Почему гражданка ФРГ Б.Брауер говорит по-казахски куда лучше, чем глава МИД РК К.Токаев?!

Часть 1. Кого мы обманываем?!


20-26 сентября в условиях, когда общественное мнение Казахстана было охвачено послевыборным ажиотажем, в стране проходил праздник под названием Неделя языков народов Казахстана. Она была посвящена 15-летию законодательного утверждения казахского в качестве государственного языка. Это событие, можно сказать, осталось практически незамеченным казахстанской общественностью в целом. На него не обратили никакого внимания даже некоторые такие казахоязычные газеты, которые регулярно участвуют во время от времени возникающих полемиках по языковому вопросу в Казахстане. Однако все же на неделе и накануне ее в казахских СМИ нашлось кому поднимать тему судьбы государственного языка в современных условиях. В конце недели государственный телеканал “Казакстан” показал посвященную казахскому языку передачу с участием представителей общественности. В ходе ее состоялся телемост Алматы с Шымкентом, Астаной и Уральском. При включении столицы перед телезрителями выступал в том числе и глава департамента языков в существовавшем до недавнего времени в качестве отдельного ведомства министерства культуры. Имел там же слово и бывший руководитель существовавшего прежде госкомитета по языкам С.Оразалинов. Он стал говорить о необходимости возрождения государственной языковой структуры с более высоким статусом. Но тут присутствовавшая в Алматинской студии известный филолог А.Османова раскритиковала деятельность С.Оразалинова в бытность того руководителем вышеназванного комитета и потребовала объяснений. Журналистка Назира Бердалы, которая вела передачу, не нашла ничего другого, как тут же отключить Астану под тем предлогом, что время, отпущенное тамошним участникам, истекло. В общем, получился конфуз. Хотя речь прежде всего шла о празднике языков народов Казахстана, праздничного настроения ни в рамках этой передачи, ни в других выступлениях в СМИ по теме государственного языка не чувствовалось. Превалировал же вопрос “Кто виноват?”.


Редакция специализированной газеты “Ана тiлi” (“Родная речь”) вопрос поиска виновных в том, что казахский находится в столь плачевном состоянии, сделала гвоздем своего очередного номера. Там склонны считать, что главным виновником такого положения является власть. Насколько оправдан такой вывод?


Власть как виновник – это в данном случае абстракция. Она даже очень удобна и приемлема для всего корпуса тех, кого мы называем властями предержащими. Потому что никто конкретный там не сочтет, что это именно в его адрес. А еще никто конкретный и не подумает оспаривать такое абстрактное обвинение. Потому что оно никому из этих самых властей предержащих не мешает жить дальше, не ударяя палец об палец ради исправления сложившейся ситуации.


А если какой-то структуре или группе, представляющей власть, языковой вопрос начинает угрожать нарушением ее привычного уклада жизни и дополнительными хлопотами, ситуация в конце концов регулируется таким образом, что в проигрыше оказывается не властное чиновничество, а язык, чей соответствующий статус, казалось бы, закреплен в Конституции этого самого государства. Приведем в качестве примера всего один факт.


В начале 2002 года в Мажилисе при рассмотрении проекта Закона “О дипломатической службе” само правительство РК, представленное в данном случае руководством министерства иностранных дел, добилось исключения из него 9-статьи, где было сказано: “человек, поступающий на дипломатическую службу, обязан знать государственный язык”. Таким образом, госслужащие из нашего внешнеполитического ведомства освободились от обязательств по казахскому языку. И что же?! Какова была реакция болеющей за судьбу языка общественности на страницах казахоязычной прессы и через электронные СМИ? Возмущение было. Но оно было проникнуто какой-то беспомощностью и обреченностью на неуспех. И очень скоро сошло на нет. Та же газета “Ана тiлi”, которая в дни праздника языков народов Казахстана снова поминала власть без упоминания этого и других, аналогичных ему вопиющих случаев, тогда не нашла ничего другого, кроме как обратиться к руководителям парламента устами своего авторитетного автора: “Разве только пара-другая депутатов или Международное общество “Казак тiлi” обязаны думать о судьбе казахского языка? Где же вы, прямодушные и продвинутые, сознательные и грамотные граждане-казахи? Так и будете безропотно сносить позорное положение своего языка?..” (из открытого письма первого вице-президента Международного общества “Казак тiлi” О.Айтбайулы председателю Сената О.Абдикаримову и председателю Мажилиса Ж.Туякбаеву от 21.02.02 г.). Надо ли уточнять, что это обращение ровным счетом ничего не дало в отношении вышеназванного законопроекта?! Он был принят в таком виде, в каком его хотели видеть тогдашний министр иностранных дел Н.Идрисов (сын классика казахской журналистики) и премьер-министр К.Токаев (сын классика казахской литературы), — за исключением статьи, гласящей так: “человек, поступающий на дипломатическую службу, обязан знать государственный язык”. Так сыновья признанных мастеров современной казахской словесности добились исключения законодательного требования о том, чтобы в возглавляемом ими внешнеполитическом ведомстве знание государственного языка было обязательным. Какой после этого может быть спрос с остальных, то есть простых смертных?!


Может, описанный случай — досадная случайность, исключение из правил? К сожалению, это не так. Да, мы можем, если даже не простить, то хотя бы понимать реакцию описанного порядка со стороны казахских СМИ. В конце концов, кто платит – тот и заказывает музыку. Тут имеются в виду государственные дотации, распределяемые правительственными структурами. Но должны ли мы проявлять такое же понимание к тем, кто поставлен как страж соблюдения законности. Статья 83 действующей Конституции РК гласит: “Прокуратура от имени государства осуществляет высший надзор за точным и единообразном применением законов, указов президента Республики Казахстан и иных нормативных правовых актов на территории Республики, за законностью оперативно-розыскной деятельности, дознания и следствия, административного и исполнительного производства, принимает меры по выявлению и устранению любых нарушений законности, а также опротестовывает законы и другие правовые акты, противоречащие Конституции и законам Республики Казахстан”. В случае с требованием МИД РК в лице Н.Идрисова и его патрона К.Токаева исключить из проекта закона “О дипломатической службе” 9-статьи, обуславливающего знание государственного языка человеком, поступающим на дипломатическую службу, как раз и имело это самое противоречие как Конституции, так и одному из действующих законов. Пункт 1 статьи 7 Основного закона Казахстана гласит: “В Республике Казахстан государственным является казахский язык”. В пункте 2 этой же статьи говорится, что “В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык”. То есть там совершенно ясно сказано, что русский язык может использоваться наравне с казахским, а не вместо него, как это теперь установил, по настоянию правительственного ведомства, Парламент. Конституция, имеющая высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Казахстана, не освобождает работника, который пользуется русским, от обязанности знать государственный язык. А глава VI Закона “О языках”, принятого в 1997 году, уже императивным образом обязывает дипломатов знать казахский язык, поскольку объявляет его единственным коммуникативным средством межгосударственных отношений Республики Казахстан.


Казалось бы, ситуация незыблемая. Но авторитетная властная структура не мытьем, так катаньем вывела себя из-под действия неудобных законодательных требований. Ее, похоже, совершенно не заботит то, что ее усилия по развязыванию своих рук привели к коллизии двух Законов – “О языках” и “О дипломатической службе”. Для нее, видимо, ничего и то, что теперь поставлено под сомнение положение Конституции РК о государственном языке. Так что теперь, чтобы устранить коллизию, надо бы пересмотреть не только Закон “О языках”, но также и Основной закон. Но прошло два с половиной года. И никто до сих пор не обращает никакого внимания. Действуют и Конституция от 1995 года, и Закон “О языках”, действует также противоречащий им Закон “О дипломатической службе” от 2002 года. И это никому не мешает.


Да, в свое время МИД РК, в нарушение соответствующих положений из Конституции и Закона “О языках”, добивалось исключения из законопроекта, касающегося своей сферы, обязательности использования казахского языка. И добилось. Международному обществу “Казак тiлi” в лице его вице-президента О.Айтбайулы и газете “Ана тiлi” куда разумней было бы тогда обратиться с соответствующим требованием в Генеральную прокуратуру, а не слезно взывать к совести и патриотизму депутатов Парламента. Было бы еще понятней, если бы на эту коллизию обратила внимание сама прокуратура и опротестовала бы одобренный Парламентом Закон “О дипломатической службе” в Верховном суде. В этом случае победа тех, кто радеет за права государственного языка, была бы гарантирована на все 100 процентов. Кстати, опротестовать “пробитый” МИДом РК Закон “О дипломатической службе” не поздно и сейчас. И успех, с точки зрения права, гарантирован. Но никто не дает хода этому правомерному и с точки зрения законности, и с позиции морали требованию. Видимо, в действительности утверждение государственного языка в официальной сфере жизни РК никому не надо. Так кого же мы обманываем?!


Действительно – кого? О многом говорит уже то, что публичные радетели казахского языка из казахоязычных СМИ при такого рода конкретных случаях проявляют, как правило, удивительную деликатность, граничащую с готовностью войти в положение чиновников, рвущихся вывести себя из-под действия языкового установления Основного закона государства. Они, если и не проходят мимо таких вопиющих случаев из практики государственных мужей, недолго говорят о них. А самое главное, быстро забывают о них и больше ни за что не вспоминают. Такая практика наводит на мысль о том, что обсуждение языкового вопроса в казахоязычных СМИ, по-видимому, напрямую контролируется и регулируется сверху. Впрочем, это не бог весть какое открытие. Практически все казахоязычные СМИ сидят на государственных дотациях. То есть материально зависят от этой самой власти, на которую они время от времени пытаются навесить вину за плачевное состояние.


Окончание следует

Новости партнеров

Загрузка...