Вершитель правосудия “по-туркменски”

Генеральный прокурор Туркменистана – Атаджанова Гурбанбиби Сенгреновна, в настоящее время является одной из наиболее ключевых фигур политического истеблишмента страны и, до недавнего времени, благодаря своим “исключительным заслугам” в расследовании покушения на Туркменбаши 25 ноября 2002 года, пользовалась его безоговорочным доверием.


Её путь к власти был относительно быстр. Родилась прокурор в 1947 году в городе Теджене. Получив высшее образование, она проработала на различных должностях в системе прокуратуры Туркменистана: помощником прокурора Тедженского района, прокурором Каахкинского района, заместителем начальника отдела кадров Генеральной прокуратуры, заместителем Генерального прокурора, а с 3 апреля 1995 года занимает пост Генерального прокурора Туркменистана.


За время её пребывания в этой должности внесудебным преследованиям подверглись сотни человек. Г. Атаджанова, исполняя поручения С. Ниязова, начала применять невиданные методы в прокурорской практике. Бизнесмены, чиновники, отставные и действующие офицеры МВД, МНБ и министерства обороны, простые граждане, чем-то насолившие “великому отцу туркмен”, приглашались в ее кабинет и принуждались к подписанию заявлений на имя президента Туркменистана об отказе от своей собственности, жилых помещений, автомобилей, частных производств и прочего в пользу государства. Тот, кто отказывался от подписания “соответствующих бумаг”, – немедленно получал уголовное обвинение и отправлялся в следственный изолятор.


На основе безапелляционного навета С. Ниязова на бывшего заместителя председателя Центрального банка А. Хаджиева Г. Атаджанова санкционировала конфискацию его собственного дома, домов его сестры, тестя, выдала ордера на аресты его братьев и родственников жены. С 1998 года А. Хаджиев не работал в Центробанке, однако голословного обвинения относительно его возможной причастности к делу о краже 41,5 миллионов долларов оказалось достаточным для Г. Атаджановой.


Необходимо отметить, что, будучи длительное время на столь высоком посту, генпрокурор сколотила себе огромное состояние. Это настолько бросалось в глаза, что еще в июне 1999 года сам Туркменбаши по-отечески был вынужден сделать ей, купившей для зятя новый “Мерседес”, публичное замечание: «Зачем надо было покупать зятю «Мерседес», только портишь парня… Известно мне и то, что ты замахнулась на строительство двух двухэтажных домов. Спрашивается, на что они тебе, ты ведь Генеральный прокурор страны! Быть кристально честной – твой долг, надо быть скромнее».


3 апреля 2002 года закончился срок конституционных полномочий Гурбанбиби Атаджановой в должности Генерального прокурора Туркменистана. Однако, в этой стране Конституция является фиговым листком, позволяющим С. Ниязову прикрывать свои решения и действия. Он и постановил, что Г. Атаджанова должна продолжать служить.


“Звездный час” госпожи Атаджановой настал в ноябре 2002 года, после т.н. “покушения на Туркменбаши”, за что “железная леди” в январе 2003 года была награждена Ниязовым орденом “Туркменбаши”, “за образцовое руководство при выполнении специального поручения президента Туркменистана”.


По имеющейся достоверной информации, в данное время общее число арестованных по делу т.н. “покушения” на главу государства 25 ноября 2002 года, вместе с задержанными родственниками непосредственных исполнителей акции, составляет 782 человека.


Одна часть арестованных родственников содержится в Бекташской тюрьме, расположенной в Балканском велаяте страны, а другая часть содержится в ИТК-5 г. Бюзмеина и в Тедженской тюрьме. Как отмечается, многие из них были заочно осуждены и отправлены в тюрьмы, без проведения каких-либо судебных разбирательств, объявления им приговоров и сроков наказаний. Судьям сверху были даны указания о сроках наказаний тем или иным лицам, являющимся родственниками “врагов народа”. При этом, в большинстве случаев подследственные не были осуждены публично и даже не приглашались в зал суда. Данные уголовные дела стоят под личным контролем Туркменбаши, который сам же и назначает им сроки заключения. Практически во всех исправительно-трудовых колониях, особенно в тех, где содержатся осужденные оппозиционеры и их родственники, уже введены новые штаты должностей по преподаванию заключенным курсов по патриотизму и основ “духовной книги всех туркмен” — “Рухнаме”, написанной “Великим Вождем нации”. Согласно установленным правилам, теперь осужденные каждые полгода должны сдавать зачеты на знание основ этой книги, а заключенные, подлежащие амнистии, — обязательно сдать экзамен и произнести клятву на верность “Великому Сердару”. Такая же процедура предусмотрена для осужденных дальних родственников оппозиционеров, для включения их в списки амнистируемых. Не сумевшие сдать вышеуказанный экзамен, не выпускаются на свободу и продолжают отбывать наказание до следующей амнистии.


После завершения расследования “ноябрьского теракта” Атаджанова начала пользоваться исключительным доверием Ниязова. Под её началом в прокуратуре страны начинает наблюдаться невиданный доселе размах коррупции. При наличии хороших контактов с людьми, из числа приближенных лиц генпрокурора, можно закрыть практически любое уголовное дело. За взятку в крупном размере прекращаются даже уголовные дела, связанные с наркотрафиком. В качестве примера можно привести произошедший случай с Маей Нуриковой, являющейся уроженкой и коренным жителем столицы. Будучи одной из крупных коммерсантов г.Ашгабада, она занималась продажей различных драгоценностей и дорогостоящих ювелирных изделий, располагала рядом ювелирных магазинов в столице. Имела хорошие, “деловые” взаимоотношения с Г.Атаджановой. Как рассказывают сотрудники прокуратуры республики, двое граждан Афганистана были арестованы сотрудниками полиции, в связи с подозрениями в причастности к наркотрафику. В ходе ареста у них была обнаружена крупная партия наркотиков. Зная о тесных контактах М. Нуриковой в правоохранительных структурах, афганцы обратились к ней с просьбой помочь в этом деле. Как отмечается, она взяла за благополучный исход этого дела 40 тыс. долларов США и только 20 тыс. долларов из этой суммы передала Г.Атаджановой. Впоследствии, узнав о том, что за посредничество Нуриковой была “присвоена” половина суммы, Атаджанова в бешенстве отказалась от участия в этом деле и возврата уже полученных ею денег. На требование Нуриковой вернуть деньги, Атаджанова ответила категорическим отказом. При этом, коммерсантка, устроив скандал, с оскорблениями покинула здание генпрокуратуры. Позже, по инициативе Атаджановой, по сфабрикованному уголовному делу Нурикова была посажена в тюрьму, и в настоящее время она отбывает срок наказания в Дашогузской женской колонии. Несмотря на неоднократные амнистии, она до сих пор не может выйти на свободу. Генпрокурором ей лично было обещано, что она, если не умрет раньше, выйдет на свободу только после её отставки. Нурикова несколько раз писала жалобы на имя главы государства, однако её просьбы до сих пор остаются без ответа.


Безоблачная жизнь прокурора закончилась 17 декабря 2003 года, когда случилось непоправимое для Г.Атаджановой событие: она оказалась в центре грандиозного скандала. В стране активно муссировались слухи, что она была взята под стражу прямо в ходе заседания Кабинета Министров страны. “Внезапно” обнаружилось то, о чем в стране “не знал”, как оказалось, только сам “Великий Туркменбаши”. О том, что сын Генпрокурора является закоренелым наркоманом и причастен к незаконному обороту наркотиков, давно известно всем. Однако, высокий пост Г.Атаджановой и её статус “приближенного лица” к главе государства, до сих пор позволял её сыну оставаться вне досягаемости правоохранительных структур.


Как выяснилось позже, причиной неприятностей Атаджановой явились следующие обстоятельства. Более года со стороны спецслужб Туркменистана велась разработка по выявлению одного из каналов наркотрафика из Афганистана. В начале декабря 2003 года в районе Кушки, на туркменско-афганской границе, был взят с поличным наркокурьер, с 15 кг героина. Как выяснилось в ходе его допросов, к транспортировке наркотиков был причастен также сын прокурора, который впоследствии был арестован. После доклада главе государства и его персональной санкции, сотрудниками МНБ были проведены обыски в доме Атаджановой. При этом, в ходе проведенного досмотра личной автомашины сына прокурора марки “Мерседес”, в салоне автомобиля было обнаружено несколько граммов героина.


Несмотря на муссировавшиеся в различных СМИ слухи об аресте генпрокурора и её увольнении с занимаемой должности, пока она отделалась легким испугом и тем, что была подвергнута публичному оскорблению с использованием нецензурных слов со стороны Ниязова. При этом, Туркменбаши потребовал навести порядок в своей семье, угрожая в противном случае прокурору увольнением с работы.


Несмотря на произошедшие события и постоянную “кадровую чехарду” в высших эшелонах власти Туркменистана, Атаджанова продолжает оставаться практически единственным руководителем в правоохранительных структурах, бессменно занимающим свой пост в течение рекордного для Туркмении периода времени – более 9 лет. Возможно, генпрокурора спасло то обстоятельство, что она является “главным вершителем туркменского правосудия”, руками которой была учинена расправа над деятелями оппозиции к действующему режиму и была посвящена во многие тайны первого лица. В настоящее время она продолжает исполнять свои обязанности. Хотя, как видится экспертам, её отстранение от власти в будущем и даже возможное физическое устранение просто неизбежный факт, также как и судьба некоторых других высших государственных чиновников страны.

Новости партнеров

Загрузка...