“Нет лучшего вливания в экономику страны, чем вливание молока матери в уста младенца”

Источник: журнал “Технологии управления”

Для устойчивого экономического роста Казахстану необходим демографический взрыв. Проблема в технологии подготовки “взрывников”.


В последнее время участились оптимистические заявления руководителей Агентства РК по статистике и Агентства РК по миграции и демографии об улучшении демографической ситуации в стране. Утверждают даже, что поставленная перед правительством задача увеличения численности населения страны к 2015 году до 20 млн. человек “вполне достижима”. В качестве причин такого оптимизма называют растущую рождаемость, падающую эмиграцию и рост иммиграции. Прогнозируют, что при нынешних 15 млн. населения естественный прирост за оставшийся период составит 3,2 млн., а миграционный – 1,8 млн. В отчаянной смелости своих прогнозов они, видимо, берут пример с Ходжи Насреддина, взявшегося за 20 лет обучить грамоте эмирского ишака: “За это время умрем либо я, либо эмир, либо ишак”.


Начнем с надежд на якобы растущую рождаемость. Действительно, согласно опубликованным данным Агентства Республики Казахстан по статистике, значение суммарного коэффициента рождаемости (СКР — число рожденных детей, приходящихся на одну женщину репродуктивного возраста) повысилось с 1,79 в 1999 году до 1,88 в 2002 году, а также за последние два года впервые наметился некоторый прирост населения. Но если копнуть глубже и, применяя строгие методы науки демографии, провести анализ ситуации, то мы наткнемся на не видимые поверхностному взгляду детали, раскрывающие действительную картину происходящего.


Рождаемость, подверженная воздействию сиюминутных факторов, привходящих моментов, испытывает периодические всплески и падения. Истинные, долговременные тенденции в репродуктивном поведении людей можно уловить путем разложения СКР на его составляющие по очередности рождения детей у матери (см. табл. 1).


Таблица 1. Динамика рождаемости, дифференцированной по очередности рождения детей у матери














































Годы


Суммарный коэффициент рождаемости


В том числе по очередности рождения


первыми


вторыми


третьими


четвертыми


пятыми


шестыми


седьмыми


1999


1,79


0,791


0,524


0,265


0,127


0,048


0,03


0,014


2002


1,88


0,814


0,553


0,288


0,145


0,054


0,013


0,009


прирост


5%


2,9%


5,5%


8,7%


14,2%


12,5%


-35%


-35,7%


Прежде всего, отметим, что и в 1999-м, и в 2002-м значения СКР были меньше критического 2,1 ребенка на одну женщину детородного возраста. То есть поколение детей не то что не превышает, но по численности даже не замещает поколения своих родителей.


В норме значение СКР первенца должно находиться в пределах 0,9-0,95. У нас же в указанные годы коэффициенты рождаемости первого ребенка (соответственно 0,791 и 0,814) были меньше 0,9. Это говорит о том, что сейчас молодые пары не торопятся заводить даже первенца, под разными предлогами откладывая его появление на “потом”, и, что еще хуже, среди них все большее распространение получает установка на бездетность.


В непростых социально-экономических условиях 90-х годов многие откладывали на “потом” рождение не только первых, но и последующих детей. Улучшение условий в последние годы подтолкнуло людей на реализацию отложенных рождений. Это отразилось и на росте СКР с первого до пятого ребенка. То, что значения СКР шестой и седьмой очередности рождений не только не увеличились, но и, наоборот, продолжают стремительно падать, приближаясь к нулю (уменьшились соответственно на 35 и 35,7%), лишь подчеркивает свойство рождений высших порядков не реагировать на воздействие сиюминутных факторов (выход страны из экономического кризиса, обещание пособий многодетным матерям и т.п.). И это служит подтверждением неизменности тенденции к дальнейшему падению рождаемости.


Нам остается лишь смириться со стремительным вымиранием последних семей с шестью или семью детьми и благодарить женщин, все еще решающихся на третьего, четвертого и пятого ребенка. Об этом свидетельствуют весомые проценты прироста соответствующих СКР — 8,7, 14,5 и 12,5%. Это настоящий подвиг женщин лет 30 и старше, жительниц южных областей и сельских районов. А вот демографическое состояние страны в ближайшее десятилетие будет определяться репродуктивным поведением более молодого поколения. Но о том, что именно это поколение не озабочено вопросом продолжения рода, красноречиво свидетельствует наименьший процент прироста СКР даже первенцев — 2,9%. Да и с этим приростом рождаемость не дотягивает до нормальной. Однако в этом следует винить прежде всего мужской пол, который нынче арканом не затащишь в законный брак. В отчаянии многим женщинам приходится заводить внебрачных детей.


Рождаемость у нас попала в жесткие тиски. С одной стороны, уходят в небытие семьи с шестью-семью детьми и не заставит себя долго ждать пора быстрого вымирания семьи с пятью детьми, затем с четырьмя и так далее. С другой стороны, молодые пары не торопятся с заведением первого, тем более второго ребенка. То есть говорить об улучшающейся демографической ситуации не приходится. Выходит, наши специалисты и чиновники от демографии либо не знают о действительном положении вещей, либо знают, но молчат, что еще хуже.


Как же тогда при падающей рождаемости за последнюю пару лет все же удалось получить хоть небольшой, но прирост населения? Чтобы разобраться в этом парадоксе, достаточно взглянуть на возрастной состав казахстанских женщин.


График 1. Возрастной состав женщин Казахстана на 1 января 2003 г.



Еще с начала 90-х годов детородного возраста (15-49 лет) стали достигать когорты женщин из возрастных групп все большей численности. Однако и этого оказалось недостаточно, чтобы компенсировать весь кризис сложившейся демографической ситуации. И только когда в самый плодовитый детородный период (20-24 года) вступила многочисленная (636,5 тысячи) когорта женщин, тогда, навалившись всей массой, они за счет абсолютного увеличения числа родившихся детей переломили ситуацию. Но надолго ли?


Вслед за вышеуказанной группой в детородный возраст вступят еще более многочисленные когорты в 757 и 742 тысячи женщин. Поэтому в предстоящее десятилетие следует ожидать, что рост числа казахстанцев продолжится. Но обещанных 3,2 млн. естественного прироста нам не видать, как своих ушей. Сошлюсь лишь на следующий факт: в период с 1980 по 1989 годы в стране сохранялся стабильно высокий уровень рождаемости (СКР — 3,0). Тем не менее при почти той же стартовой численности населения (14,7 млн.) за указанный период был получен прирост всего лишь в 2,7 млн. человек. Теперь же наше положение усугубляется не только снижающейся рождаемостью, но и тем, что через десятилетие в детородный возраст начнут вступать сильно усеченные когорты (601,5 и 525,6 тыс.) нынешних детей в возрасте до 10 лет. И тогда придется ломать голову не столько над обещанным чиновниками естественным приростом в 3,2 миллиона новых казахстанцев, сколько о сохранении численности имеющихся. Ведь если уже сейчас не принять радикальных мер, снова начнется процесс вымирания населения страны всерьез и навсегда.


Теперь о реальности прогнозируемого миграционного прироста в 1,8 млн. человек. Население Казахстана достигло своего максимума (16,5 млн.) в 1992 году. Затем оно начало сокращаться и достигло минимума (14,8 млн.) в 2002-м. Этот период запомнился нам как время социально-экономических потрясений и бурного оттока населения (только в 1994 году из страны выехало почти полмиллиона людей!). Но за те 10 лет (1993-2002 годы) отрицательное сальдо миграции составило ту же цифру — 1,8 млн. человек, которую наша страна должна теперь каким-то образом вернуть, чтобы вкупе с естественным приростом она позволила нам достичь 20-миллионного населения. Спрашивается, какие события мирового масштаба (сопоставимые с распадом Союза, объединением Германии, переходом от социализма к капитализму) надо организовать, чтобы произошел обратный процесс, в результате которого в Казахстан за 10 предстоящих лет должны переселиться на 1,8 млн. больше людей, чем уехало.


Нереальность такого процесса очевидна, и это понимают сами чиновники. Недаром заместитель председателя Агентства РК по статистике Юрий Шокаманов поспешил умыть руки, заявив перед тележурналистами: “Наверное, такая цель, как 20 млн. казахстанцев к 2015 году, это возможно, хотя это как бы потребует очень большого напряжения как бы всех сил, всех мер со стороны всех государственных органов”. Нет лучшего способа завалить любое дело и не понести за это никакой ответственности, чем поручить это дело всем. Особенно государственным органам, хотя детей все же продолжают рожать женщины, а не государство.


Сhildfree: детей не любим, только сам процесс


Несмотря на вялые попытки государственных органов хоть как-то повлиять на демографическую ситуацию в стране, рождаемость продолжает неуклонно падать. Причем в силу традиционной многодетности большинства казахстанских семей процесс сокращения детей начался у нас позднее, чем у европейцев. Но дурное дело нехитрое, и мы ускоренными темпами наверстываем “упущенное”. Раньше мы строили у себя коммунистический рай и пытались навязать этот строй всему миру. Теперь же, круто развернувшись, строим демократический рай и во всем равняемся на Запад. Поэтому демографический процесс в нашей стране устремился по уже проложенному руслу, и мы повторяем печальный опыт стран Европейского союза. Рождаемость у них — 1,4 ребенка на одну женщину, а в некоторых странах и того меньше: в Испании – 1,15, в Италии – 1,19, в Германии – 1,3. К сожалению, успехов на этом поприще добиться проще и быстрее, чем в экономике. Многие из стран бывшего Союза и социалистического лагеря оказались впереди планеты всей. По данным ООН, рождаемость в Украине, Болгарии, Латвии, Армении, Словении скатилась аж до 1,1. И эта чума уже у наших ворот! Ведь в соседней России этот показатель также равен 1,1.


Российские демографы все еще надеются, что процесс падения рождаемости остановится хотя бы на уровне семьи с одним ребенком и лет через 15 в среднем на женщину будет приходиться 0,8–0,9 ребенка. Нет, не остановится, поскольку еще в 1999 году суммарный коэффициент рождаемости (СКР) по Московской области упал уже до 1,05, а по Санкт-Петербургу – до 0,95. Более того, есть опасность, что и этот уровень не будет пределом падения. В США отказ от детей дошел до своего логического конца и оформился в целое движение Сhildfree, то есть “свободные от детей”. Тем самым подчеркивается, что приверженцы этого движения бездетны не в силу внешних, вынуждающих обстоятельств, а по своему свободному выбору и навсегда! Чтобы освободиться от “диктатуры семьи и царствующего в ней ребенка”, эти люди даже добровольно стерилизуются! Никакие уговоры врачей образумиться не помогают. Самое страшное, что эта прослойка населения в США стремительно растет. Сегодня уже 14 млн. американцев навсегда отказались быть родителями!


Немало “отказников” и в Европе. В Германии – это движение брачных пар DINK. Аббревиатура английских слов Double Income, No Kids означает “два дохода, без детей”. Результат – ребенка напрочь отвергает каждая третья брачная пара. Тень бездетности наползает и на Казахстан. А ведь положение с рождаемостью у нас и так аховое. На Форуме женщин Казахстана констатировалось, что в стране самой массовой стала семья с одним ребенком, а каждая пятая семья сейчас вообще бездетна! Страшно подумать, к чему это приведет. Ведь нас и так мало, у нас каждый штык на счету!


Полураспад населения: Казахстан без … казахстанцев


Чтобы подсчитать “штыки”, которыми мы будем располагать в будущем, надо прежде всего определиться с долговременной тенденцией рождаемости. Анализ этого вопроса за весь ХХ век как у нас, так и за рубежом позволяет утверждать, что процесс падения рождаемости будет продолжаться и впредь. Примеров обратному нет. Судя по всему, к 2030 году – временному ориентиру, определенному стратегией развития Казахстана, – уровень рождаемости опустится до значения СКР=0,8. Реальность такой цифры подтверждается и тем фактом, что, по данным Агентства РК по статистике, еще в 2002 году СКР жителей г.Алматы упал до 1,5, а г. Астаны – и вовсе до 1,06 (!).


В таблице 2 приведены результаты наших расчетов по прогнозу изменения численности населения Казахстана с 1999 по 2029 годы при различных вариантах демографической политики. В первой строке – названный нами вариант “утопающего”, когда нынешняя политика судорожного хватания за соломинку (безграмотные попытки материального стимулирования рождаемости) останется без изменений. Опыт всех стран, исповедующих эту политику, свидетельствует, что такие попытки не просто малоэффективны, а безрезультатны. Они опасны тем, что создают иллюзию легкого решения проблемы, теряется время, а болезнь переходит в запущенную, смертельную стадию. Установлено, что разного рода пособия, льготы матерям, детям и семьям дают лишь кратковременный всплеск рождаемости, когда люди реализуют запланированные, но отложенные “до лучших времен” даты рождения своих детей. То есть изменяется лишь календарь рождений, но не конечное число детей в семье.


Таблица 2. Динамика численности населения Казахстана при различных вариантах демографической политики (млн. чел.)

































Варианты демографической политики


Годы


1999


2004


2009


2014


2019


2024


2029


“Утопающего”


14,9


15,2


15,5


15,7


15,5


15,3


14,7


“Отдаю долги, даю взаймы”


14,9


15,4


16,1


17,4


19,2


21,1


23,4


Наблюдаемое в последнее время некоторое повышение рождаемости следует рассматривать в качестве временного, известного в демографии как тайминговое. Оно является ответом населения на улучшение экономических условий, выплаты единовременного пособия в 13 тысяч тенге и т.п. Поэтому в ближайшем будущем, как только иссякнет запас отложенных рождений, вслед за всплеском вновь продолжится падение числа появляющихся за год младенцев. При демографической политике “утопающего” средняя скорость падения рождаемости от СКР=1,8 в 1999 году до СКР=0,8 в 2029 году составит 0,17 за пятилетку.


Из ряда цифр первой строки видно, что даже при рождаемости ниже уровня простого воспроизводства (СКР=2,1) численность населения страны, как ни странно, будет увеличиваться. Секрет этого — в благоприятном на данное время возрастном составе наших женщин. Сейчас в наиболее продуктивный детородный возраст (20–30 лет) вступает многочисленное поколение женщин, появившихся на свет в период всплеска рождаемости середины 80-х годов. Беда в том, что вслед за ними в этот же возраст вступит уже малочисленное поколение женщин периода резкого падения рождаемости 90-х годов. Соответственно этому рост населения сменится сокращением, ускоряемым еще и внешне скрытой, но продолжающейся тенденцией падения рождаемости. Поэтому пик численности в 15,7 млн. человек придется не позднее чем на 2014 год. Дальше – устойчивое сокращение населения нарастающими темпами, т.е. черная дыра депопуляции. Это подтверждают и долгосрочные прогнозы ООН, Бюро переписи США и других организаций.


До нынешних времен никогда еще семья с одним ребенком не была у нас массовым явлением. Поэтому, впервые столкнувшись с этим, трудно воспринять и понять, что при таких семьях, по расчетам специалистов, последующее поколение будет вымирать наполовину через каждые 24 года! Тем более не хочется верить в это, когда родильные дома докладывают об увеличении числа младенцев, а правительство рапортует о приросте, как о своем достижении. Хотя никакого отношения к демографическим событиям 80-х годов оно не имеет. Если же учесть, что в стране все большее распространение получает бездетность, то ясно, что время полураспада населения будет не 24 года, а еще меньше. Приходится констатировать, что под будущее нашей страны заложена террористическая мина замедленного действия и начался обратный отчет времени.


Пенсия по старости убивает семью!


Чтобы предотвратить демографическую катастрофу, надо прежде всего добраться до ее корней. Обычно падение рождаемости объясняют урбанизацией, выходом женщин на работу, отрывом ее от семьи и детей, стремлением к качеству, а не количеству детей и т.п. Несомненно, все эти факторы оказывали свое негативное влияние. Но все же главную, определяющую роль в отказе от детей сыграло введение государственной пенсии по старости. Как признавалась одна из пенсионерок: «А мы детей не заводили. Нам государство сказало: «Работайте! В старости вам будет пенсия».


У государственной, гарантированной пенсии есть своя темная сторона. Если присмотреться к ней, то выяснится, что пенсия по старости убивает семью! Ведь на чем строится семья? Как уже подчеркивалось, на необходимости. Завести семью, все равно что надеть хомут на шею. Зная об этом, многие не спешат с этим делом. Но и без семьи несладко. Потому и впрягаются двое тащить семейный воз. Да еще нагружаются детьми в надежде на будущих помощников и кормильцев. Но с появлением пенсий все изменилось. Зачем теперь взрослым какие-то существа, вечно путающиеся под ногами, требующие постоянного внимания и заботы, многолетней поддержки и опеки?


Что ж, последствия не заставили себя долго ждать (см. график 2).



Всего лишь через сотню лет после появления существующей пенсионной системы (в 1997 году) Всемирный конгресс семей в Праге вынужден был бить в колокола: «В США… брачная рождаемость уже свыше четверти века держится на уровне ниже порога простого воспроизводства, маркируя собой отказ от детей. В Швеции правительство практически ликвидировало брак, как значимый юридический и социальный институт. В Австралии три десятилетия современное государство всеобщего благоденствия систематически подрывало стремление брачных пар иметь и воспитывать детей. В Италии и Испании национальная христианская культура, стимулировавшая прежде иметь большую семью, фактически рухнула. Рождаемость там самая низкая в Европе». Заметьте, в этом списке государств нет ни одной слаборазвитой. Почему? У них нет развитой системы пенсионного обеспечения.


Для определенности можно даже указать уровень пенсионных затрат, с которого рождаемость в стране падает ниже уровня простого воспроизводства и начинается процесс вымирания населения. На основе обширных статистических данных (по 121 стране) Всемирного банка и Бюро переписи США мы установили закон падения рождаемости с ростом расходов на пенсионное обеспечение (см. график 3).



Оказалось, что в среднем при пенсионных затратах выше 4,3% от ВВП количество рождений падает ниже предельно допустимого 2,1 ребенка на одну женщину. Как видно из графика, расходы в Казахстане (8,2% от ВВП) намного превышают максимально допустимые 4,3%. Следствие – рождаемость меньше допустимого и начавшийся процесс депопуляции.


“Задача повышения рождаемости актуальна сейчас для большинства экономически развитых стран. Она наиболее сложна, так как ее решение должно идти вопреки всемирно-историческому процессу снижения рождаемости. Примеров достаточно успешного решения названной задачи пока нет” (Население мира: демографический справочник. М., 1989, с. 324). Таких примеров нет потому, что проблему рождаемости и проблему обеспечения старости везде пытаются решать порознь, не понимая их неразрывности. Это хорошо видно на примере нашей страны.


Демографический крах системы государственного обеспечения старости был воспринят властями Казахстана всего лишь как финансовый кризис прежней солидарной системы. Выход из кризиса как будто бы найден в переходе к накопительной системе. Тем самым государство переложило финансовое бремя социального обеспечения на плечи самих же будущих пенсионеров. Но отпускать людей из “крепостной” зависимости власть все равно не хочет: людям отказано в свободе выбора способа обеспечения своей же старости. Не спрашивая на то их согласия, из зарплаты каждого высчитываются обязательные 10%. Но и эти средства с наступлением старости каждый человек сможет получать только в размерах и сроках, указанных той же властью. То есть своими же деньгами человек накрепко привязан к государству. Сама проблема – противоречие между демографическим развитием общества и государственным обеспечением старости – не понята и не решена. Более того, созданы все условия для ускоренного скатывания страны к краю демографической пропасти. Если при солидарной системе человеку нужны были если не свои, то хоть чужие дети как налогоплательщики, то при накопительной системе отпала необходимость и в чужих детях! Обязательные пенсионные отчисления себе на старость производит он сам. Очевидно, что ценность детей при накопительной системе свелась на нет.


Решение проблемы – “живые” пенсии


Что только не предлагается у нас для подъема рождаемости. Но все это оказывается всего лишь повторением неудачных опытов прошлого. Демограф Макаш Татимов выступил с идеей выдачи кредита молодоженам на покупку квартиры на льготных условиях: долг уменьшается на 25% с рождением каждого ребенка. Но ведь более привлекательные кредиты выдавались еще в ГДР: при рождении первого ребенка погашалось 20% беспроцентного кредита, при рождении второго – еще 30%, а при рождении третьего – оставшиеся 50%. Тем не менее рождаемость как была низкой, так и осталась. Тот же Татимов предлагает запретить аборт, ссылаясь на католические страны. Видимо, он не знает катастрофического уровня рождаемости в той же Италии или Испании. Есть неудачный опыт запрета абортов в православной Румынии. В 1966 году правительство ограничило право женщин на аборт и использование контрацепции. За нелегальные аборты в уголовном порядке наказывались как женщины, так и врачи. Действительно, в 1967 году уровень рождаемости возрос почти вдвое, но уже в следующем, 1968 году, он вновь пошел на снижение и в конце концов вернулся на прежний уровень.


Руководитель Агентства РК по миграции и демографии Алтыншаш Джаганова предлагает ввести налог на бездетность. Но ведь такой налог в советское время был, так вот падения рождаемости он не остановил, поэтому от него пришлось отказаться. В разрабатываемом правительством проекте Программы демографической и миграционной политики РК на 2004-2010 годы все надежды возлагаются на материальные пособия матерям, детям и семьям. Выходит, что опыт богатых европейских стран, пытавшихся щедрыми, намного превышающими наши возможности подачками повысить рождаемость, ничему нас не научил. Пора наконец вспомнить, что после всех жестоких войн, разрух, эпидемий, голода люди первым делом заводили детей, и жизнь возрождалась! До сих пор высокая рождаемость – в бедных, голодающих странах Азии и Африки. Вымирает всем обеспеченное население Запада, и потому “теория помех” признана несостоятельной, и это уже вошло в учебники по демографии.


Пошел обратный отсчет времени. Заниматься в это время бесплодными попытками изобрести всем известный велосипед – это преступление перед нашими потомками. Чтобы решить проблему, достаточно вернуться к механизму стимулирования рождаемости, безотказно действовавшему во все времена человеческой истории. Суть действия этого механизма предельно проста и хорошо выражена в известной притче: “Жил да был один крестьянин. Работает он в поле от зари до зари, а ему все мало. Прохожие недоумевают: «Зачем тебе столько?» А он отвечает: «Мне-то самому немного надо, но нужно долги отдать, да и взаймы дать». «Кому же ты должен?» — «Отцу с матерью. Они меня вспоили-вскормили…» — «А взаймы кому?» — «Детям. Вырастут — отдадут…» Иными словами, пенсия по старости была всегда, только старики получали ее не от государства, а от своих детей. Поэтому совсем не зря детей прежних времен социологи и демографы называют “живыми” пенсиями.


Реальные “спасибо” за сына и за дочь


Если государство действительно хочет предотвратить неумолимо надвигающуюся на него демографическую катастрофу, то оно должно не мешкая начать процесс постепенного перехода от государственной пенсионной системы к семейной. Чтобы запустить его, нужно всего лишь переадресовать обязательные 10%-ные пенсионные отчисления работающих граждан с накопительных фондов на счета их родителей! На это есть готовая правовая база. Наконец-то заработают бездействующие положения Конституции (статья 27, пункт 3) и Закона РК “О браке и семье” (статья 131): “Совершеннолетние трудоспособные дети обязаны заботиться о нетрудоспособных родителях”. Что это даст?


Прежде всего это выгодно нынешним пенсионерам. Кроме пенсий, получаемых ими сейчас от государства, они начнут получать еще и 10%-ные отчисления от трудовых доходов своих детей. При средней зарплате работающих за 2003 год в 24 800 тенге пенсионеры получат добавку в 2 480 тенге в месяц от каждого из детей. Тогда от двух детей родители будут получать порядка 5 000 тенге, от трех – 7 500 тенге ежемесячно и т.д. Для сравнения: в своем ежегодном послании президент Казахстана ставит задачу увеличения средней пенсии с 8 600 тенге в 2003 году до 9 252 тенге в 2005 году, то есть всего на 652 тенге.


Это выгодно всем родителям допенсионного возраста. Мужчины и женщины, не дожидаясь наступления соответственно 63 и 58 лет, начнут получать такие же 10%-ные отчисления от своих уже работающих детей. Этими деньгами они смогут распоряжаться по своему усмотрению: откладывать на свою старость, расходовать на повседневные нужды, баловать внуков или же возвращать назад, материально поддерживая своих детей в начале их самостоятельной жизни. Исчезнет старящее, унижающее человека понятие пенсионного возраста.


Это выгодно и взрослым детям. Не секрет, что многие стараются скрыть или преуменьшить свои доходы, не производить обязательные 10%-ные отчисления от своих кровно заработанных денег, так как они считают, что весьма туманна перспектива получить их обратно в каком-то далеком, неопределенном будущем.


Это выгодно и государству. Вместо стареющего иждивенческого населения оно получит молодое, развивающееся общество с расширенным воспроизводством людей. Это благотворно скажется и на экономике. Как тут не вспомнить слова Уинстона Черчилля: “Нет лучших вливаний в экономику страны, чем вливание молока матери в уста младенца”.


***


Пенсионная реформа 1998 года тупиковая прежде всего в демографическом плане. Потеряв шесть лет и усугубив ситуацию, мы теперь должны смириться с невозможностью 20-миллионного населения к 2015 году. Вместе с тем не имеем мы права упустить и уже поднимающуюся волну демографического всплеска, подвернувшуюся как нельзя кстати. На гребне этой волны государство должно успеть провести жизнеутверждающую, стимулирующую рождаемость пенсионную реформу и вернуть семье функцию обеспечения достойной старости. И тогда мы в максимально возможной степени приблизимся к 20-миллионной отметке на промежуточном финише, а может, даже превысим отметку в 25 миллионов к 2030 году.


Журнал “Технологии управления”, №10, 2004

Новости партнеров

Загрузка...