Столица Казахстана похожа на заброшенную космическую станцию…

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Америка готова расплачиваться за нефть жизнями своих граждан


«Ирак — вовсе не единственная страна, где американские военные ежедневно рискуют своими жизнями ради защиты нефтяного потока, — пишет в онлайновом издании Asia Times аналитик Майкл Клар. — В Колумбии, Саудовской Аравии и Республике Грузия персонал из США днем и ночью охраняет трубопроводы и перерабатывающие заводы либо контролирует местные силы, призванные осуществлять эту миссию».


В качестве показательного примера предстает ситуация в каспийском регионе. После распада Советского Союза американские нефтяные компании и высокопоставленные чиновники не жалеют усилий для того, чтобы заполучить доступ к огромным запасам нефти и природного газа, сосредоточенным в первую очередь в Азербайджане, Иране, Казахстане и Туркменистане. Со ссылкой на неназванных экспертов, автор указывает, что на дне Каспия может залегать до 200 миллиардов баррелей нефти, что примерно в семь раз превышает запасы Соединенных Штатов. Но регион не имеет непосредственного выхода к морю, поэтому главным вопросом в деле контроля над регионом становится транспортировка нефти на западные рынки, проще говоря — вопрос о трубопроводах.


Главным маршрутом станет магистраль Баку-Тбилиси-Джейхан протяженностью 1600 километров, которую строят западные фирмы. По мнению Майкла Клара, трубопровод, пропускная способность которого составит в конечном итоге миллион баррелей нефти в день, «будет подвергаться постоянной угрозе саботажа со стороны исламских боевиков и этнических сепаратистов по всей его длине». Естественно, в условиях повышенного риска Вашингтон не может оставаться безучастным. «Соединенные Штаты уже приняли существенную ответственность за его защиту, обеспечивая поставки оружия и оборудования на миллионы долларов грузинским военным и развернув в Тбилиси военных специалистов, призванных обучать и консультировать грузинскую армию, которой предстоит защищать этот жизненно важный трубопровод». Автор прогнозирует расширение американского присутствия в 2005 или 2006 г., когда нефтепровод будет сдан в эксплуатацию и возможно обострение ситуации в регионе.


Причина внимания Соединенных Штатов к нефти связана с тем, что «зависимость Америки от импорта нефти неизменно растет, начиная с 1972 г., когда внутренняя добыча достигла своего исторического максимума (или «пика»), составив 11,6 млн. баррелей в день». На сегодня США добывают порядка 9 млн. баррелей в день, и, как ожидается, эти показатели будут снижаться и далее, поскольку ресурсы старых месторождений вскоре будут исчерпаны.


Еще одним тревожным для Белого дома фактором станет то, что «возрастет доля нефти, импортируемой из враждебных, раздираемых войнами стран развивающегося мира». Тогда как поставки из дружественных и стабильных государств, таких, как Канада или Норвегия, уменьшаются. Это связано с тем, что индустриальные страны уже использовали значительную долю своих залежей нефти. В результате, мы наблюдаем историческое перемещение эпицентра мировой нефтедобычи «из промышленных стран глобального Севера в развивающиеся страны глобального Юга, которые зачастую отличаются политической нестабильностью, расколоты этническими и религиозными конфликтами, либо являются ареной действий экстремистских организаций».


Независимо от силы существующих в этих странах исторических антагонизмов, добыча нефти обычно приводит к усилению дестабилизации. «Внезапный приток нефтяного богатства в бедные и слаборазвитые в прочих отношениях страны приводит к усугублению раскола между богатыми и бедными, и этот раскол часто проходит по этническим или религиозным линиям, порождая перманентный конфликт вокруг распределения нефтяных доходов. Чтобы предотвратить такую бурю, правящие элиты вроде королевского семейства в Саудовской Аравии или новых нефтяных властелинов Азербайджана и Казахстана ограничивают или запрещают выражение общественного инакомыслия и полагаются на репрессивные машины сил государственной безопасности, чтобы сокрушить оппозиционные движения. Поскольку таким способом исключаются мирные способы выражения инакомыслия, силам оппозиции вскоре не останется иного выбора, кроме участия в вооруженном восстании или террора».


Американское руководство ответило на системный вызов стабильности в регионах нефтедобычи вполне предсказуемо: оно призвало военную мощь с целью гарантировать беспрепятственный поток нефти. Как напоминает автор, этот подход был принят еще администрациями Гарри Трумэна и Дуайта Эйзенхауэра после Второй Мировой войны, когда безопасности поставок нефти из Персидского залива угрожали «советские авантюры в Иране и панарабские перевороты на Ближнем Востоке». Формально провозгласил такой подход в январе 1980 г. президент Джимми Картер, когда в ответ на советскую оккупацию Афганистана и исламскую революцию в Иране он объявил, что безопасные поставки нефти из Персидского залива являются частью «жизненных интересов Соединенных Штатов Америки». Также он заявил, что с целью защиты этих интересов США готовы использовать «любые необходимые средства, включая военную силу». Аналогичным образом мотивировал участие своей страны в войне в заливе в 1990-91 гг. Джордж Буш-старший, в тех же выражениях оправдывали недавнее вторжение Америки в Ирак.


«Первоначально такая политика была в значительной степени ограничена самым важным регионом мировой нефтедобычи — Персидским заливом, — отмечается далее. — Но, сталкиваясь с постоянно растущим спросом на импорт нефти, американское руководство распространило ее и на другие ведущие нефтяные районы, включая бассейн Каспийского моря, Африку и Латинскую Америку. Первый шаг в этом направлении был сделан президентом Биллом Клинтоном, который стремился эксплуатировать энергетический потенциал каспийского бассейна и, обеспокоенный нестабильностью в регионе, установил военные контакты с будущими поставщиками, включая Азербайджан и Казахстан, и с основным транзитным государством — Грузией». В числе шагов администрации Клинтона называется инициатива по строительству нефтепровода Баку-Джейхан и первые усилия по защите этого трубопровода, связанные с усилением военной мощи вовлеченных стран. Джордж Буш-младший продолжил эту линию, он увеличил помощь этим государствам и развернул подразделение военных советников в Грузии. Кроме того, подчеркивается, что «Буш также рассматривает учреждение постоянных военных баз США в Каспийском регионе».


В качестве оправдания этих действий решающим аргументом служит «война с террором». Знакомство с документами Пентагона и Государственного департамента показывает, что цели борьбы с террором и защиты нефтяных поставок близко связано между собой в умозаключениях администрации США. Так, при составлении документов о финансировании создания в 2004 г. «сил быстрого реагирования» в Казахстане Государственный департамент проинформировал Конгресс, что такие силы необходимы, чтобы «увеличить возможности Казахстана ответить на основные террористические угрозы нефтяным платформам» в Каспийском море.


Как отмечает в заключение свой статьи Майкл Клар, «в то время как антитеррористическая и традиционная риторика о защите национальной безопасности будет использоваться, чтобы объяснить опасное развертывание за границей, все больше американских солдат и моряков будет направляться на защиту заграничных нефтяных месторождений, трубопроводов, перерабатывающих заводов и танкерных маршрутов. И поскольку эти объекты, вероятно, будут все чаще подвергаться нападениям партизан и террористов, соответственно возрастет риск жизням американцев. Американцы неизбежно будут платить все растущую цену кровью за каждый дополнительный литр нефти, которую они получают из-за границы».


Дело — труба


Нефтяную тему продолжают сообщения других СМИ, касающиеся транзита наших углеводородных ресурсов. Так, France Press называет трубопроводы «узким местом» в экспорте нефти, что может нанести удар по мечтам Казахстана о нефтедолларовом богатстве. Мартин Ферстр, представитель англо-голландской компании Shell, предполагает, что каспийское месторождение Кашаган может войти в число пяти крупнейших месторождений мира после начала здесь добычи в 2008 г. Однако зарубежные фирмы обеспокоены медленным решением вопроса экспорта углеводородов.


Прогресс в переговорах о присоединении Казахстана к проекту Баку-Тбилиси-Джейхан агентство называет незначительным. Есть проблемы и с системой КТК. В частности, российские власти недовольны непрекращающейся модернизацией трубопровода, приводящей к задержке в получении коммерческой выгоды от этого маршрута. Нефтяники сомневаются и в состоятельности нефтепровода в направлении Китая, строительство которого началось несколько дней назад. Их беспокоит значительная протяженность и наличие на том конце трубы лишь одного покупателя — Китая.


Сайт Baku Today рассказывает о продолжении переговоров между Азербайджаном и Казахстаном об участии в проекте Баку-Тбилиси-Джейхан. Очередной раунд переговоров состоится в этом году. Баку уже давно подталкивает Казахстан к участию в проекте, однако соответствующие официальные соглашения до сих пор не подписаны. «Наша нефть необходима для этого трубопровода, и мы стремимся максимально защитить наши интересы», — эти слова министра энергетики и минеральных ресурсов РК Владимира Школьника приведены в публикации.


Свой интерес к транзиту казахстанской нефти есть и у Тегерана. Высокопоставленный представитель правительства Ирана обсуждал на минувшей неделе возможности увеличения экспорта нефти и зерна через Каспийское море. Как информирует агентство MNA, на брифинге в Астане министр торговли Ирана Мохаммад Шариатмадари заявил, что предложения о расширении транзита находятся на стадии обсуждения.


В другом сообщении, переданном агентством IRNA, сказано, что среди прочих обсуждался вопрос о строительстве наземного нефтепровода из Казахстана в Иран через Туркменистан. Известно, что и Астана, и Тегеран заинтересованы в осуществлении этого коммерчески привлекательного проекта, однако решительно против выступают Соединенные Штаты, лоббирующие маршрут Баку-Джейхан. Впрочем, пока, судя по имеющейся информации, было бы преждевременно говорить о документальном оформлении договоренностей с Ираном.


Икры будет меньше, белуги — больше?


New York Times рассказывает о том, что орган по защите редких видов природы Организации Объединенных Наций объявил об уменьшении квот на экспорт икры осетровых видов рыб из каспийского региона. Организация CITEC мотивирует свое решение снижением в последние десятилетия численности осетровых на 90 процентов.


В заявлении CITEC, опубликованном в Бангкоке, говорится, что одобрение квот последовало вслед за соглашением пяти прикаспийских государств о защите биоресурсов моря. Соглашение о защите осетровых подписали такие государства, как Казахстан, который производит основную долю белужьей икры, самой редкой и наиболее ценной из всех видов, Россия, Иран, Азербайджан и Туркменистан. «Новый подход, согласованный здесь, дает правительствам серьезные экономические основания решить проблему незаконного лова рыбы, — заявил заместитель генерального секретаря CITEC Джим Армстронг. — Если незаконная торговля уменьшится, легальный экспорт и, соответственно, доходы правительства в ближайшее время возрастут».


Общий объем квот на вылов каспийских осетровых на будущий год составит 125 тонн, что на 22 процента ниже уровня 2003 года (161 тонна). Однако природоохранные организации, рассчитывавшие на введение полного запрета на лов осетровых, высказали недовольство принятым решением. Так, Лайза Спир, аналитик Советов по защите природных ресурсов, заявила, что CITEC «содействует дальнейшему снижению численности каспийского осетра». «Мы крайне разочарованы», — добавила она.


Казахстан догоняет Ботсвану и Зимбабве


Об удручающих показателях детской смертности в Африке и странах постсоветского пространства рассказывает британская газета Guardian. В африканских странах южнее Сахары младенцы умирают теперь значительно чаще, чем десятилетие назад, причиной этого стала эпидемия СПИД/ВИЧ. Об этом говорится в докладе Детского фонда ООН — ЮНИСЕФ. В этих странах не доживает до пяти лет каждый шестой ребенок, тогда как в Латинской Америке и Карибском бассейне умирает один из 29, а в индустриальных странах — один из 143.


Хотя в целом на планете показатели детской смертности несколько снизились, некоторые страны этот незначительный прогресс обошел. В частности, тревожная ситуация складывается в Южной Африке, Ираке и странах бывшего Советского Союза.


Есть страны, в которых отмечен даже рост детской смертности. В число таких государств попали ЮАР, Камерун, Кот-д’Ивуар (бывший Берег Слоновой Кости), Кения, Ирак, Камбоджа, Казахстан и Узбекистан. Самый высокий показатель детской смертности демонстрирует Сьерра-Леоне (Западная Африка), где погибает каждый четвертый ребенок в возрасте до пяти лет.


В нескольких странах бывшего СССР, включая Россию, ситуацию называют застойной, однако значительного прогресса добились Бангладеш, Египет, Индонезия, Иран, Израиль и Малайзия.


А в сообщении Reuters приведен список стран, где в последние годы выросли показатели детской смертности. Оказывается, таковых на планете всего десять: это Камбоджа, Ирак, Ботсвана, Зимбабве, Свазиленд, Кения, Камерун, Кот-д’Ивуар, Казахстан и Узбекистан.


«11 млн. детей младше 5 лет умирают ежегодно во всем мире от предотвратимых болезней», — продолжает тему немецкий журнал Spiegel. Это издание также подробно рассказывает о докладе ЮНИСЕФ, где анализируется ситуация с детской смертностью на планете. Известно, что ООН поставила задачу снизить на две трети показатели детской смертности к 2015 году. «Однако в странах на юге Африки, в Ираке и государствах бывшего Советского Союза смертность даже вновь возросла». Увы, и в этой публикации Казахстан назван среди стран, отличившихся увеличением показателей детской смертности. Причем, практически все фигуранты этого списка «славятся» крайней нищетой, всевозможными болезнями от СПИДа до малярии и имеют едва ли не самые низкие в мире показатели экономического развития.


Астана — безлюдный город небоскребов и мавзолеев


Между тем две недели назад в упомянутом выше издании Spiegel была опубликована статья корреспондента Ларса Лангенау, в разгар выборных страстей побывавшего в Казахстане. Оценки репортера вполне вписываются в общий тон публикаций западных СМИ, однако его впечатления от Астаны заслуживают особого внимания. Становится вполне ясным, как страна докатилась до того, что попала в один ряд с беднейшими странами Африки по показателям детской смертности, в то время как нефтедоллары идут на взятки и строительство претенциозных сооружений в новой столице. Ниже приведены выдержки из данной статьи.


В молодой столице Астане, название которой весьма непритязательно переводится как «столица», министр иностранных дел Касымжомарт Токаев с гордостью рассказывает о стремительном экономическом развитии его страны: он говорит о трудном процессе трансформации после невольно доставшейся независимости центральноазиатской советской республики от матушки-России в 1991 году. Тогда у страны не было даже системы налогов и пошлин, отсутствовала армия. Затем он обращается к последним 5 годам, за которые ежегодный рост ВВП составлял порядка 10 процентов, что гарантировало казахам самый высокий уровень жизни в Центральной Азии.


Финансовая система молодого государства вызывает восторги экспертов во всем мире. Казахстан отличает стабильность валюты, умеренная инфляция, либеральный валютный и внешнеторговый режим, страна сумела даже досрочно выплатить свой долг Международному валютному фонду.


Министр иностранных дел говорит, что незначительное население в 15 миллионов человек сдерживает подъем страны. Отсутствие людей ощущается и в Астане, столица выглядит как покинутая космическая станция. Однако именно здесь возводится один из крупнейших в мире административных центров. Бездушные, стеклянные высотные здания и огромные роскошные сооружения заполоняют степь. Строительная отрасль освобождена от налогов и всего, что может ее сдерживать.


Астана, кажется, хочет всей мощью и всем блеском продемонстрировать, как можно жить, продавая ежедневно более 400 тысяч баррелей нефти. Километровая ось тянется от богатой, сооруженной в постсталинском помпезном стиле штаб-квартиры нефтяной компании «Казмунайгаз» до здания парламента, размеры которого диаметрально противоположны его властным правомочиям. В центре в форме колоса возвышается грандиозная осмотровая башня, которую окружают массивные мавзолеи министерства обороны и министерства иностранных дел.


Все строения могут служить первым свидетельством значительного продвижения вперед. Государственные чиновники Казахстана поддерживают сильную президентскую власть. Авторитарные режимы вроде Малайзии, Сингапура или Чили при Пиночете представляются им блестящими образцами для развития страны. Зарабатывание денег стало в Казахстане самостоятельной идеологией, которая одержала победу над коммунизмом.


Куда же деваются деньги? Ответ на этот вопрос дает одна из бывших кандидатов в депутаты от партии Демократический выбор Казахстана: «Подъем заметен только в статистике, народу ничего не достается». «Куда деваются деньги от нефтяных сделок?» — этим вопросом задается и оппозиционная партия «Ак Жол» («Светлый путь»). «Почему большинство граждан Казахстана едва сводят концы с концами, а треть населения за чертой бедности?» В число важнейших финансовых партнеров страны наряду с Россией в течение долгих лет входят известные как налоговый рай Бермуды и Британские Виргинские острова. Зато в рейтинге коррупции организации Transparency International Казахстан занимает место в самой вершине.


Однако возмущение оппозиции вряд ли достигнет народа: перед ней прочно закрыт выход в средства массовой информации. Разумеется, все они находятся в руках семьи Назарбаева или верно служат государству. Официально никакой цензуры печати нет, однако неожиданно появляются полностью фальсифицированные газеты, в которых оппозиция отрекается от своего курса и присягает на верность президенту. Или независимые масс-медиа доводятся сфабрикованными судебными исками до финансового краха.


Дарига Назарбаева, полагают наблюдатели, вполне могла бы через 3 года унаследовать от ее отца президентский пост. Народ, пожалуй, вряд ли взбунтуется против этого монархического порядка наследования. Большинство придерживается мнения, что правящая элита может спокойно оставаться у власти. В конце концов, она уже полностью набила свои карманы. Почему, спрашивают люди, мы должны выбирать тех, кто начнет это делать заново?


***


© Есен Смагулов. Перепечатка этого материала возможна только с разрешения автора



smagulove@mail.ru


Новости партнеров

Загрузка...