Цепь совпадений

Рассказы о выборах

Это рассказ о выборах депутата Мажилиса Парламента РК по 40-му избирательному округу (Карагандинская обл.). Одним из кандидатов оказался действующий аким Осакаровского района – Торебеков А.Т. Многие пытливые умы предсказывали события, которые потом и случились.


Часть 1. Подготовка


С началом избирательной кампании по округу поползли слухи:


— с бюджетников (врачей, учителей…) собирают подписи о том, что они будут голосовать за “правильных” кандидата и партию. При этом пугают: мол, по базе данных, которая получится в результате электронного голосования, мы проверим, кто за кого проголосовал. Так же “подписывали” на посещение встреч с кандидатом;


— или поступали проще: говорили, что если в нашем поселке нужный кандидат наберет мало голосов, всем будет плохо: урежем бюджеты, закроем школы, сена никто не получит и проч.


Кропотливой подпольной “работой с людьми” дело не ограничилось. 11 сентября 2004 г. в городе Сарани (тоже изб.округ №40) вышла газета “Ваша газета” (учредители: аппарат акима и маслихат г.Сарани).


Весьма значительно данное СМИ было заполнено хвалебными материалами о баллотирующемся акиме.


Это еще не скандал.


Кроме этого на первой полосе “Вашей газеты” располагались два ругательных материала о главных соперниках приглянувшегося “Вашей газете” кандидата.


Авторами первого оказались… Правильно! Бюджетники! Статья так и называлась: “Обращение медицинских работников города Сарани к Шаекину Р.М.” (Шаекин Р.М. – один из главных соперников Торебекова А.Т.). В обращении медработники: “выражали свое возмущение”, становились на защиту руководства города (аут! – Авт.), призывали земляков подумать, стоит ли отдавать голоса за Шаекина Р.М., и т.д. (Увы, нет возможности привести текст обращения полностью – это перл обкомовских времен! Читать его – отдельное наслаждение.)


Но и это – не скандал.


А вот вторая статья, которая оказалась актом №13 Саранской территориальной городской избирательной комиссии – это уже слишком.


Во-первых: ни один из актов от первого до двенадцатого опубликованы не были.


Во-вторых: в акте №13 обвиняется другой перспективный соперник (Усатов Н.Е.) в опубликовании сфабрикованной статьи (заодно и журналистку – автора статьи зацепили), в нарушении статей 5 и 7 Конституции РК (разжигание межнациональной розни и посягательство на государственный язык). В довесок комиссия делает вывод о том, что: “Н.Е. Усатов не имеет морального права представлять Парламент Республики Казахстан”. (Я-то, наивный, думал, что избиркомы создаются для того, чтобы ГРАЖДАНЕ решали, кто какое моральное право имеет.)


И в последних: наверное, все же не стоило наводить широкие слои населения (небюджетников) на мысли о мутных связях избиркомов с акиматами.


Вот какие дружные акимы! Сарань и Осакаровка далеки друг от друга… хотя в наш век скоростей, коммуникаций и глобализаций все возможно – например неформальные профсоюз или партия акимов РК… и подшефные избиркомы.


Далее.


13 сентября оклеветанная журналистка и автор статьи (по поручению Центра Правовой помощи СМИ) приехали в Сарань за пояснениями. И вот что мы узнали:


— Документы территориальной избирательной комиссии хранятся в акимате (со слов председателя ТерГорИзбирКомиссии Блата И.В.). Причем у господина И.В.Блата имеются некоторые проблемы с ключами от помещения, где находится его сейф.


— Блат И.В. пообещал предоставить нам документы, на основе которых был сделан акт №13, но ушел в акимат и не вернулся (нашел политическое убежище там?).


— Нас в акимат не пустили, пропуски выдать отказались.


— Тогда мы пошли в ТерГорИзбирКомиссию. Оказалось, что там совещание. И ведет его не кто иной, как руководитель аппарата акима г.Сарани Е.И.Бородина.


— Мы попытались узнать у госпожи Бородиной, что она делала на совещании избиркомов, но она отказалась беседовать с нами. Мы, конечно же, всуе упомянули Закон о СМИ, на что Е.И.Бородина ответила, что она его не знает. После чего также скрылась от нас в акимате.


— Мы подали жалобу в прокуратуру г.Сарани на действия вышеуказанных лиц. Прокуратура рекомендовала нам обратиться “в правоохранительные органы”.


— Сразу после нашего визита по Сарани поползли слухи, что бюджетников заставляли писать расписки о том, что они не смогли купить газету “Ваша газета”. Якобы неизвестные лица скупили весь тираж.


Вопрос: Кто может “напрячь” бюджетников писать нелепые расписки? Не те ли, кто их постоянно “напрягает” улицы подметать?


Вот такие правила игры. У нас сложилось впечатление о “централизованном управлении” предстоящим избирательным процессом. А у вас?


Часть 2. С какой целью?


(Вопросы возникли в результате присутствия на выборах 19 сентября в г.Сарани).


1. Конверты


Утром мы узнали, что голосование будет с конвертами: избирателю выдается конверт, в который он спрячет заполненные бюллетени.


Мы стали выяснять, кто это придумал. Председатели избиркомов сослались на территориальную избирательную комиссию. Те сказали, что это решение Центральной избирательной.


Мотивировка: урны прозрачные, и тайна голосования может быть нарушена.


Однако: Если избиратель захочет сохранить в тайне свой выбор, он может сложить бюллетень пополам.


Вопрос: Для чего урна сделана прозрачной?


2. Запасы бюллетеней


Так же, до начала голосования обнаружился зловещий избыток бюллетеней.


Конституционный Закон РК “О ВЫБОРАХ…”: Статья 37. п. 2. …бюллетени изготавливаются в количестве, равном числу избирателей в избирательном округе с резервом 0,1 процента от общего числа избирателей в избирательном округе.


Вопрос: С какой целью был создан такой избыток бюллетеней?


Таблица 1. Избытки и нарушения


(Составлена по копиям протоколов)



















































































































































































































№ участка


Избирателей по спискам


Чистых бюллетеней по кандидатам


Запас бюллете-ней, %


Проголосовало по спискам


Бюллетеней в урнах


Нарушения


1


408


2267


2400


5,9


1176


1175


1,2


2


409


1208


1208


0,0


665


665


1,2


3


410


2353


2500


6,2


1173+25


1198


1,2


4


411


1454


1429


-1,7


802


не написано


1,2,3


5


412


2519


2600


3,2


не написано


не написано


3,4


6


413


2223


2300


3,5


908


908


2,5,6


7


414


1702


1900


11,6


790


790


2,6


8


415


1873


1900


1,4


831


831


2


9


416


359


400


11,4


183


183


1,2


10


417


603


600


-0,5


280


280


2,6


11


421


1726


1800


4,3


815


2


12


422


963


1000


3,8


441


441


1,2,7


13


423


1801


1801


0,0


468


468


1,2,4


14


424


450


500


11,1


140


140


2


15


425


1916


2000


4,4


844


844


2


16


426


1004


1004


0,0


не написано


не написано


1,2,3,4,6


17


427


853


1200


40,7


438


438


2


18


428


998


1000


0,2


663


не написано


2,3


19


429


1253


1400


11,7


582


582


2


20


430


399


500


25,3


378


378


2


21


431в/ч


188


не написано



188


188


2,3


Итого


27924


29442


5,4


НАРУШЕНИЯ заполнения протокола


1 — Не указано, сколько бюллетеней выдал каждый член комиссии


2 — Записи о результатах голосования не продублированы прописью


3 — Смотрите в таблице, чего они не заполнили


4 — Не указано число погашенных или недействительных


5 — Нет печати


6 — Протокол подписали не все члены изб.комиссии


7 — Исправления.


3. Мертвые души


К участкам 416 и 417 относится район Сарани, в котором много разрушенных многоэтажек. Некоторые из них (кирпичные) полностью уничтожены (разобраны и проданы). Однако в списках избирательных комиссий имеются граждане, которые якобы проживают (прописаны) в этих, уже не один год, несуществующих жилищах.


Вопрос: Как же так?


4. Далеко


На многих участках урны и кабинки находились от наблюдателей на расстоянии до 10 метров. Мы спрашивали членов избиркомов: “Почему далеко?” Они отвечали: “Наблюдатели претензий не имеют”.


Вопрос: Почему далеко? С какой целью?


5. В чужом глазу


За соблюдением законов наблюдателями и журналистами члены избирательных комиссий следили более рьяно, чем за соблюдением законов самими собой. У журналистов ревниво требовали удостоверение и задание редакции. Иногда еще и удостоверение личности.


Вопрос: Пришлось взять с собой 21 (!!!) задание редакции – по одному для каждого участка. Зачем такой расход бумаги?


6. Хитрый ход


Некоторые наблюдатели от партии “Отан”, кроме необходимых документов, приносили с собой дополнительные (копии свидетельств о регистрации партии). На ЭТОМ основании некоторые председатели избиркомов стали требовать с остальных наблюдателей такие же свидетельства.


Мы приезжали и спрашивали


(участок № 423 – один из…)


Корр.: Почему вы не пропустили наблюдателя?


Председатель: Нет соответствующих документов.


Корр.: Каких?


Председатель: Которые положены по закону… Сейчас подойдет секретарь и все объяснит.


Секретарь: Должны быть копии свидетельства о регистрации. Тут присутствуют несколько наблюдателей: у них все документы в порядке.


Корр.: А по закону что требуется?


Секретарь: …Его не выгнали. Ему сказали подождать. Он находится в зале для голосования (Наблюдатель вышел в зал вместе с нами. До этого он сидел в какой-то подсобке, грустный такой).


Корр.: А почему не зарегистрировали?


Секретарь: Потому что люди пришли с ксерокопиями свидетельства о регистрации.


Корр.: Люди могли принести все, что угодно. А как правильно?


Секретарь: Мы его зарегистрируем. Мы не отказали категорически. Сейчас должны позвонить, и мы все это уладим. Я считаю, что это даже не предмет для разговора.


7. Памятка


Пытаясь найти письменное подтверждение применения конвертов, мы попали в территориальную городскую избирательную комиссию (Председатель Блат И.В).


Председатель: Сейчас мы позвоним в Караганду.


Корр.: А у вас нет такой бумаги?


Председатель: Я не знаю, может быть, она и есть. Ее сейчас надо искать. В последний момент решение было принято ЦИКом.


Потом нам предъявили книжку, которая называлась: “Памятка члену участковой избирательной комиссии”. Почитав ее, мы поняли, что неожиданное введение конвертов планировалось еще в начале лета (памятка подписана в печать 9 июня).


8. Бумаги где?


Далее Блат И.В. продолжил поиски распоряжения о применении конвертов. Но вскоре сослался на работника аппарата акима, который на время выборов работает в некоей оперативной группе и отвечает за информацию по всем вопросам.


Корр.: Так документ к кому пришел?


Председатель: В областную избирательную комиссию.


Корр.: Документ там остался или дошел до вас?


Председатель: Наверное, дошел до нас.


Корр.: Где должен храниться этот документ?


Председатель: У меня.


Корр.: Но у вас он не хранится?


Председатель: Пока он не дошел до меня.


Корр.: То есть документ до вас еще не дошел, а вы уже дали указание?


Председатель: Центризбирком дал указание.


Корр.: Через вас?


Председатель: Через нас и напрямую всем, кто занимается выборами.


Корр.: Но у них тоже нет никакого документа?


Председатель: Их информировали.


Корр.: То есть такие вещи можно делать не письменно?


Можно, наверное…


8. Те же списки, только в профиль


В новой редакции конституционного закона о выборах предпринята попытка (или видимость попытки?) ликвидировать дополнительные списки. Однако вот что рассказывают наблюдатели:


Участок № 411: “…по звонку с регионального избиркома, якобы там разрешили допускать до голосования без поквартирных карт, со слов избирателя”.


Участок № 416: “…были товарищи, которых не было ни в списках, ни в компьютере. Члены избирательной комиссии звонили в центральный штаб, те — в Караганду. Все это выяснялось, и разрешали проголосовать”.


Участок №410: “…по новому закону о выборах дополнительные списки исключаются. Здесь же так: люди не включены в списки, но они пишут заявление, потом по телефону согласуется это все с вышестоящими избиркомами, и эти люди вносятся в список. Можно сказать, что так и остались дополнительные списки”.


И т.д… Так что вскоре замелькали одни и те же избирательные лица на разных избирательных участках.


Председатель участка №411: “…начали приходить без поквартирных карт. Возник вопрос, как быть? Мы стали отправлять их за поквартирными картами. Они: “Плевать мы хотели на выборы ваши, если вы заставляете нас ходить туда-сюда!” Я позвонил в терком. Там ответили, что ситуация такая везде. Пусть избиратели заявления пишут, и включать их в дополнительный список.


Наблюдатель 410 участка пожаловался:Лично со мной такая ситуация. Зная, что буду наблюдателем, я за месяц до выборов подал заявление в местный акимат, чтобы меня зарегистрировали на этом участке, так как я проведу день здесь. Мое заявление зарегистрировали. Но потом оказалось, что меня не зарегистрировали. И это не только я – есть еще люди. По закону местные власти обязаны были внести меня в списки”.


Вопрос: Почему к одним избирателям избиркомы относятся трепетно, а к другим — наоборот? С какой целью?


421 участок


Остаток знаменательного дня мне пришлось провести на участке №421. Стартовый инцидент заключался в том, что…


Рассказ наблюдателя: “По выездной урне… заявления, которые, якобы подавались избирателями, оказались без подписей. Выясняется на месте, что некоторые избиратели не подавали заявления и даже не знают, кто это мог сделать”.


Мы пошли получить объяснения у председателя участка №421 (Е. Тукебаев). К тому времени он отделил несколько заявлений о голосовании на дому от основной массы и никого к ним не подпускал. Сначала Е.Тукебаев хотел дать пояснения после выборов, но после наших заунывных цитирований законодательств он передумал и пояснил сразу:


Корр.: Откуда взялись эти заявления?


Председатель: Написали избиратели.


Корр.: А те, которые вы отложили отдельно?


Председатель: Тоже!


Корр.: Заявления должны быть подписаны до 12 часов.


Председатель: Они и были подписаны до 12.


Корр.: А наблюдатели говорят, что подписывали во время голосования?


Председатель: Не, не, такого не было.


Корр.: Значит, четыре наблюдателя обманывают?


Председатель: Ну да! Конечно!


Корр.: А я могу сфотографировать эти заявления?


Председатель: Нет. Что вы!


В конце концов, отложенные заявления бесследно исчезли.


После мы поехали с выездной урной. Интересности продолжались: в одной из квартир нас громко послали на… Соседи поведали, что по данному адресу проживает дедушка без рук и ног и психически больная бабушка. На наш вопрос о том, кто из них написал заявления, члены избирательной комиссии ничего внятного не ответили.


По следующему адресу оказалось, что избирательница уже сходила лично и проголосовала.


Последним оказался дедушка, неадекватность которого сеяла в нас сомнения в том, что он писал какие-то заявления.


Мы вернулись. Настало двадцать часов — голосование закончилось. Члены комиссии сгрудились в тесный кружок (я бы даже сказал: райком. – Авт.) и около двух часов шептались. Председатель иногда разговаривал по телефону. У нас появилось подозрение, что данный участок является “подстраховочным” и в случае “неправильных” общих результатов здесь будут производиться попытки “корректировки”. Наконец, председатель объявил, что 815 человек проголосовали. По данным наблюдателей, проголосовали 799. Подсчет начали с не проголосовавших бюллетеней.


После нескольких пересчетов выяснилось, что, как минимум, 30 бюллетеней не хватает. Наши вопросы об их местонахождении остались без ответов. Далее считались проголосовавшие бюллетени. После выборочной проверки кучек были обнаружены бюллетени, попавшие не туда. Пересчитали. Все время подсчета члены комиссии пытались оттеснить наблюдателей подальше, натягивали веревочку, за которую нельзя было заходить, и пугали удалением из помещения.


Закончилось все это около 4 часов ночи. После чего члены комиссии закрылись в кабинете и еще около часа выписывали протоколы, иногда консультируясь с кем-то по телефону.


…Страна просыпалась — мы ехали спать.


Вариант ответа


Разные теории можно построить на основании всей этой каши. Например, такую. Предположим, что все эти груды “случайных совпадений” — глубоко эшелонированная и замаскированная оборона против “неправильной воли народа”.


1. Чем больше неугодных наблюдателей удастся “убрать”, тем легче общая задача.


2. Если не удалось удалить – посадим далеко, отгоним, натянем веревочку… Конверты тоже помогут против любопытных глаз.


3. Выездные урны – кладезь сюрпризов.


4. Если не поможет ни п.1, ни п.2, ни п.3., тогда утомим наблюдателей и выпишем им протоколы с ошибками. Потом можно признать такие протоколы неправильными и пересчитать голоса заново.


Это как вариант. И если нет видимых препятствий для его существования, то это плохо. Значит, эти препятствия надо придумать… Если кому-то это надо.


P.S.: Большее число голосов по избирательному округу №40 набрал кандидат-аким. Как и планировалось.


Новости партнеров

Загрузка...