевания сердечно-сосудистой системы».


По данным правительства Таджикистана, посольство этой республики ежегодно отправляет на родину 600-800 гробов, хотя подтвердить или опровергнуть эту цифру официально работники посольства так и не решились. Правозащитники же считают, что эта цифра много больше.


Но на самом деле могилы — не худший вариант. Ту же дорогу от аэропорта «Домодедово» в Москву сами таджики прозвали «дорогой смерти». По словам гастарбайтеров, здесь исчезают люди”.


Обратимся к российско-узбекским отношениям.


“Трибуна” пишет, что сотрудники УБОП Тверской области при содействии своих узбекских коллег задержали опасного террориста.


38-летний Мерзажан по кличке Иноли приехал в Тверь несколько месяцев назад. Сняв квартиру, причем без всякой регистрации, он, по мнению оперативников, приступил к вербовке сторонников, целью которых было совершение террористических актов.


В его досье, которое было получено из МВД Узбекистана, содержались доказательства причастности Мерзажана к взрывам административных зданий в Ташкенте и то, что он — один из лидеров мусульманской экстремистской партии «Хизб-ут-Тахрир», ставящей своей целью свержение государственной власти в Узбекистане”.


“Коммерсантъ” добавляет: управление ФСБ России по Нижегородской области сообщило о пресечении на территории региона деятельности партии «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами».


У 11 задержанных членов партии оперативники изъяли гранаты и большое количество материалов, пропагандирующих воссоздание всемирного исламского халифата и свержение неисламских правительств”.


Однако правозащитники считают, что в деле «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» не все так однозначно, как говорят в ФСБ. Правозащитники и адвокаты задержанных по делам «Хизб-ут-Тахрир» считают, что операциями против партийцев в России «имитируется борьба с терроризмом«. «Настоящих террористов найти не могут, а на арестах исламистов, которые ни от кого не скрываются, можно сделать хороший пиар«.


Это вроде свои российские хизбутовцы, но ФСБ в последнее время ловит все больше узбекских их собратьев.


Ъ сообщает: “28 мая 2001 года в ходе совместной операции сотрудниками ФСБ и МВД РФ в Москве задержан активист группировки Нодир Алиев, объявленный в международный розыск генпрокуратурой Узбекистана. В том же году Алиев экстрадирован в Узбекистан.


6 июня 2003 года в Москве по подозрению в причастности к «Хизб-ут-Тахрир» задержан 121 гражданин Узбекистана и Таджикистана, скрывавшийся на территории НИИ «Гранит» на шоссе Энтузиастов. Из них в ходе следствия 55 человек признаны причастными к организации, остальные отпущены. Однако из этих 55 подследственных в деяниях 53 признаков уголовного преступления не обнаружено. Среди арестованных оказались двое лидеров группировки — гражданин Киргизии Алишер Мусаев и гражданин Таджикистана Акрам Джалолов. Против них были возбуждены уголовные дела, так как в автомобиле Мусаева был обнаружен пластит и три ручные гранаты, а среди вещей Джалолова — тротил и два капсюля-детонатора с огнепроводными шнурами. Им предъявлено обвинение в незаконном хранении боеприпасов. Следствие также установило, что настоящая фамилия Мусаева — Юсупов и он несколько лет разыскивается Интерполом за терроризм.


16 февраля 2004 года в Москве арестован один из лидеров «Хизб-ут-Тахрир», гражданин Узбекистана Юсуп Касимахунов, объявленный Узбекистаном в международный розыск в феврале 2000 года за терроризм. Дело передано в суд”.


***


При составлении обзора использованы материалы дайджеста «Центральноазиатские новости» от ИА «Фергана.Ру«

Новости партнеров

Загрузка...