Туркменистан: Новый шаг в “борьбе за здоровье нации” на руинах системы здравоохранения

Реорганизация системы здравоохранения, инициированная президентом Ниязовым, не оставляет туркменским гражданам надежды на квалифицированное медицинское обслуживание.


Пагубная кадровая политика, нарушение и отрицание норм, присущих современному и цивилизованному подходу к развитию здравоохранения, привели к полнейшему краху этой системы в стране.


Созданная и развитая в годы советской власти система здравоохранения, в сегодняшнем Туркменистане полностью разрушена. В стране практически отсутствует практика оказания первой неотложной медицинской помощи. Закрыт ряд медицинских учреждений, закрыты сельские родильные дома, ликвидированы сельские участковые больницы.


Тотальное сокращение специалистов узкого профиля и медицинского персонала среднего звена привело к тому, что врачи, ведущие прием больных, выполняют функции и медсестры, и санитарки. Только в 2002 году было сокращено около 12 тысяч медицинских работников.


Врач одной из государственных больниц, по понятным причинам не захотевший назваться, говорит: “Я врач высшей категории, раньше на приеме больных за мной была закреплена медсестра и санитарка, каждый из нас добросовестно выполнял свои функции, и каждому из нас хватало работы. Сначала сократили санитарку, и ее обязанности легли на плечи медсестры, а теперь я осталась одна и выполняю работу за всех. Чтобы не лишиться рабочего места, мне пришлось согласиться и на такие условия. Правда, время, которое я затрачиваю на выполнение работы медсестры и санитарки, я отнимаю у больных”.


В июне 2004 года последовала новая волна сокращений медицинских работников с высшим образованием. Все специалисты, получившие образование за пределами страны после 1994 года, попали под сокращение.


“Я работала вместе с мужем в одной больнице, в начале июня этого года всех сотрудников попросили принести копии дипломов и паспортов, — рассказывает Марина, врач-педиатр, — мой муж — врач-логопед, окончил Ленинградский медицинский институт в 1996 году. Я окончила наш туркменский мединститут в 1998 году. Через неделю после предоставления копий документов моего мужа сократили без объяснения причин”.


Те “счастливчики”, которые продолжают работать, должны за свой счет приобретать для себя медицинское обмундирование, на свою и без того низкую заработную плату.


Врач-акушер родильного отделения одной из больниц Ашхабада поделилась наболевшим: “О каком соблюдении санитарных и гигиенических норм в родильном отделении можно говорить? Когда врачи за свой счет покупают себе халаты, маски, стерильные перчатки. Медсестры покупают марлю, бинты, вату, спирт, а санитарки покупают для своей работы дезинфицирующие хлорсодержащие моющие средства – нам ничего сейчас не выдают для работы. Вот и удивляются наши роженицы, когда у них просят принести с собой постельное белье, стерильные пеленки, вату, марлю и необходимые медикаменты”.


Повышенного внимания и неотлагательного решения назревших проблем требует вся система здравоохранения, но эпидемиологическая ситуация в стране требует особенного внимания. Жаркий климат, частые перебои с подачей электроэнергии и воды во много раз повышают опасность возникновения желудочно-кишечных заболеваний.


Но в настоящее время, вспышки инфекций не регистрируются, врачам запрещено диагностировать такие острые инфекционные заболевания, как-то: дизентерию, брюшной тиф, гепатит, не говоря уже о туберкулезе, венерических болезнях и СПИДе.


“Сплошь и рядом нарушаются санитарные нормы. Имеют место случаи повторного использования одноразового медицинского инструментария. В больницах нет шприцев, систем для капельного вливания, донорскую кровь не проверяют на наличие инфекций, доноров только лишь спрашивают, чем они болели в детстве, — так работник министерства здравоохранения описывает ситуацию в медицинских учреждениях страны. — Конечно, наше руководство не лечится в наших больницах. Они и члены их семей предпочитают лечиться за пределами страны, и это говорит о многом!”.


Ужасает ситуация в Республиканской инфекционной больнице. “Врачи к восьми утра собираются на планерку, а с девяти до десяти в стерильных белых халатах наводят порядок на территории больницы: метут двор, подстригают деревья, а потом в этой же одежде идут на обход больных по палатам, — рассказывает пациент этой больницы. — Меня лечат от гепатита, хотя в медицинской карте мне поставлен диагноз: острое отравление”.


На фоне полного краха системы здравоохранения открываются новые беломраморные госпитали, оснащенные по последнему слову техники. 12 Рухнама (сентября) в столице открыт новый суперсовременный диагностический центр.


Выступая на открытии, президент Сапармурат Туркменбаши отметил: “Такого оборудования нет нигде в мире. Этого оборудования немецкой фирмы «Сименс» нет еще даже в Германии. Теперь не надо измерять температуру тела. Приборы сами сразу определят болезнь и способ ее лечения. В один день такие диагностические центры будут открыты в трех велаятах нашей родины. Еще никогда туркмены подобного не видели. За 74 года советской власти ни один такой центр не был построен в Туркмении. А сейчас мы одновременно в один день открываем три таких центра”.


“Судя по тому, что приборы сами смогут определять болезнь и способы ее лечения, как сказал наш вождь, и, следуя его принципам, надо ожидать новую волну сокращений медицинских работников с высшим образованием, — комментирует высказывание президента один из бывших преподавателей государственного медицинского института. — Этим вновь построенным и уже существующим суперклиникам предоставлена полная экономическая самостоятельность в условиях рыночной экономики. И цены на услуги установлены по европейским стандартам, которые недоступны для рядового населения”.


Те же, кто может себе позволить обратиться в такие дорогостоящие медицинские центры, разочарованы качеством обслуживания и отсутствием специалистов, способных грамотно пользоваться современным оборудованием и по клиническим исследованиям ставить правильный диагноз. Чаще всего в таких центрах работают молодые специалисты, окончившие государственный мединститут в годы независимости. Эти “специалисты” не знают латынь, когда все медицинские международные термины излагаются именно на этом языке, отныне туркменский лидер распорядился перевести все на национальный язык:


“Нам надо обратить внимание на работу со студенческой молодежью. В мединституте плохо обучают студентов. Выпускники института даже не могут сделать укол. Зачем они тогда учатся 6 лет. Все названия лекарств на латыни. И этих терминов без конца и края. И бедных студентов заставляют латинские термины учить наизусть. Пройдет два-три года, и студенты забывают эти термины. Нам надо писать учебники на туркменском языке, и названия лекарств писать на туркменском языке. Чтобы было все понятно. Если от головной боли, так должно быть написано, что от головной боли. Национальная медицина — это не означает, что оторванная от мира” — отметил Туркменбаши, выступая по местному телевидению и давая наставления министру здравохранения.


Медицинский персонал не имеет возможности повышать свой профессиональный уровень из-за отсутствия специальной литературы, медицинских журналов, запретов на участие в международных симпозиумах и конференциях. Те, кто рискует воспользоваться присланным из-за рубежа приглашением, вынуждены делать это за счет своих отпусков, оплачивая проезд из своего скудного кармана, да еще и рискуя тем, что если об этом узнают, то можно лишиться рабочего места.


“А может, это к лучшему, что наши молодые специалисты не могут посещать международные конференции и семинары — трудно будет им общаться с зарубежными коллегами, ибо латынь – международный язык медиков – в Туркменистане теперь под строжайшим запретом”, — сетует старейший работник медицинского образования.


И без того плачевное состояние здравоохранения в Туркменистане усугубляется дискриминацией властей в отношении русскоязычных специалистов. Много опытных врачей, профессоров и преподавателей Мединститута уволены: кто за незнание туркменского языка, кто – за родство с “неугодными”, кто просто по прихоти руководства, чтобы на место уволенного принять своего родственника.


“Да, я по собственному желанию уезжаю из страны, так как не готов лечить людей верблюжьей колючкой и золой, спасать людские жизни, имея в распоряжении только аспирин. Разве не является показателем то, что сам глава государства, который печется о здоровье нации и открывает, как он говорит, самые современные и единственные в Средней Азии, оснащенные по последнему слову техники, медицинские центры, предпочитает лечиться в Германии и Америке, у врачей, которые пользуются латынью. И я не уверен, что они владеют туркменским языком! – говорит теперь уже бывший практикующий врач городской детской больницы.


“Для того чтобы реанимировать систему здравоохранения в стране, необходимо восстановить первичную медико-санитарную помощь, восстановить структуры головных учреждений по приоритетным проблемам, структуру научно-практических учреждений санитарно-эпидемиологического профиля, создать эпидемиологическую комиссию при правительстве страны по координации действия всех служб в чрезвычайных ситуациях, – говорит работник Министерства здравоохранения. — Решение этих и еще многих проблем в системе здравоохранения, мобилизация внутренних ресурсов и привлечение зарубежных партнеров, внедрение программ Всемирной Организации Здравоохранения позволят Туркменистану сбросить пелену отчужденности и выйти на цивилизованный путь борьбы за здоровье нации”.

Новости партнеров

Загрузка...