Выборы-2004: работа над ошибками

Предсказуемые итоги выборов в Мажилис Парламента породили не менее предсказуемые комментарии в прессе некоторых казахстанских политиков о том, как отановская победа напоминала президентские выборы 1999 года и, напротив, о том, как она “существенно отличалась” от выборов в маслихат.


На этом фоне прошедший “круглый стол” в Алматы с участием известных казахстанских политиков и политологов выделялся мистической свежестью взгляда на проблему. Да и тема “круглого стола” говорила сама за себя: выборы 2004 года стали своеобразной генеральной репетицией предстоящих президентских выборов.


“За круглым столом” собрались представители практически всех партий, участвовавших в выборном процессе. Как ни странно, среди них не оказалось только представителей РПП “Отан”, несмотря на то, что ранее один из ее руководителей — Болатхан Тайжан — подтвердил свое участие в дискуссиях. Дела партийные тому помешали или причиной отсутствия стал свирепствующий в городе грипп, история умалчивает. Но факт остается фактом. Мнение “Отана” так и осталось за кадром. Участникам встречи пришлось самим анализировать итоги выборов, извлекать уроки и проводить самостоятельную работу над ошибками.


Проигравшие представители партий, оправдывая свое поражение, приводили в качестве доказательств свои итоги голосования, отличные от данных ЦИКа, ссылаясь на “коррумпированность власти”.


Исследования местных политологов во многом были схожи с мнением политиков. По словам президента Центрально-Азиатского агентства политических исследований Ерлана Карина. победа “Отана” была не такой уж “абсолютной” и препарировал послевыборную ситуацию в стране в абсолютно новом ключе: сравнив парадоксы советской политической системы с казахстанской партсистемой, оставив без внимания уже надоевшие споры об электронном голосовании.


Вспомните парадоксы советской партийной системы, — начал свое выступление Ерлан Карин, — Первый из них гласил так: “В стране нет безработицы, но при этом почему-то никто не работал”. Второй — “никто не работал, но производительность труда растет”. Третий парадокс: “Производительность труда растет, но в магазинах ничего нет”. Четвертый — “в магазинах ничего нет, но дома у всех все есть”. Пятый — “дома у всех все есть, но все недовольны”. И последний парадокс: “все недовольны, но все всегда голосуют “за”.


В обществе были высокие ожидания от выборов, которые могли бы заложить основу конкурентной борьбы политических партий и новые принципы взаимоотношений между властью и оппозицией. Но, к сожаленью, все получилось наоборот. Власти решили только техническую задачу по обеспечению пропрезидентского большинства. Эти выборы стали поводом для новых споров и конфликтов между властью и оппозицией. Партия “Отан” получила большинство голосов на прошедших выборах, но, отмечу, это было не абсолютное большинство. На выборах участвовало 50% избирателей, и только чуть больше 60% их них проголосовало за пропрезидентскую партию. При этом отмечу, что я оперирую официальными итогами голосования. По данным независимых социологических служб, партия власти набрала намного меньше голосов по стране, хотя, имея такой ресурс, могла бы спокойно и самостоятельно набрать еще более высокие показатели. Получается, “Отан” не способна самостоятельно мобилизовать свои силы в поддержку реформ президента? Интересно, как же она будет мобилизовать электорат во время выборов 2006 года? Вполне возможно, что президент не может рассчитывать на их поддержку в каких-то кризисных политических ситуациях… После выборов 19 сентября на протяжении нескольких дней подряд партия “Ак Жол” с блоком ДВК-КПК вела прямую критику в адрес президента, возлагая на него персональную ответственность за итоги прошедших выборов. Но партия, к сожаленью, предпочла молчание, их контратака началась только на следующей неделе. Причем достаточно вяло. Возникает вопрос: если объединенные усилия провластных партий недостаточно эффективны, то насколько нужны такие помощники и союзники президенту, тем более в преддверии президентских выборов?


У “Отана” был свой электорат?


Генеральный директор Центра коммуникативных технологий “Репутация” Гульмира Илеуова привела свое исследование казахстанского электората.


По ее мнению, если на выборах в 1999 году в группе поддержавших РПП “Отан” преобладали люди со средним специальным и высшим образованием (наибольшую поддержку партия получила со стороны избирателей молодежных возрастных групп и среднего возраста, а также жителей городской местности), то уже в 2004 году среди сторонников “Отана” преобладали только городские жители (59,0%). Большая часть электората “Отана” имеет высшее (40,2%) и среднее специальное образование (37,0%).


В гендерном отношении электорат партии отличался сбалансированностью (мужчины – 49,3%, женщины – 50,7%), — комментирует ситуацию Г. Илеуова. — Наибольшую поддержку партия получила со стороны избирателей среднего возраста (до 40 лет), в частности, среди избирателей в возрасте 25-34 лет за нее были готовы проголосовать 22,1%, среди 35-44 летних – 21,6%. С точки зрения социально-профессионального статуса, наиболее активные группы приверженцев партии “Отан” отмечались среди пенсионеров (17,2%), работников бюджетной сферы (15,2%), рабочих (11,2%) и домохозяек (10,2%). Также необходимо отметить, что для значительной части сторонников партии “Отан” характерно оптимистическое настроение. Как показывают результаты исследования, каждый второй (52,8%) представитель электората партии предполагает, что изменения в их жизни в ближайшие несколько лет будут к лучшему, и каждый третий (31,9%) уверен в этом.


Таким образом, можно сказать, что не произошло никаких существенных изменений в группе поддержки данной партии, у партии в основном сформировался свой электорат.


Самые образованные голосовали за КПК?!


У Коммунистической партии Казахстана (КПК) в 1999 году в электорате преобладали мужчины, жители городов и лица в возрасте старше 60 лет, — продолжает Гульмира Илеуова. — В отношении горожан, можно сказать, что на их долю в “копилке” коммунистов пришлось две трети всех голосов. Необходимо отметить высокий уровень образования голосовавших за партию: большая часть ее сторонников имела высшее образование. Больше всего лояльных по отношению к коммунистам оказалось среди русских.


Сформируется ли новое ядро в ДВК-КПК?


У Оппозиционного союза Коммунистов и ДВК сходство электоратов 1999 (КПК) и 2004 (КПК-ДВК) заключалось только в том, что в них преобладали мужчины (60,0%) и жители городов (70,0%).


Изменения произошли в этническом составе электоральной группы этого союза: так, если в 1999 году отмечали, что голосовали за КПК в основном русские, в 2004 году больше всего лояльных по отношению к коммунистам и ДВК оказалось и среди русских (47,4%), и среди казахов (42,1%).


Изменился и возрастной состав электората: поддержку союз должен был получить от молодежной группы 25-34 лет (25,9%). Но при этом сохранились сторонники в традиционных для КПК старших возрастных группах.


Изменилась целевая группа союза и с точки зрения образовательного уровня: если в 1999 году среди сторонников КПК были в основном люди с высшим образованием, то сейчас Союз поддерживают лица в основном с неполным средним/средним (41,2%) и средним специальным (35,3%) образованием (высшее – 17,6%).


По социально-профессиональному статусу среди электората оппозиционного Союза больше всего представлены группы пенсионеров (30,0%), работников бюджетной сферы (20,0%) и рабочих (20,0%).


Для сторонников оппозиционного союза не характерно оптимистическое настроение. Как показывают результаты массового опроса населения, только 40,0% электората нового объединения предполагает, что изменения в их жизни в ближайшие несколько лет будут к лучшему. Каждый четвертый сторонник союза (25,0%) считает, что их жизнь останется без изменений, и каждый пятый (20,0%) предполагает перемены к худшему.


Таким образом, можно утверждать, что в результате объединения социальная база КПК, безусловно, расширилась, но при этом размылось ее электоральное ядро. Сформируется ли новое ядро? Чьим оно будет – отдельной партии, объединения, видимо, покажет время.


За ГПК раньше голосовали, в основном, женщины…


Гражданская партия Казахстана (ГПК) в 1999 году наибольшую поддержку получила от жителей городов и людей старшего возраста, а именно, от 40 до 50 лет и от 65 лет и старше. Что касается среза по национальности, то наибольшая часть голосов, поданных за ГПК, пришлась на долю русских и представителей других национальностей. Целевой группой партии, по итогам опроса, можно назвать людей со средним специальным образованием. Примечательно, что шесть из десяти голосов, поданных за партию, принадлежали женщинам.


А за Аграрников — мужчины?!


На выборах 1999 года Аграрная партия Казахстана (АПК) большинство голосов получила за счет жителей сельской местности, избирателей среднего и старшего возраста от 30 до 60 лет. Среди сторонников партии преобладали мужчины, лица со средним специальным образованием. По национальному признаку, в электорате партии были представлены как русские, так и казахи.


Но АИСТ всех сравнял!


Аграрно-Индустриальный союз трудящихся (АИСТ) в 2004 году большинство голосов должен был получить за счет жителей сельской местности (60%), избирателей молодого возраста (до 45 лет) (18-24 лет (20%), 25-34 (25%) и 35-44 (25%)). По национальному признаку в электорате АИСТа представлены как казахи, так и русские (по 40%). В гендерном отношении среди сторонников партии преобладали 55% мужчины, в образовательном — лица со средним специальным образованием (44,4%). Следует отметить, что наибольшую поддержку партия получила бы со стороны промышленных и сельскохозяйственных рабочих (30%). Примечательно, что семь из десяти голосов, поданных за партию, принадлежали тем, кто предполагает перемены к лучшему, и только двое из десяти уверены, что все останется по-прежнему.


Таким образом, можно сказать, что в результате объединения в Союзе в большей степени сохранилось электоральное ядро Аграрной партии, а ГПК потеряло свое электоральное “лицо”.


Кто голосовал против всех


Собирательный образ избирателя, голосовавшего против всех в 1999 году, выглядел следующим образом: это мужчина в возрасте от 20 до 30 лет, имеющий высшее образование и проживающий в городских условиях.


Собирательный образ избирателя, голосовавшего против всех в 2004 году, выглядит следующим образом: это женщина в возрасте от 35 до 44 лет, имеющая среднее специальное образование и проживающая в городских условиях.


“Ак Жол” и оптимисты


Что касается партий, впервые участвующих в парламентских выборах, то у партии “Ак Жол”, по результатам опроса населения, в гендерном отношении электорат был сбалансирован. Преобладают жители городов, в возрастном разрезе — лица в возрасте от 25 до 44 лет. По национальному признаку существует определенный перекос, в наибольшей степени поддержку партии оказывают казахи (62%). Необходимо отметить высокий уровень образования голосовавших за партию: большая часть ее сторонников имеет высшее/неоконченное высшее образование. Больше всего лояльных по отношению к “акжоловцам” оказалось среди безработных (16,2%); пенсионеров (14,1%); работников бюджетной сферы (12.1%); служащих частных компаний, банков (12,1%) и государственных служащих (10,1%). Основную поддержку партия “Ак Жол” должна была получить среди тех, кто имеет оптимистичный настрой на будущее.


“Асар” привлек к себе внимание “электорального болота”?!


По мнению политологов, основной причиной поражения на выборах партии “Асар” стала гора невыполнимых обещаний новоявленной партийной единички и опора на виртуальный имидж


Если по другим параметрам (возраст, образование, этнические характеристики), состав партии достаточно сбалансирован, то по социально-профессиональному признаку среди электората партии были представлены группы домохозяек (14,9%), пенсионеров (14,6%), работников сферы услуг; безработные и временно не работающие (по 12,8%), т.е. за исключением пенсионеров, это группы, которые не отличаются электоральной “дисциплиной”.


В предвыборный период произошла определенная их раскачка, они стали проявлять интерес к политике. Но в итоге произошло следующее: “Асар”, попытавшись оттянуть протестный электорат, привлек к себе внимание “электорального болота”, что и сказалось на результатах голосования. Несмотря на то, что большинство последних рейтингов предсказывало ему 2-е место и не менее 20% поддержки: известность была – поддержки не оказалось.


Во-вторых, при формировании партийных симпатий избирателей нами регулярно отмечалось доминирование прагматичных установок. Условно выбор политической партии происходит по схеме: “Что она может сделать для таких людей, как я? – Сможет ли партия влиять на ситуацию, имеет ли она политический ресурс для отстаивания и принятия решений? – Что за человек ее возглавляет, можно ли ему доверять?”. Отсутствие значимых, практических результатов деятельности, гора невыполнимых обещаний, опора на виртуальный имидж сыграли свою роль. И к 19 сентября произошло пресыщение потенциального электората обещаниями, а мощная агрессивная реклама привела не к его мобилизации, а, напротив, — к отторжению.


И, в-третьих, неудачи в одномандатных округах. Учитывая фиксируемый нами низкий уровень воздействия фактора “партийной принадлежности” (5,2%) и в то же время высокие показатели фактора “программа кандидата” (49,8%), можно сделать вывод, что приоритет в ходе выборной кампании был отдан индивидуальным программам одномандатников, нежели партийным. Партийная принадлежность кандидата практически не играла существенной роли при голосовании, что зачастую проявилось на выборах, когда избиратели голосовали за одну партию, и за кандидатов – от другой партии. Т.е. выдвижение данной партией кандидатов, которые не смогли предложить избирателям реалистичных программ, усугубленный отсутствием внятной общепартийной предвыборной платформы, – все это также послужило причиной неуспешного выступления партии на выборах.


Новости партнеров

Загрузка...