Антиконституционный захват власти

Прошедшие 19 сентября и 3 октября выборы депутатов в мажилис парламента Республики Казахстан уже получили оценку политиков, политологов, социологов, рядовых граждан страны и зарубежных наблюдателей и обозревателей. Имеется предварительная оценка таких международных организаций, как ОБСЕ, аналитических центров Средней Азии и дипломатических корпусов, аккредитованных в Казахстане.


Наконец, по-разному оценивают итоги прошедших выборов политические партии, общественные объединения.


Координационный совет избирательного блока “Оппозиционный Народный союз коммунистов и ДВК” дважды обнародовал политические заявления, которые опубликованы в “Правде Казахстана” и других средствах массовой информации.


У каждого аналитика свое видение, свое измерение и своя правда. Но, как известно, истина одна.


Выборы оказались очередным, но еще более изощренным фарсом олигархического режима. Поэтому народ с присущей ему мудростью, если прежний парламент называл “карманным”, то вновь “избранный” называет парламентом “Назарбаева и Машкевича”.


Чем, если не фарсом, можно назвать прошедшие выборы, когда даже приглашенные Центризбиркомом Казахстана зарубежные наблюдатели говорили, что “некоторые граждане не оказались в списках и не смогли проголосовать”, оголтелые сторонники режима им отвечали: “Да, были нарушения, ну и что с этого, у кого их не бывает?” Когда одиозные депутаты, избранные на новый срок в результате подтасовок и фальсификаций, также не скрывают порочности прошедших выборов и говорят, что “не надо раскачивать лодку”, то есть нарушать покой коррумпированной и вороватой власти.


Сегодня нашей партии следует дать политическую оценку выборов в мажилис с учетом откликов сил, поддерживающих режим.


Первый и самый главный итог выборов – это неконституционный захват представительной ветви власти Н.Назарбаевым.


Компартия давно доказала то, что политическая власть узурпирована президентом страны, и вместо декларированной президентской формы правления создана семейно-кланово-компрадорская форма правления. Вместе с тем в нас еще теплилась надежда на то, что режим “насытится”, что у главы государства появится чувство меры, что он проявит мудрость, хотя бы теперь постарается выполнять свои конституционные обязанности и обещания о прозрачном и справедливом проведении выборов 2004 года. Увы. Надежды растаяли как первый снег.


Возглавляемая им партия “Отан” и назначенные им акимы боролись за депутатские мандаты, как хищники, почуявшие конец света. Они с головой выдали себя, весь свой страх потерять кресла и лишиться наворованного. Таковым оказался морально-нравственный уровень кандидатов от президентской партии и партии известного захватчика значительной части богатств Казахстана — гражданина Израиля. У власти и многих кандидатов от “Отана” и АИСТа нравственный облик опустился ниже мыслимой черты, как говорят в народе, “ниже колена”. Они безо всякого зазрения, не стесняясь, использовали самые грязные приемы обмана и шантажа, насилия и подкупа, заставляя голосовать за провластные партии и их кандидатов.


На местах в списки избирателей были включены вероятные “сторонники” кандидатов от власти и мафии, а сторонники оппозиции умышленно оказались вне пределов проживаемых их территорий. Так, на 25-ом округе в секрете держали списки избирателей даже 17-18 сентября, на выборы 19 сентября избирательные комиссии пошли с тайными списками.


Весь ход проведения выборов в мажилис сопровождался грубейшими нарушениями закона “О выборах в РК” и п.2 статьи 3 Конституции Республики Казахстан, где говорится, что “народ осуществляет власть непосредственно через свободные выборы”.


Самое страшное в том, что продолжалось игнорирование п.3 статьи 3 Конституции, который гласит, что “никто не может присваивать власть в Республике Казахстан. Присвоение власти преследуется законом”.


Нынешний президент с 1994 года пренебрегает конституционной истиной о том, что “единственным источником государственной власти является народ”, применяет различные технологии одурачивания народа Казахстана, авантюрно год за годом присваивает власть себе.


Кульминационным моментом всех этих грязных технологий насаждения и культа беспредела оказалось то, что из 10 мандатов, выделенных 12 партиям, принявшим участие в выборах, он “прикарманил” 9 — для своей партии и партии приспособленцев и олигархов, и лишь один из них уступил левоцентристам, абсолютно перечеркнув явную победу оппозиционного блока.


Наряду с поведением власти, мы сегодня должны правильно оценить состояние общества и психологию избирателей. Эта проблема неоднократно и всесторонне обсуждалась на мартовском (1997 г.) и на последующих пленумах ЦК КПК и съездах Компартии Казахстана.


Дальнейшая наша работа невозможна без уяснения изменений в классовой структуре общества, которые систематически анализировались на пленумах и съездах партии, но очень слабо использовались в работе с массами.


Очевидно, на данном этапе становления казахстанского общества так же, как и в России и других странах Содружества, сложился слой коррумпированной буржуазии, состоящий из чиновников, их семей и близких, сумевших захватить основную часть национального богатства при приватизации и преумноживших свое состояние при продаже иностранным компаниям и гражданам за взятки основных нефтегазовых и металлургических месторождений. Этот слой составляет, по некоторым данным, до 3 процентов населения. Однако он уже умело пользуется преимуществами своего классового положения. В его руках находятся финансовые, материальные и административные ресурсы. Другими словами, уровень самоорганизации крупной буржуазии в Казахстане на базе сращивания денег и власти существенно обогнал уровень самоорганизации любого другого слоя.


В целом казахстанские верхи уже успели обустроиться, и теперь они активно защищают свои классовые интересы. Современная буржуазия смогла осознать себя самостоятельным классом, понять свои эгоистические цели и задачи. Поэтому на прошедших выборах она вела себя крайне нагло, цинично и жестко, боясь потерять наворованное, при этом имея в виду и предстоящую дележку пирога по Каспийскому шельфу.


Этот слой общества антинароден, он имеет компрадорский характер и ни политически, ни морально, ни духовно не совместим с морально-духовными настроениями и социально-экономическим положением народа.


Этот слой, безусловно, нужно отличать от зажиточного слоя принципиально другого вида населения – предпринимателей. То есть людей, занятых производством материальных и духовных благ, зарабатывающих свое состояние не разбазариванием общенародной собственности, а личным трудом, и работающих на благо экономики страны, не словами, а делами поддерживающих принципы социальной справедливости. Они – наши тактические союзники. Они – за демократизацию общества и правовую защищенность граждан и собственного бизнеса.


Вследствие антинародной политики режима на другом полюсе социальной карты страны сложился самый низший социальный слой казахстанского общества, который можно назвать люмпенским. Граждане, относящиеся к этому слою, не просто вытеснены из полноценной жизни. Они психологически свыклись со своим унизительным и ущербным положением, освоили его и подчас уже ничего другого не желают. Мне приходилось беседовать с теми, кто роется в мусорных и пищевых помойках. Один из таких моих собеседников в качестве претензии говорил о том, что на “его” участок “наезжают” другие нищие и отнимают его долю в мусорках. Многие из таких людей даже готовы отстаивать свое это положение, боясь любых перемен.


По оценкам экспертов, в том числе ПРООН, этот общественный слой в Казахстане достигает от 25 до 33 процентов.


В реальной жизни давно доказано, что люмпенизированные слои населения охотнее всего поддерживают не тех, кто пытается их защищать, кто ориентирует их к идеалам социальной справедливости, а тех, кто наиболее преуспел и разбогател. Они стараются приспосабливаться именно к богатым и власть имущим и считают для себя высшим благом тарелку борща или чашку чая с барского стола.


Для того, чтобы повести за собой эти массы социально обездоленного и зомбированного населения, коммунистам необходимо было демонстрировать волю, духовное превосходство, что в полной мере не было реализовано. Надо иметь в виду, что массы всегда идут за силой.


В Казахстане между богатыми и люмпенизированными социально-классовыми слоями сегодня располагается вся остальная часть общества, которая пребывает в состоянии своеобразного разброда. Эта группа очагами кристаллизируется в те или иные прослойки. В то же время процесс классообразования идет медленно. Он постоянно прерывается новыми социально-экономическими и политическими потрясениями. В результате махинаций общественным сознанием со стороны властей значительная часть населения вынуждена одновременно выполнять несколько социальных ролей.


К примеру, особенно в городах, трудовая книжка гражданина лежит в каком-либо учреждении или организации, что дает ему официальное положение государственного служащего. Одновременно этот человек подрабатывает на какой-либо частной фирме. Наконец, основные средства существования он зарабатывает, занимаясь мелкой куплей-продажей. Таким образом, в реальной жизни у одного и того же человека может быть несколько социальных ролей и достаточно разных психологических установок (в данном случае их три). Какой из трех видов его деятельности может оказаться важной на выборах?


Многие, особенно наши оппоненты, говорят о рабочем классе, о пролетариате, о трудящихся, не подозревая, что все эти классовые группы были планомерно уничтожены за годы “перестроек” и “реформ”, а сегодня они носят номинальный характер. Интересы рабочих, пролетариата, трудящихся, которые защищает обновленная Компартия Казахстана, в разные эпохи могут быть разными. Особенно, когда страна переживает не просто переходный период, а в обществе происходит трагический кризис неопределенности, что многие годы уже наблюдается в Казахстане. В таких условиях психология и поведение трудового населения оказываются деклассированными.


В связи с этим полезно вспомнить, что писал В.И.Ленин во время экономической разрухи в 1921 году, на заре Советской власти: “В силу печальных условий нашей действительности, пролетарии вынуждены прибегать к способам заработка не пролетарским, не связанным с крупной промышленностью, а мелкобуржуазным, спекулятивным, и путем ли хищений, путем ли частного производства на общественной фабрике добывать продукты себе…” (ПСС, т.43, с.310).


Сегодня, как и в начале прошлого века, состояние пролетариата чрезвычайно сложно, поэтому возможны лишь общие оценки. Тем более сейчас, когда, по сравнению с советским периодом, промышленное ядро рабочих уменьшилось в 2-3 раза.


Представляется возможным выделить в составе современного рабочего класса три слоя.


Первый — своего рода “рабочая аристократия”, сконцентрированная, прежде всего, в нефтегазовой и металлургической промышленности. В материальном смысле он более благополучен и более всего страшится его потерять.


Второй – трудящиеся тех предприятий, которые сумели уцелеть в хаосе экономических потрясений последних пятнадцати лет и которые держатся на плаву, на грани пусть минимальной, но стабильности.


К третьему слою можно отнести рабочих заводов и фабрик, “лежащих на боку”, втянутых в процесс умышленного банкротства и приватизации властями либо их полной ликвидации. Здесь концентрируется громадный протестный потенциал.


Эти слои пролетариата окружены группами, в частности, теми, которых Владимир Ильич назвал “чиновничьим пролетариатом” или “пролетариатом инженерным”. В целом, эти люди производят материальные и духовные ценности, эти трудящиеся – тот класс, интересы которых мы тоже защищаем. К сожалению, на прошедших выборах наша партия, в частности, и Оппозиционный блок, в целом, не сумели донести до этого слоя свою предвыборную Программу. К примеру, впечатляющие встречи у нас, кандидатов от оппозиции, были в малых городах — Жанатасе, Абае. Но их оказалось ничтожно мало, если учесть, насколько огромна общая аудитория протестного электората. Численность данного социального слоя составляет примерно 50 процентов от трудоспособного населения, который весьма разнороден.


Следует особо подчеркнуть, в Казахстане возник весьма обширный мелкобуржуазный слой. Это предприниматели, так называемые “посредники”, ремесленники, “челночники”, люди самых разных занятий. В основном они балансируют на грани деклассирования по своему социально-экономическому положению. Они постоянно колеблются между властью и оппозицией. Мелкие предприниматели страдают и от экономического господства олигархии, и от административного произвола бюрократии, и от корыстолюбивого режима, и от криминального рэкета. Подлинное лицо режима ему хорошо знакомо, поэтому в своей массе он не верит в его желание и способность помочь малому и среднему бизнесу.


В то же время колоссальная зависимость мелкого буржуа от власти, его управляемость, высочайшая услужливость и беспомощность перед государственной машиной очевидны. Предпринимателям просто деваться некуда. Власть это хорошо понимает и делает с ними, что хочет.


Более крупным предпринимателям глава государства время от времени показывает кулак, напоминая, что “любого из них возьмет за руки и отведет в суд”…


Оппозиция же притягивает этот слой своими идеями, верностью принципам социальной справедливости. Поэтому коммунистам надо бороться не с мелкой буржуазией, а — за нее. Необходимо стать для этих людей своими, нужными, полезными, одним словом, защитниками. Ведь они – рациональные труженики, а защита трудящихся – наша программная цель.


О крестьянстве. Определить его социальную суть сейчас очень сложно. Это уже не советского периода рабочие совхозов или колхозники. Это и не фермеры западного образца. Фермеризация казахстанских земледельцев-товаропроизводителей оказалась очередным “миражом в Сары-Арке”. Это такая неоднородная масса, которой сегодня присущи черты различных классовых групп. Трудящиеся на земле отброшены к натуральному хозяйству. После того, как власти удалось уничтожить крестьянство как класс и внести раскол в аграрное движение, ослабли рычаги взаимодействия самих сельских жителей. Тем не менее, многие, даже “продвинутые” сельские труженики с огромным интересом воспринимают аграрную политику Компартии, нацеленную на коллективизацию и кооперацию производства. Наши моральные нормы и принципы тождественны.


В Казахстане образовался еще один социальный слой, в условиях режима приобретший поистине самодовлеющее значение. Это чиновничий аппарат. В нынешнем социальном раскладе он наиболее устойчивый сегмент, или “почти класс”. С одной стороны, он высасывает жизненные соки из налогоплательщиков, ничего не давая им взамен, а с другой – составляет ядро массовой базы режима, с которым его накрепко связывают паразитарные интересы. В сущности, безгранично раздувая слой чиновничества, режим на народные средства создает и кормит ядро собственной социально-политической базы.


Справедливости ради я должен заметить, не все министры, госслужащие, даже не все акимы – взяточники, воры и хапуги, как считают многие наши сограждане. Безусловно, среди чиновничества есть порядочные люди, которые недовольны режимом и положением дел в стране, которые видят, куда ведут страну, и которые уже сейчас в тревоге за будущее своих детей и внуков.


Особую группу составляют работники бюджетных организаций. Это мелкие служащие, лишенные управленческих функций, низшая прослойка госслужащих – работники образования, науки, искусства и здравоохранения. Эта группа наиболее зависима от партии власти, она придавлена ею и подчинена ей. Мы все прекрасно знаем, какому страшному давлению они подвергаются во время выборов. Например, в ходе выборов в мажилис РК учителей, врачей, работников других учреждений буквально обязывали брать на себя не только организацию агитационной работы в пользу президентской партии “Отан”, но спускали им разнарядки на прием в эту партию. И попробуй откажись. Их использовали и для выполнения нечистоплотных технологий. В этом я убедился лично.


На многих встречах задавали вопросы и выступали люди в “одно лицо”, скажем, два педагога или врача, один предприниматель с заранее заготовленными “провокационными” вопросами. Наиболее характерные беседы складывались следующим образом. Подготовленный человек говорит: “Секе (или Серикболсын Абдильдаевич), мы Вас знаем, уважаем, только не критикуйте и не трогайте президента”. Задаю им контрвопрос: “В чем заключается моя критика?” Никто не может конкретно ответить, но продолжают говорить, что Назарбаев строит столицу, закрыл Семипалатинский полигон, сохраняется стабильность, нет кровопролития. Спрашиваю: “Кто строит государственность? Кто отменил льготы по Семипалатинскому полигону и Аральской зоне? Кто провел приватизацию, продал страну за бесценок? И вообще, когда и кто призывал к кровопролитию?” В таких ситуациях, как правило, им нечем крыть. Тогда они говорят, что Назарбаев дал нам независимость. Я уточняю: “У кого он ее брал или отвоевал и кому он эту независимость подарил?” После такого обмена мнениями многие мои оппоненты” признаются, что с этими вопросами на мои встречи с избирателями направил аким или директор школы.


На завершающем этапе выборной гонки власть изобрела еще одну “черную” технологию: на встречи оппозиции с избирателями подсылали крепких на вид молодчиков, чтобы они провоцировали срыв мероприятий.


Согласитесь, оторвать чиновничью гвардию от подобной безнравственной, низкой зависимости от режима – задача не из легких, если не сказать – архитрудная.


Народ хорошо понимает, что победа “Отана” на нынешних выборах обеспечена руками всемогущей власти на местах. Ей мы обязаны массовой фальсификацией, нарушениями закона “О выборах в РК” и лишением граждан их конституционного права на голосование.


Наконец, с помощью властей президентская Администрация и ЦИК осуществили неконституционный захват законодательной ветви власти партиями Назарбаева и Машкевича.


Тем не менее, есть надежда, что сегодняшние носители произвола и беззакония завтра, возможно, поймут, что больше так жить нельзя, что это их страна и народ – тоже. На этот счет в казахстанском обществе есть живые примеры – А.Кажегельдин, Т.Жукеев, П.Своик, А.Байменов, Г.Жакиянов, М.Аблязов, Т.Тохтасынов, А.Сарсенбаев и другие. Эти люди в самом начале своей карьеры на государственной службе поддерживали становление власти Назарбаева и начатые им “реформы”. Но потом, когда они поняли антинародную сущность политики президента, они нашли в себе мужество бросить вызов режиму. Ни в коем случае их нельзя упрекать в том, что в свое время они поддержали президента, поверили в него. Наоборот, сегодня они достойны моральной поддержки общества. Своими поступками они доказали свое моральное превосходство, силу характера и продемонстрировали истинный патриотизм и преданность казахстанскому народу, свою приверженность демократии, открытости общества и верховенству Закона.


Как в любом другом государстве, в Казахстане имеется слой экономически неактивных граждан. На их долю приходится более 40 процентов всего населения. Это огромная сила, и на нее во многом пытается опираться нынешний режим.


Хотя по социальному статусу, по мировоззрению это – наш электорат. Именно мы, будучи депутатами, всегда боролись за их интересы и права и в мажилисе, и в правительстве.


В психологическом плане тех, кто поддерживает режим, условно можно разделить на две группы.


Первая – те, кого в высших эшелонах власти презрительно называют “иждивенцами”, якобы из-за них принимается собесовский бюджет. На самом деле это никакие не иждивенцы, а люди, давшие в долг обществу и государству. Это ветераны войны и труда, пенсионеры, инвалиды. Они имеют полное моральное право требовать, чтобы государство вернуло им долги.


Ясно, что назарбаевское правительство этого не хочет делать, боюсь, и не станет делать. Ему выгодно привлекать доверчивых людей разного рода приступами “борьбы со льготами”, мизерными уступками и “адресной социальной помощью”, подачками в виде мизерного повышения пенсий, благотворительными обедами к Дням Победы и пожилых людей, шантажируя их увольнением с работы или отчислением из вузов их детей. Таким образом власть вымогает от них политическую поддержку на выборах. К сожалению, большинство пожилых нынешние подачки власти по-прежнему считает божьим даром. Хотя именно при президентстве Н.Назарбаева развернулись самые жесткие и безжалостные наступления на права и жизнь стариков, детей и женщин.


Поэтому коммунистам надо активно и аргументированно разъяснять людям истинное положение вещей.


Вторая группа — это молодежь. Обкатку технологией “запудривания мозгов” подростков власть ведет вовсю. Ставится и осуществляется задача создать из сегодняшних мальчиков и девочек, уже зомбированных телевизионной порнографией, вседозволенностью и перспективами “легких денег”, кулак и щит, чтобы потом бросить их в пламя политического кризиса. Вот та цель, которая зримо проступает за клоунадой пропрезидентски настроенной молодежи. Когда она скандирует: “Нурсултан – Казахстан!”, мне поневоле вспоминается предвоенная обстановка в гитлеровской Германии, и я еще более убеждаюсь в том, что за молодежь надо бороться, причем самым активным образом. Для этого у КПК есть база – молодежное крыло “Союз патриотической молодежи Казахстана”.


Столь подробный анализ состояния казахстанского общества в начале XXI века и оценка классовой принадлежности различных слоев общества необходима для обоснования наличия следующих проблем и получения ответа на главные вопросы.


Прежде всего, есть ли в Казахстане государствообразующий социальный слой, можно ли признать население страны единой и сплоченной монолитной силой? Ответ: сегодня, к сожалению, в Казахстане нет государствообразующей силы ни в классовом, ни в интернациональном, ни в национальном, ни в патриотическом аспекте.


Нынешний семейно-клановый режим власти не заинтересован в объединении этих слоев. Наоборот, на всех уровнях управления он использует социальную разбросанность, клановую рознь в своих корыстных целях, развращает людей мздоимством, подачками, политическим обманом.


Если читатели согласны с таким выводом, то следует признать, что независимость и спокойствие страны в опасности, и в этом виновата власть, а не оппозиция.


Вспомним недавнее прошлое, когда гораздо более прочный государствообразующий фундамент Советского Союза был разрушен. Авантюры одного Генсека оказалось достаточно, чтобы уничтожить мощную державу.


Компартия Казахстана всегда доказывала, что общество не должно бесконтрольно отдавать всю полноту власти в руки одного человека. Однако это произошло, и сегодня мы имеем то, что имеем. Сегодня президент продал иностранным капиталистам и отечественным олигархам нефть. Завтра продаст землю, послезавтра – народ, затем – страну.


Должна быть система власти, учитывающая интересы всех социальных групп населения.


Вторая оценка — в Казахстане, начиная с 1994 года, незаметно, но последовательно, поэтапно происходит неконституционный захват власти. Не было ни одного референдума, ни одних выборов в маслихаты и в парламент без нарушений Конституции и законов страны. Конституция и законы есть, но выше их всех режим личной власти президента. Такого беспредела и произвола, которые творились во время нынешней избирательной кампании с позволения главы государства и его администрации, не видели даже видавшие виды служащие самого госаппарата.


Третья оценка — на этих выборах в целом оппозиция повела себя более активно, чем на прошлых, создав избирательный блок “Оппозиционный Народный союз коммунистов и ДВК”. По ходу выборного процесса левоцентристская партия “Ак жол” стала оппозиционной к режиму. На этих выборах у оппозиции было значительно больше сил и средств для работы с населением. Она получила по меньшей мере половину голосов избирателей. Тем не менее, необходимо признать, что Коммунистическая партия Казахстана не смогла полностью использовать возможности работы с каждым слоем населения, как и прежде, обкомы и горкомы больше занимались шапкозакидательством, чем практической работой.


Следующая оценка — без подсчета голосов режим присвоил девять мандатов – для своих партий и один мандат “соблаговолил” выделить “Ак жолу”. По одномандатным округам практически все мандаты отданы кандидатам от пропрезидентских партий. Это не просто воровство голосов избирателей, а настоящий грабеж их гражданских прав. Нам было известно, что Н. Назарбаев дал установку И. Тасмагамбетову, чтобы в мажилис ни в коем случае не попал ни один кандидат от оппозиции, чтобы в новом составе мажилиса не было С. Абдильдина и Т. Тохтасынова. Зная об этом заранее, тем не менее мы потратили силы и средства, чтобы разъяснить различным слоям населения истинное положение дел в государстве. Таким образом, одна из задач, поставленных перед оппозицией, выполнена.


Мы благодарим наших сторонников, избирателей, которые обеспечили блоку коммунистов и ДВК преодоление 7-процентного барьера. Одновременно просим не огорчаться, что президент прикарманил наши мандаты.


Все здравомыслящие люди убедились, насколько сфальсифицированно и грязно прошли выборы. Даже сама власть поняла, что перестаралась. Теперь она не знает, что делать с этой “победой”, поэтому действует по принципу “держи вора”, организует всякие пресс-конференции и обсуждения итогов выборов в коллективах, во всех грехах обвиняя оппозицию. Дело дошло даже до того, что в стенах парламента в защиту президента, на которого, кстати, никто не нападал, встали скандально известные депутаты. Они обвиняют оппозицию в том, что якобы именно она раскачивает лодку, забывая при этом, что общественная лодка давно потоплена, а на лодке воровской власти не нашлось места народу. Поэтому я хотел бы обратиться ко всем согражданам: давайте, наконец, объединимся и построим корабль под названием “Наш Казахстан”, где каждому гражданину страны нашлось бы достойное и комфортное место.


Ведь весь этот произвол остается безнаказанным только потому, что казахстанский народ очень доверчив. Оттого так нагло действует режим.


У нас выход один. Народ, как “единственный источник государственной власти”, должен сплотиться, если он хочет избавиться от коррумпированной, воровской власти и установить свою власть – НАРОДОВЛАСТИЕ – в рамках статьи 3 Конституции страны.

Новости партнеров

Загрузка...