“Правильное решение” для “уравнения правды”

Для некоторых представителей казахстанской оппозиции завершились судебные процессы, проходившие в алматинском межрайонном административном суде…

Для некоторых представителей казахстанской оппозиции завершились судебные процессы, проходившие в алматинском межрайонном административном суде, и надо отметить, не в их пользу. В то время как пропрезидентские лица, типа Киселева, Бояркина, Дьяченко, Агатаевой и прочих, празднуют победу, оппозиционеры бегают по судам и пытаются отстоять свои права. Прокуратура при поддержке ЦИКа предъявила трем бывшим кандидатам в депутаты в Мажилис Парламента РК от оппозиционного блока “КПК-ДВК” — Асылбеку Кожахметову, Маржан Аспандияровой и Бахыт Туменовой, иски в проведении несанкционированного митинга 12 октября в 12 часов близ площади Республики.


Как отмечали сами подзащитные и некоторые из свидетелей со стороны защиты, в тот день на площади проводился не митинг, как пытаются трактовать эту встречу власти, а именно встреча кандидатов с избирателями. Конечно, признается сенатор Зауреш Батталова, в этот день были лозунги и речи, но выступали только кандидаты, и говорили только о своей программе. Кстати, давая показания в пользу Кожахметова, сенатор, несмотря на “веские замечания” судьи, говорить только по делу, самоотверженно отстаивала свою позицию, утверждая, что, как соавтор действующего закона “О выборах”, она подтверждает, что 12 октября поводился не митинг, а встреча, о чем было оповещено заранее в газете “Соз”. На едкий вопрос со стороны прокурора и судьи, “почему оппозиционеры просили выделить им место для проведения встречи, а сами не воспользовались, когда им предложили провести мероприятие за кинотеатром Сары-Арка”, Батталова заметила, что “власти отчего-то очень любят отсылать ДВК на окраину города, а между тем, люди уже были предупреждены о том, что встреча состоится на площади Республики, и менять место ее проведения означало лишь потерять голоса электората”. Также сенатор заявила, что вообще-то трактовать закон надо определенным образом, и совсем не так, как это делает прокуратура. Для особо непонятливых она тут же озвучила, что имели в виду авторы законопроекта: “каждый кандидат свое право на встречу с избирателями реализует самостоятельно, и для этого не требуется специальное разрешение органов местного государственного правления”.


Надо отдать должное и адвокатам оппозиционеров. Было заметно, что они тщательно подготовились к заключительной речи. Одно лишь портило картину их выступления. Засыпая судей статьями и выдержками из Конституции и административного кодекса, адвокаты по какой-то причине говорили, запинаясь, то и дело поглядывая в лежащие перед ними записи. Кстати, если действительно в республике все-таки суд присяжных будет иметь место и право голоса, то нашим адвокатам, впрочем, так же как и прокурорам, необходимо будет обучаться еще и ораторскому искусству. Присутствуя в качестве наблюдателя на прошедших судебных слушаниях, не раз ловила себя на мысли, что нумерация статей мне практически ничего не говорит, а чуть слышные и невнятные выступления защиты и обвиняемой стороны заставляют напрягать слух. Надо отметить, что помимо невнятного произношения, заглатывания окончаний, предлогов и междометий наши юристы попросту бояться оторваться от написанного ранее на бумажке текста. Создается впечатление, что этих людей интересовал не столько сам процесс, а то, как они отчитались, в буквальном смысле этого слова.


Несколько странным выглядело и поведение судей. Дело в том, что процессы считались открытыми. Между тем, для представителей СМИ и наблюдателей вход был по непонятным причинам запрещен. Остается лишь гадать, чего именно боялись судьи. То ли того, что люди узнают правду, или что люди осудят их действия. Впрочем, настырность журналистов известна повсеместно, и практически вся пишущая братия была допущена на “открытые” слушания. Исключением явился лишь фотограф из газеты “Республика”, поскольку видеокамер и фотоаппаратов судьи и прокуроры боялись ещё больше и без всяких объяснений выставили за дверь представителей масс-медиа, имеющих на руках фото-видеотехнику.


Также хотелось бы обратить внимание на еще одну маленькую деталь. Во время заседания судьи старались не обращать внимания на возражения защиты, и все ходатайства попросту отклонялись. По словам Бахыт Туменовой, во время слушаний прокурор долгое время выдвигал протест против ходатайства ее адвокатов по поводу опроса свидетелей со стороны защиты. Между тем, якобы проходившие мимо собравшихся на площади группы людей и остановившиеся послушать свидетели, вызванные со стороны прокуратуры, оказались странными лицами. Как сообщил адвокат Бахыт Туменовой, эти люди не проживают по указанному адресу, и вообще, общежитие, которое они указали при даче показаний на суде, в настоящее время не существует. Странными выглядят и понятые, приглашенные участковым, который якобы хотел предъявить повестку Туменовой. Показания участкового и понятых вообще разные и противоречат друг другу, отметила бывший кандидат в депутаты. Судите сами, заметила Туменова, какую работу пытались найти два “молодых” человека в воскресенье рядом с площадью Республики? Если это “легенда”, то можно было бы придумать что-нибудь попроще и пооригинальней.


Утверждать, были ли на самом деле свидетели подставными, наверное, не стоит браться. Но стоит обратить внимание на то, что поведение судей, заключительная речь прокуроров и, соответственно, недовольство со стороны защиты на разных судебных слушаниях по делам Туменовой, Аспандияровой и Кожахметова необыкновенно идентичны. Видимо, в самом начале правоохранительные и исполнительные органы решили облегчить себе задачу и разделили одно дело на три параллельных. Трудно сказать, придерживались ли власти тактики “перелома веника по одной веточке”, однако с уверенностью можно сказать, что переубедить бывших кандидатов в депутаты им так и не удалось.


В заключение отмечу, что после судебных слушаний, как это заведено у нас, судьи удалились на неопределенное время, предварительно сообщив, что суд удаляется в совещательную комнату и вынесение приговора будет озвучено через час. Однако, решение судей в итоге было принято лишь к концу рабочего дня. То ли до Астаны не могли долго дозвониться, то ли решили испытать терпение вольнодумцев. Надо отметить, что прокуроры требовали оштрафовать каждого из обвиняемых на 20 МРП, что составляет чуть больше 18 тысяч тенге. Судя по рассказу Маржан Аспандияровой, у которой в настоящее время остались еще два обвинения (по которым судебные слушания состоятся в ближайшее время), судьи дружно поддержали требования прокуратуры и вынесли “правильное решение”. Между тем, по словам оппозиционеров, штрафы их вовсе не пугают. Все дело в отстаивании своих принципов, говорят они. Однако, судя по всему, каких бы принципов ни придерживались казахстанские оппозиционеры, власти, как обычно, все делают по-своему, поскольку пока в Казахстане большинство решений выводятся по принципу – “два плюс два равно отнюдь не пять, а даже десять”.

Новости партнеров

Загрузка...