Парламентские выборы-2004: упущенный шанс

Источник: газета “Республика. Деловое обозрение”

Вместо новых надежд — напряжение среди элиты


В обществе были высокие ожидания от прошедших выборов. Они должны были заложить основу конкурентной политики в Казахстане, новые принципы взаимоотношений между властью и оппозицией, должны были способствовать консолидации общества и политической элиты Казахстана. С Новым Парламентом связывались Новые Надежды.


Однако все получилось наоборот. Власть решила только техническую задачу по обеспечению пропрезидентского большинства в новом парламенте, но не решила главную задачу. Более того, прошедшие выборы стали поводом для новых споров между властью и оппозицией, поводом для новых конфликтов внутри самой элиты. Тем самым сократилось пространство для политического диалога, возникла реальная угроза нарастания конфликтного потенциала, роста противоречий в элите и обществе.


Основные политические итоги выборов


Выборы подвели определенную черту под предыдущим этапом политического развития Казахстана. Можно выделить несколько моментов.


1. Прошедшие выборы показали, что период политического доминирования власти проходит. Следует признать, что партия “Отан” получила большинство голосов, но данное большинство — не абсолютное. На выборах участвовали более 50% избирателей и только чуть больше 60% из них поддержали партию “Отан”. При этом надо учесть, что в данном случае мы оперируем только официальными данными, не беря в счет факт масштабных фальсификаций итогов выборов по всей стране. Ведь, по данным независимых социологов, партия власти набрала намного меньше голосов, хотя должна была, соответственно своему статусу, продемонстрировать более высокие показатели, не обращаясь к главному политическому ресурсу — поддержке Президента.


Если партия “Отан” не способна самостоятельно мобилизовать электорат в свою пользу, то как она будет мобилизовать граждан в пользу действующего президента на выборах 2006 года? Более того, “партия власти” чуть не подставила под удар самого Президента, втянув его в предвыборные баталии. Провластным партиям не удалось использовать благоприятные условия предвыборной кампании для расширения круга сторонников президента.


Вывод таков, что пропрезидентские партии не обладают мобилизационными возможностями. Если они не смогли самостоятельно мобилизовать электорат в период выборов, когда для этого есть все возможности, то стоит ли рассчитывать на них в возможные периоды кризисов, когда времени на подготовку не будет? Последний кризис в России показывает, что поддержка может понадобиться в кратчайшие сроки: 3-4 дня.


Более того, мы являлись свидетелями того, как на протяжении нескольких дней после 19 сентября партия “Ак Жол” и объединенный блок ДВК-КПК вели прямую критику президента, говоря о его персональной ответственности за нарушения в ходе голосования. Но пропрезидентские партии предпочли отмолчаться. Контратака пропрезидентских партий началась только на следующей неделе и то слишком вяло. Несмотря на объединенные усилия, провластные партии ничем не помогли президенту в преодолении критики оппонентов. Появляется вопрос: а нужны ли президенту такие союзники и помощники? Как они поведут себя во время президентских выборов, когда президент один выйдет на поле?


2. Оппозиция приобретает влияние по всей стране. Сообщения избирательных комиссий о ходе голосования содержали цифры, по которым выходило, что избиратели голосовали за одни партии и в то же время поддерживали кандидатов от других партий, что наводит на мысль о широкой фальсификации выборов по одномандатным округам. Видимо, в избиркомах в суматохе не успели или забыли состыковать данные по итогам голосования среди партий и кандидатов, выдвигавшихся по одномандатным округам. Из тех голосов, которые отданы партии власти, можно отнять как минимум 50%, поскольку они добыты в результате неконкурентной, непрозрачной борьбы.


По данным независимых социологических служб, Блок коммунистов и ДВК уверенно преодолел 7-процентный барьер, а другая оппозиционная партия “Ак Жол” в реальности получила больше, чем 12% процентов голосов избирателей. Получается, что в итоге оппозиционные партии смогли в совокупности набрать достаточное количество голосов для обеспечения широкого присутствия в Парламенте.


Еще одним примечательным моментом является то, что оппозиция сохранила высокие показатели в целом по стране. Если на предыдущих выборах оппозиционные партии рассчитывали только на Алматы, то теперь они получили поддержку в большинстве областей. Следовательно, казахстанская оппозиция имеет теперь уже не локальное влияние, а пользуется широкой общественной поддержкой.


В Астане должны трезво оценить итоги выборов. Если “Ак Жол” смог получить минимум 12% голосов избирателей благодаря 3-4 газетам и 1 телеканалу, а “Блок Жакиянова — Абдильдина”, практически не имея доступа к СМИ, смог преодолеть 7-процентный барьер, обойдя другие партии, то что бы было, если бы у оппозиции был доступ к общенациональным электронным СМИ?


3. Власти подталкивают оппозицию к “уличной политике”. Выборы в парламент должны были способствовать вхождению оппозиции в политическую систему. Власть должна была сделать шаг не только к институциональному признанию оппозиции, но и к учету ее точки зрения на политические процессы. Однако власть, признав существование оппозиции де-юре, решила вообще не допустить ее к механизму парламентского участия в политическом процессе. Тем самым она как бы сожгла последние мосты, лишив себя всякой возможности наладить реальный диалог с оппонентами.


Оппозиция искусственным путем выталкивается из публичного политического пространства, ей перекрывают все каналы взаимодействия с обществом. Оппозицию подталкивают, если можно так выразиться, к “уличной политике”. Сейчас существует огромная опасность того, что ожесточение политической борьбы никогда более не предоставит аналогичного шанса, благоприятного момента для начала диалога между властью и оппозицией. Создается впечатление, что власть сознательно подтолкнула оппозицию в радикальное пространство, дабы использовать это для ответного ужесточения своих позиций.


4. Победа партии власти — это возвращение к клановой системе. Прошедшие выборы означают возвращение не столько к однопартийной системе, сколько к клановой. Дело в том, что большинство провластных партий в реальности представляют собой альянс различных теневых групп давления, условно объединенных под разными партийными брэндами. Поэтому успех партии власти на последних выборах означает на самом деле победу этих самых теневых политических сил, или, проще говоря, коррумпированной бюрократии. Хотя на самом деле эти выборы должны были еще более способствовать выходу теневых групп на открытое публичное пространство.


Более того, практически уничтожив публичную (демократическую) оппозицию, существующую в правовых рамках, правящая группа остается один на один с теневой оппозицией (клановой), которая не признает никаких правовых рамок. Хотя демократическая оппозиция, как ни странно, могла бы стать для власти серьезным ресурсом политической поддержки. Если власти удалось бы привлечь демократическую оппозицию под решение общенациональных задач, то это дало бы эффект, намного превосходящий возможности пропрезидентских сил.


5. Оппозиция не сложилась еще как целостный лагерь политических сил. У оппозиции отсутствует четкая стратегия действий, и прошедшие выборы еще раз показали, что в оппозиционном лагере пока нет полного единства. Лидеры оппозиции, говоря, что их партии являются стратегическими союзниками, при этом не смогли до конца определиться в своих позициях по отношению к президенту и его политике. В итоге, оппозиционные партии не смогли преодолеть некоторые разногласия между собой, идя на выборы с разными стратегическими задачами: одни настраивались на борьбу с президентом, другие — за влияние на него.


О каком стратегическом партнерстве может идти речь, если оппозиция не выработала единый подход к ключевому вопросу: об отношении к президенту и проводимой им политике? Поэтому оппозиции надо бороться не против президента и не за влияние на него, а, скорее, за влияние на общество. Ставя перед собой узкую задачу борьбы за влияние на президента, оппозиция скатывается до уровня лоббистской группы.


6. Выборы могли бы способствовать эволюции политической системы. Выборы позволяли рассчитывать не просто на формирование механизмов и институтов, способствующих развитию конкурентной политики в Казахстане. Они могли заложить основы новой стратегии развития государства и общества. На протяжении последних лет в политической элите не прекращается спор о темпах и этапах осуществления политических реформ. И проблема заключается вовсе не в том, что в этом вопросе затруднен поиск объективных критериев. Просто дискуссия идет в несколько абстрактной форме, а в элите слабо представляют точку зрения общества на эту проблему.


Хотя прошедшие выборы могли расставить все точки над “i”. Выборы могли бы зафиксировать, сколько казахстанцев поддерживают курс на ускоренное политическое развитие и сколько выступают за медленный темп политических реформ. Какова доля граждан, выступающих за обновление элиты, за модернизацию, и какова доля граждан, выступающих за консервацию нынешней ситуации.


Одним словом, выборы показали бы, какова доля либерально настроенной части и какова доля консервативно мыслящей части общества. Имея эти показатели, власть могла бы планировать свои дальнейшие действия, в частности, в вопросе реализации политических реформ.


Возвращение к нулевой ситуации


В целом прошедшие выборы можно расценивать как шаг вперед (достижением является хотя бы то, что в обществе, и в оппозиции, наконец, смогли избавиться от всех иллюзий и ложных ожиданий). Но, тем не менее, резкого скачка в политическом развитии не произошло, не удалось обозначить перспективы политического развития Казахстана. Наихудшие опасения не подтвердились, но и лучшие ожидания не оправдались.


Как ни странно, но ни одна политическая сила, ни одна партия в реальности не может быть удовлетворена результатами прошедших выборов. Это может привести к росту реваншистских настроений в элитных группировках. Все будут стремиться переиграть ситуацию заново и исправить допущенные ошибки. Тем самым политические силы будут нагнетать напряженность и ускоренным темпом входить в конфликтную фазу. Однако ни власть, ни оппозиция сейчас не способны предложить способов преодоления кризисной ситуации. И что особенно тревожно, данный рост конфликтности будет усиливаться с приближением президентских выборов 2006 года.


“Республика. Деловое обозрение” 08.10.04г.

Новости партнеров

Загрузка...