Окажется ли крепким “брак по расчету” демократических сил оппозиции к президентским выборам?

На этой неделе первый президент Казахстана получил орден Петра Великого первой степени. Вездесущий корреспондент “в Европах” Андрей Шухов попытался выяснить, “что за награда украсила лацкан президентского пиджака, и узнал много интересного и неожиданного”, — пишет газета “Караван”.


По мнению Шухова, “в реестре государственных наград Российской федерации никакого ордена Петра Великого не значится. Награда эта общественная, то есть такая, которую может учредить любая группа граждан числом более трех”.


Орден присуждают сразу несколько конкурирующих друг с другом организаций, каждая из которых яростно доказывает собственную правомочность и соответственно обвиняет конкурентов в самозванстве”, — пытается выяснить, кто же является реальным учредителем ордена Андрей Шухов.


“Понятно, что царящий в соседнем государстве легкий творческий беспорядок отразился на многих сторонах жизни, в том числе и на наградной сфере”, — резюмирует автор.


Первым кавалером ордена Петра Великого стал Патриарх Московский и всея Руси Алексий, который получил его “от организации с весьма странным названием — Российская палата личности”, которая после переименовала себя в Международную палату личности.Помимо Международной палаты личности орденом Петра Великого сегодня распоряжаются Ассоциация духовного единения, Общественная комиссия проекта «Первая петровская ассамблея», общественный фонд «Лучшие менеджеры новой эпохи», а также Академия безопасности, обороны и правопорядка, — пишет Шухов. — О самой академии известно немногое. Зарегистрирована она, по некоторым данным, в Хабаровске. Число академиков доподлинно неизвестно”.


“Полное название присуждаемой академией награды — орден Петра Великого «За укрепление государства Российского». Награждают им обычно российских чиновников федерального, областного и районного уровней, но бывают исключения. Кавалерами ордена, например, стали китайский лидер Цзян Цзэминь (по-видимому, за успешное освоение китайцами российского Дальнего Востока), президент Франции Жак Ширак, глава приднестровских сепаратистов Смирнов, а также лидер боснийских сербов Радован Караджич, разыскиваемый сейчас Международным трибуналом в Гааге. Помимо вышеперечисленных выдающихся деятелей современности петровским орденом награждены: мэр Москвы Лужков, его заместители, префекты Южного и Юго-Западного округов столицы, Кирсан Илюмжинов, актеры Лановой и Розенбаум, 104-й парашютно-десантный полк, скульптор Зураб Церетели, Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат, Калашников (изобретатель, а не автомат, хотя не поздно), Магадан, Махачкала, Валентина Терешкова и многие другие юридические и физические лица, а также города и поселки городского типа”.


Но есть “среди кавалеров ордена и антиподы, например Владимир Путин и Михаил Ходорковский, что доказывает политическую мудрость орденодателей: кто где будет сидеть через пару лет, при нынешнем раскладе ни один академик не предугадает”.


“Гвоздем” сегодняшнего номера газеты “Республика” стало интервью народной артистки Казахстана Макпал Жунусовой.


Отлученная от дворца любимица казахского народа поведала читателям еженедельника о том, как прошли ее гастроли по стране в период предвыборной кампании блока ДВК-КПК. Корреспондент издания Марат Альжанов сравнил ее поездку с экспериментом на выживание.


“Акимы будто соревновались между собой, кто больше неприятностей мне причинит, — рассказывает М. Жунусова. — Отказывали в аренде залов, отключали свет, а однажды, уже не помню где, перерыли дорогу перед нашей машиной, а в бензобак насыпали соли. А ведь в прежние времена они же буквально стелились передо мной!”.


“Был случай, когда нам дали разрешение на проведение концерта на городской площади, однако, когда мы туда приехали, обнаружили сварщиков, которые заваривали въезд на площадь… — продолжает народная артистка. — Там ворота металлические стояли на проезжей части, вот их и заваривали. Зачем — сварщики сами не знали, им сказали: “Так надо!” Было это в г. Кокшетау. А в Шымкенте нам больше всего мешала полиция. Именно там не только общий свет, но и наш мини-генератор отключили. Все доводы, что эта наша частная собственность, пропускались стражами порядка мимо ушей”.


“Во время концерта в Павлодаре на сцену взобралась бабушка и сказала, что некие люди готовят надо мной расправу. Помню, я тогда громко на весь зал сказала, что если эти парни — настоящие мужчины, пусть выходят и расправляются с женщиной у всех на глазах, — делится впечатлениями Жунусова. — Страшно было, конечно. Ведь я выступала без охраны, со мной были только водитель и девушка-продюсер. Так что я отдавала себе отчет, что произойти могло все, что угодно. И провокаций на самом деле было немало. Что интересно, меня всегда сопровождала куча полицейских с рациями, но когда необходимо было их вмешательство, их никогда рядом не оказывалось… Словом, я положилась на свою судьбу. Единственное, чего мне жаль, это тех людей, которые потом из-за меня лишились работы”.


Несмотря на противодействие властей, Макпал Жунусова свою миссию выполнила. На вопрос М. Альжанова, могли бы она стать депутатом Мажилиса, народная артистка ответила, что она прежде всего певица, а не политик. “Помните артиста Кудайбергена СУЛТАНГАЗИНА из “Тамаши?” — спрашивает Жунусова. — Да, он стал депутатом и что? Потерял и в творческом плане, и в парламенте ничем себя не проявил. Правильно в свое время сделала Роза РЫМБАЕВА, отказавшаяся от депутатского мандата. Пусть законотворчеством занимаются профессиональные политики, правда, есть тут одно НО. У них должны быть чистые руки и честные помыслы. Я не уверена, что в новый парламент прошли именно такие люди, поэтому с пессимизмом отношусь к их обещаниям радеть за интересы народа… Скажу больше, я все чаще начинаю подумывать об эмиграции, потому что так просто сидеть, сложа руки, тоже нельзя. То есть можно голосовать руками, а можно в знак протеста и ногами…”.


Кстати, насчет протеста. Газета “Республика”, а, в частности, ее корреспондент, некий Сергей Достанов, злобно негодует (читай, протестует): “почему при блокировке сайтов “КУБ” и “Евразия” так вольно дышится “Навигатору”? И тут же отвечает на свой вопрос: “Все просто, «Нави» — это ристалище, где, сняв маску, советники и их сотоварищи изливают всю желчь и ненависть на уровне “ответов за базар”. Почти из каждого их поста кричат букеты психологических комплексов: наполеона, неполноценности, нарциссизма”.


Возможно, Достанова гложет элементарная зависть, что публичные политики предпочитают высказывать свое мнение “именно там (читай “Нави”), а не на страницах ангажированных государством газет (“Республики”)? Но это, скажу вам, батенька, уже ваши недоработки…


Балташ Турсумбаев, человек в Казахстане очень известный и в то же время во многих отношениях человек-тайна, после “долгого молчания” решил высказать корреспонденту газеты “Литер” Ивану Пертову свое видение политической ситуации в стране после скандально прошедших выборов.


“Предыдущие парламентские выборы наглядно показали, что нам не удалось отказаться полностью от административно-командных методов управления общественными процессами. На местах акимы чувствовали себя этакими “удельными князьками” и творили кто во что горазд”, — сетует в интервью Б.Турсумбаев.


Что касается итогов выборов, то опальный экс-чиновник ответил так: Что же касается оценок непосредственных итогов выборов, то здесь пока перехлестывают эмоции. И это, наверное, естественно. Для более глубокого анализа и окончательных оценок все же нужно некоторое время. Не стоит впадать в крайности, как это делают некоторые горячие головы, призывая к отмене результатов выборов. Стоило ли тогда вообще принимать участие в выборах, чтобы потом требовать их отмены. Не хотелось бы быть обвиненным в сарказме, но отрицательный результат – тоже результат”


Причиной поражения на прошедших выборах Компартии и ДВК, по мнению Турсумбаева, явилось то, что “они, пойдя на союз, допустили серьезнейший стратегический просчет, что и сказалось в определенной степени на их результатах”.


А вот партия “Ак Жол”, по словам Турсумбаева, изначально “позиционировала себя как политическая сила, пытающаяся играть на либеральных ценностях, которые всегда позитивно воспринимаются электоратом”. “Акжоловцы пытались использовать так называемый протестный потенциал, но добиться цели все равно не смогли”.


И бросился с жесткой критикой в адрес ее сопредседателей: Алтынбека Сарсенбаева и Ораза Жандосова, обвиняя их во всех смертных и несмертных грехах правительства и общества в целом.


“К примеру, господин Сарсенбаев, он же Сарсенбайулы, — приводит малодоказательные аргументы без фактов Турсумбаев. — Все вопросы о нарушении Закона “О выборах”, о фальсификации итогов выборов, которые он поднимает сейчас, существуют не первый день. А где же он был раньше?”.


Интересно-таки узнать, почему Балташ Турсумбаев решил только после выборов “из окопа” пойти в атаку?


“Новое поколение” охарактеризовала парламент, избранный на прошедших выборах, как “Парламент с умным видом”. “В новый парламент с традициями прошлого века пришел Казахстан. Поскольку убедительную победу одержала РПП “Отан”, ни о каких альтернативных голосованиях по законопроектам речи быть не может. Таким образом, парламент становится не законодательным, а скорее, соглашательным органом, где депутаты будут просто утверждать законопроекты, предложенные правительством….” — и трудно не согласиться с авторами этого материала, Талгатом Калиевым и Вячеславом Щекунских. Подведя итоги проигрышей и выигрышей предвыборных кампаний, два автора дают один очень дельный совет к следующим выборам на примере депутата Ерлана Нигматулина, который “на следующий день после прежних выборов заявил о начале подготовки к следующим. В связи с этим все пять он лет не сворачивал своего штаба, каждые выходные проводил в округе и ежегодно издавал отчеты о своей работе. В итоге получил за пять лет максимальное количество писем и обращений от избирателей, а на нынешних выборах легко одержал победу…”


Смогут ли после поражения на осенних выборах реально объединиться демократические силы и подойти к президентским выборам единым блоком? Насколько крепким окажется этот “брак по расчету”? С этими вопросами журналисты газеты “Начнем с понедельника” обратились к депутатам Мажилиса Парламента и политикам страны.


По мнению депутата Р. Ахметова, “если блок все же создадут, то каждый его лидер будет тянуть одеяло на себя. Не зря родилась поговорка: “Две бараньи головы в один казан не поместятся”. И считает, что наиболее логично будет объединиться вокруг Назарбаева и решать все проблемы вместе.


Председатель Аграрной партии Казахстана по ВКО В. Морозюк считает, что если под словом “объединиться” имеется в виду то, что “они смогут найти общий язык”, то он сомневается. По его утверждению, “из всей оппозиции общий язык нашли только КПК и ДВК”.


Чтобы создать блок, — размышляет председатель Конфедерации НПО Казахстана, В. Сиврюкова, — нужно провести несколько публичных дискуссий, определиться в единых подходах: чего хотим? Какое общество мы хотим? Сама идея хорошая, но опыт показывает, что очень часто попытки создать определенные блоки у представителей тех или иных общественных организаций, политических партий, которые имеют очень разное видение решения проблем, ни к чему путному не приводят”.


Сопредседатель республиканского молодежного крыла ДПК “Ак Жол” по Костанайской области Д. Ли утверждает, что “к президентским выборам этот “брак по расчету” может оказаться крепким… Здесь, мне кажется, наиболее правильным будет слово “альянс”, а не “блок”.


12 октября в Астане в здании столичного Конгресс-холла начнет работу III съезд работников образования и науки Республики Казахстан. Этот форум ожидаем как никогда, — пишет Лариса Мостовая в “Известиях-Казахстан”. — И не только потому, что в одной из самых консервативных областей жизни общества — в образовании — за последний год произошло столько событий, сравнимых с революционными. Педагогическая и родительская общественность ждет от правительства конкретных шагов в решении многих проблем, касающихся прежде всего школ республики”.


“Давайте все-таки определимся, чему мы будем учить казахстанских детей”, — негодует в интервью газете “Известия-Казахстан” заслуженный работник образования РК, лауреат премии “Тарлан” Архимед Искаков.


“Давайте проведем анализ и объявим, например, что информатика со второго класса, чем все у нас, между прочим, гордятся и хвастаются, — это безумие, — считает Архимед и вот почему. — У детей вырабатывается поразительный, невероятно стойкий компьютерный стереотип мышления, который не имеет ничего общего с окружающей действительностью и вытравить который не представляется никакой реальной возможности в течение всей жизни”.


По мнению Архимеда Искакова, из перегруженной школьной программы нужно убрать такие предметы, как начальная военная подготовка. “Данный предмет вводился в 60-х годах прошлого века, когда состоялось очередное сокращение советских войск. Большое количество сорокалетних майоров и подполковников оказалось не у дел, — считает заслуженный работник образования. — Но они сумели убедить руководство страны в том, что нам грозит мировой империализм и что нужно готовить подрастающее поколение к войне. И напали на самое беззащитное, что бывает во всех странах, — на образование. В школах насадили этот предмет, мотивируя двумя странными аргументами: подготовка юношей к армии и военно-патриотическое воспитание. Мне непонятно, армия — это что, мехмат МГУ, и туда требуется особая подготовка?”


Я плохо понимаю, почему с седьмого класса, а раньше просили даже с первого, мы должны по американской системе давать половое воспитание, — недовольно высказывает свое мнение Архимед. — Менталитет у меня и у наших детей не американский — почему я должен столь подробно говорить им про инцест?”


Третьим предметом, который, по мнению Искакова, не нужен в программе общеобразовательной школы — ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности).   “Безусловно, нелишне повторять ребенку, что не надо заходить в подъезд и лифт один на один с незнакомым человеком или садиться в машину с незнакомым дядей. Но это — прерогатива родителей. Не надо все сбрасывать на школу и тратить безумное количество лет на то, чтобы нашему ребенку что-то такое дать”, — утверждает он.


На вопрос Л. Мостовой, необходимо ли Казахстану переходить на 12-летнее образование, А. Искаков ответил, “если мы не перейдем на 12-летку, то произойдет ужасное. Россия рвется в открытую Европу. И рано или поздно, а скорее всего, рано, она будет туда принята. Значит, автоматически введет 12-летнее образование. И если мы не сделаем того же, то отсечем казахстанских выпускников как от российских вузов, так и от европейских университетов”.


Объясните мне, почему творится такое мракобесие с учебниками? — вопрошает А.Искаков. — Я понимаю, что у Казахстана должен быть свой путь. Понимаю, что, к примеру, по казахской литературе и по казахской истории должны быть собственные учебники. Но я плохо понимаю, какой такой особый путь у Казахстана есть в области изучения математики, физики, химии. Ведь есть в мире апробированные, хорошо зарекомендовавшие себя учебники. Если не нравятся российские, то, пожалуйста, выкупайте лицензии на американские, переводите и дайте нашим детям. Меня сильно возмущает интеллигенция в лице казахских писателей. Если они так ратуют за чистоту казахского языка и наших традиций и культуры, то почему за 12-13 лет они не написали ни одного приличного учебника по казахскому языку. По тем учебникам, которые есть в наших школах сегодня, казахский выучить невозможно. Так народ не разговаривает. Авторы изощряются друг перед другом в витиеватости фраз, и в итоге пятиклассник из десяти слов понимает в лучшем случае только одно. Мне совершенно непонятно, почему наши казахские историки при написании школьных учебников выдумывают историю Казахстана с таких невероятных времен, что, кажется, тогда еще и Адама не было. Их почему-то задевает, что казахская нация значительно моложе, чем, к примеру, грузинская, армянская или еврейская. Когда же наконец появятся в республике серьезные разработки учебников и будет положен конец протаскиванию всяких клановых и групповых интересов?”   

Новости партнеров

Загрузка...