Письмо Акежана Кажегельдина руководителям оппозиционных партий Казахстана

Уважаемые коллеги!


В нормальной стране выборы являются фактором стабильности и свидетельством демократического способа правления. В Казахстане третьи выборы подряд оборачиваются национальным потрясением.


Нет смысла снова и снова вопрошать, почему эти выборы в парламент оказались еще более нечестными и несвободными, чем предшествующие. Ответ очевиден: потому что группировка Назарбаева знает, что выборы честные и свободные проиграет с треском. Поэтому не допускали в избирательные комиссии независимых наблюдателей. Поэтому был закрыт для оппозиции общенациональный телеэфир. Поэтому смастерили систему электронной фальсификации. Поэтому многие демократические политики были лишены возможности баллотироваться.


Знали ли мы заранее, что именно так и будет? Да, знали. Не могли не знать, поскольку живем с этим политическим режимом уже многие годы, изучили его изнутри. Нурсултан Назарбаев не мог допустить даже частичной победы оппозиции, даже меньшинства ее депутатов в парламенте. Если при этом кто-то рассчитывал на успех, то надо открыто признать, что расчет оказался неверным изначально.


На прошедших выборах оппозиционеры могли придерживаться одной из двух стратегий поведения: осторожно критиковать в надежде на то, что Назарбаев оценит сдержанность и даст команду ЦИКу “пропустить” благонадежного оппозиционера. Либо идти в бой, открыто говорить о коррупции, “Казахгейте”, засилье “семьи”, узурпации всей власти в стране одной группировкой.


Выбор стратегии оставался за партиями и за каждым из кандидатов персонально. Осуждать и просто публично обсуждать промахи коллег не считаю возможным, поскольку сам вновь был лишен возможности баллотироваться и проводить собственную кампанию.


В ответ на ваши просьбы высказаться о текущей ситуации и перспективах оппозиции, предлагаю десять тезисов, среди которых одно практическое предложение. И то, и другое нужно обсуждать, развивать или спорить. В нашей среде товарищеская дискуссия необходима.


Единственное, о чем хочу напомнить всем, кто в ней примет участие, это о цейтноте, в котором находится страна. Год, остающийся до президентских выборов, пролетит как миг. Дальше может реализоваться уже “туркменская модель”.


Повестка дня демократической оппозиции


1. Выборы по-назарбаевски — угроза национальной безопасности


Страшный итог прошедших выборов заключается не в том, что тот или иной достойный политик не занял полагающееся ему место в парламенте. Это можно было бы поправить на следующих выборах. Потраченные усилия партийных активистов – тоже ресурс возобновляемый.


Не так опасен и персональный состав нового парламента. Его члены знают цену своей “победы” и в душе понимают, что когда-то им придется уступить кресла реальным избранникам народа. Кого представляет депутат, набравший 52% при явке в 5-10%? Только того, кто его внес в список избранных.


Нурсултан Назарбаев хотел получить полностью послушный по виду демократический парламент, а получил бесполезный, однопартийный “верховный совет” брежневского образца. В нем “Отан” занимает место КПСС, “Асар” — это комсомол, а евразийские депутаты АИСТа изображают профсоюзы.


Однопартийные парламенты были у Милошевича, Чаушеску, Саддама Хусейна. Где теперь диктаторы и их “избранники”? Слабые депутаты, не имеющие мандата избирателей, активно поддержать режим не смогут. Они перебегут к победителям, как только поймут, за кем сила.


Нового парламента нам опасаться не следует. Опасно тотальное разочарование казахстанцев в выборах, отказ участвовать в них. Благодаря международным наблюдателям стало очевидно, что на участки пришла лишь малая часть граждан. Независимо от того, какой процент ЦИК удастся выдумать в итоговых документах, данные по второму туру поражают: 5%-10% проголосовавших! Это означает, что общество не желает участвовать в комедии по сценарию Назарбаева и Балиевой.


Низкая явка – это ответ народа Назарбаеву на его призыв поддержать его личную “партию власти”. Это – вотум недоверия карманному парламенту. Чем грозит отказ граждан от участия в выборах, предсказать несложно. В политическом кризисе, который не заставит себя ждать, ни у власти, ни у оппозиции не окажется инструмента для легитимизации своих действий. Мирно сменить обанкротившийся режим можно только в результате свободных выборов. Но люди могут не прийти на избирательные участки, потому что их обманывали несколько раз подряд.


В подобной ситуации экстремистские силы могут попытаться представить себя выразителями интересов народа. “Власть вас не слышит, — убеждают людей экстремистские агитаторы. – Мы заставим ее прислушиваться. Если не к голосу избирателей, то к грому взрывов”. Логика террора проста: когда политика нельзя переизбрать, его можно взорвать.


Вероятность стихийного противостояния населения и власти возрастает день ото дня. Мы все с симпатией следили за ходом “революции роз” в Грузии. Но где гарантия, что всплеск революции в Казахстане окажется бескровным? Гнев и обида, накопившаяся в душе народа, выплеснутся в открытом столкновении. Казах будет стрелять в казаха, брат драться с братом… Символом такой революции окажутся не роза, а верблюжья колючка.


2. Возможности компромиссов исчерпаны?


Заявлений протеста после выборов опубликовано множество. Возмущение коллег понятно: у них подло отняли победу. Что непонятно, так это недоумение тех, кто верил, что ему разрешат победить в “борьбе без правил”. Разберемся, на чем была основана эта уверенность.


Известно, что между отдельными лидерами партий и руководителями администрации заключались “джентльменские соглашения”. Это бывало и на прошлых выборах. Закулисная дипломатия иной раз оказывается весьма эффективной. Но надеяться на добросовестность людей в администрации президента и рядом с ним наивно. При всех высоких постах они остаются прислугой, которая спешит делать то, что велит хозяин.


В прошлые годы оппозиция культивировала несколько мифов, которые теперь разоблачены и навсегда отвергнуты. Первый из них – о хорошем президенте, окруженном злыми советниками. Повторять это может только человек, умственно ограниченный, или лгун.


Однако жив еще миф о том, что в окружении Назарбаева есть тайные патриоты, “государственники”, которые, стиснув зубы, служат преступной власти ради родины. Где были эти “патриоты-подпольщики” в последние годы, всем известно: в рядах фальсификаторов, коррупционеров, гонителей свободы, создателей фальшивых уголовных дел против оппозиционеров?


В прошлом в наших рядах было немало готовых верить в утопии. В частности, в возможность постепенного “улучшения” назарбаевской политической системы. Референдум об избираемости акимов не мог состояться не потому, что собрано было недостаточно подписей. Даже если бы за него высказалось 14 миллионов казахстанцев, включая грудных детей, Назарбаев все равно не дал бы его провести. Потому что его власть опирается только на пирамиду назначенцев, которые, в свою очередь, от его имени творят то, что считают нужным.


Утопией была и надежда улучшить назарбаевскую систему власти изнутри. Логика понятна: мы станем хорошими министрами и акимами, покажем пример служения родине, создадим условия для свободы слова и честной конкуренции. На нашем примере все, включая Назарбаева, поймут, что жить надо честно, управлять демократически.… Вспоминается старый анекдот о том, что при коммунистической власти церковные теоретики изучали возможность конца света в одной отдельно взятой стране.


Давно известно, что свобода непрерывна и универсальна. Она или есть, или ее нет. Не может быть свободы экономической конкуренции без свободы СМИ. Не может быть свободы слова без свободно избранного парламента. Не может быть независимого суда без свободных выборов. И так далее.… Один министр-оппозиционер в кабинете беспомощного премьера не сможет сделать ничего полезного. Зато его присутствие позволит назарбаевским дипломатам на страницах западных газет рассуждать о “плюрализме” авторитарного режима.


К счастью, самые яркие представители демократической оппозиции, которые пошли во власть, так сказать, “в частном порядке”, сумели быстро вернуться и при этом сохранить репутацию.


Значит ли это, что возможности компромисса с Назарбаевым и его группировкой исчерпаны, что созданная им система должна быть разрушена “до основанья, а затем”?.. Надеюсь, что нет. Возможность занять место во власти у оппозиции остается. Но идти надо не поодиночке, а командой, опираясь на большинство в обществе, имея политическую программу, которую власть примет как условие сотрудничества под угрозой тотальной конфронтации.


Нужно формировать свой состав правительства из политиков-демократов и управленцев-технократов. При условии подотчетности избранному народом парламенту, а не только президенту. И тем более – не его администрации, ХОЗУ, семье, иностранным банкирам и советникам, его землякам и друзьям. Я работал в таком самостоятельном правительстве со многими из Вас, поэтому знаю, о чем говорю.


3. Только черные и белые


Шесть лет, прошедших со времени государственного переворота осенью 1998 г., превратившего Казахстан в авторитарное государство, не могут остаться бесплодными для сознания народа. Все понимают, что перемены неизбежны. Демократические политики и патриотически-настроенные управленцы должны обеспечить плавность и бескровность этого процесса.


Для этого мы должны до предела прояснить политическую ситуацию в стране, сделать ее однозначной, доступной самому простому человеку в самом дальнем ауле. Каждый казахстанец должен осознать, что перед ним стоит простой вопрос: он за “черных” или за “белых”? За Назарбаева, его семью и окружение или за новых представителей народа? За добро или зло? За “ночной дозор” или за “дневной дозор”?


“Черные” — это власть Н. Назарбаева. В ней никто не видит ничего позитивного и перспективного. Это сплошная грязная масса, которую Назарбаев намазывает на высшие государственные посты, соскребает и намазывает снова. Его самого тошнит от вида своей “политической элиты”, но другой у него нет.


“Белые” — это оппозиция. Но пока в ее стане нет единства, которое позволило бы гражданину считать все демократические силы одним целым. Власть давно рассматривает нас как единого врага, а мы сами до сих пор не видим друг в друге союзника!


Некоторые оппозиционные деятели до сих пор боялись назваться “белыми” и противопоставить себя “черным”. Потому что это, якобы, слишком конфронтационно, слишком непримиримо. Они опасливо предпочитали считать себя “серыми”, “бежевыми”, “светлыми”.


Если рассмотреть политическую борьбу как игру в шахматы, то наши сограждане видят на доске черные фигуры, среди которых различается король — Назарбаев, ферзь — Дарига, кони, слоны и ладьи с лицами родственников президента, акимов, министров. Рядовыми бойцами поневоле оказываются государственные служащие.


Черным на доске противостоят несколько наборов фигур разного оттенка белизны, в каждом из которых есть по два, три, а то и по пять королей. Эти разно-белые воинства сражаются не только с черными, но и между собой, опасаясь, как бы другой не вырвался вперед.


4. Время объединения


Поражение на выборах – это не только горечь и разочарование. Это – возможность пересмотреть старые постулаты, выработать новую стратегию. На волне возмущения итогами выборов надо немедленно решать, что делать дальше: завтра, послезавтра, через месяц, через три, шесть и так далее. Вспомните, как пролетели годы после выборов 1999 г.! У нас нет времени на долгие дискуссии за “круглыми столами”. Ни в коем случае нельзя заниматься имитацией объединения, учреждать ассоциации, коалиции, блоки и фронты.


Всем демократическим партиям следует немедленно объединиться в одну партию – сильную, современную, способную выиграть поединок с диктатурой.


Мне представляется, что самым эффективным будет слияние всех оппозиционных партий путем вступления в одну из партий, самую успешную на прошедших выборах. Предлагаемый вариант обеспечивает простое и скорое объединение, имея в виду, что власть постарается поставить нам препоны. Так можно избежать ловушек Минюста и бюрократической тягомотины.


Партией-объединителем, в которую вольются остальные, должен быть “Ак жол”, получивший признание в ходе выборов, обладающий разветвленной структурой, организационными ресурсами, опытными кадрами. Это справедливо и разумно.


Процесс объединения можно организовать так: все партии (ДВК, РНПК, Партия патриотов…) проводят в одно время и желательно в одном месте свои съезды, на которых принимаются решения о самороспуске или приостановке деятельности, а также – о коллективном вступлении в “Ак жол”. В тот же день съезд “Ак жола” утверждает объединение.


Не следует тратить время и силы на борьбу за посты в единой партии. Нам надо признать коллег из “Ак жола” в качестве лидеров. Персональный состав руководящих органов должен остаться неизменным, таким, каков он сейчас. Вопрос о руководящих органах можно будет рассмотреть позже. Пока же лидерам остальных партий придется поработать в звании рядовых.


Если бы я в день съезда был в стране, то первым написал заявление о вступлении в единый большой “Ак жол”. Впрочем, я могу это сделать и находясь в эмиграции.


В свое время мы предприняли попытку слияния РНПК, “Азамата” и “Народного конгресса” в Объединенную демократическую партию. Причиной неудачи стала банальная корысть отдельных активистов, которые думали политический шаг превратить в коммерческую сделку. Но неудача той попытки не означает невозможность объединения сегодня.


Открывающаяся перспектива захватывает воображение. За день в стране появляется политическая партия, опирающаяся на явное большинство, превосходящая “партию власти” по человеческим ресурсам. Цели ее должны быть просты и понятны: устранение диктатуры, прекращение государственной коррупции, свобода слова, справедливость и равные права для всех.


Притягательность объединенной оппозиционной партии будет столь велика, что в нее не смогут не вступить все яркие общественные деятели Казахстана. Уверен, в единую партию вступит беспартийный Заманбек Нуркадилов. Мы должны признать, что он проявил замечательноe мужество, бросив личный вызов Назарбаеву. По его примеру в “Ак жол” не могут не прийти, если их пригласить, Олжас Сулейменов, Болташ Турсумбаев, Мурат Ауэзов и др.


5. “Отан” угрозы не представляет


Объединение оппозиции произведет оглушительное впечатление на административную верхушку. Чиновники всех уровней увидят “партию власти” ближайшего будущего. Прагматичные и патриотически-настроенные сотрудники госорганов и госкомпаний оценят открывающиеся для них перспективы в гражданском и в профессиональном плане. “Отан” является важнейшим источником кадров для нас. В нем нет людей публичных, нет политиков. Зато много опытных администраторов, на которых будет держаться государственная конструкция при смене власти. Нам просто негде будет взять других чиновников. Необходимо работать с людьми из “Отана”, поддерживать с ними контакты, объяснять перспективы, которые откроет для них победа оппозиции. Об активистах “Асара” и АИСТа заботиться не придется, они перейдут на сторону сильного.


“Отан” не является партией. Его верхушка не имеет вкуса к публичной политике, не представляет ничьих интересов, не имеет идеологии. В избирательной кампании, которую для “Отана” за огромные деньги провели заезжие политтехнологи, лидеры “Отана” участвовали из-под палки, как рабы на плантациях. Судьба их исчезнувшего “вождя” Терещенко всем служит уроком.


(В отличие от аксакалов из “Отана”, головке “Асара” прошедшие выборы казались чудесным шансом выйти из политического ничтожества в фигуры национального масштаба. Но чудес не бывает. Из гадких утят не обязательно вырастают прекрасные лебеди. Чаще все-таки гадкие утки, которые своим присутствием превращают любой политический институт в птичий двор.)


“Отан” – вынужденное формальное объединение госслужащих, которые таковыми останутся при любой власти. Казахстанскому государству и после Назарбаева будут нужны опытные специалисты в городском и областном хозяйстве, министерские работники, служащие госкомпаний.


Эти люди являются жертвами режима в той же степени, что и весь народ. Они вынуждены работать в обстановке тотальной коррупции, некомпетентности, семейственности, беззакония. Кто-то из них сам замаран. Но следует различать тех, кто насаждает коррупцию в государственном аппарате, и тех, кто не нашел сил открыто ей сопротивляться. Если первые – преступники, то последние – жертвы обстоятельств. При новой власти они с облегчением откажутся от дурных традиций.


Коррупция по-казахстански произрастает из беззакония и закрытости, которые царят в президентском окружении. Достаточно перестать брать взятки руководителям государства: президенту, министрам, главе администрации, акимам – как коррупция будет побеждена. Остальные чиновники побоятся брать взятки, а бизнесмены и простые граждане с удовольствием отучатся их давать.


Уже сегодня отановские массы проявляют симпатию к оппозиции хотя бы тем, что вместе с остальным народом игнорируют выборы. Завтра они открыто поддержат “Ак жол”. До тех пор надо стараться не ставить под удар наших сторонников во власти, использовать их информационные источники для предотвращения провокаций против лидеров оппозиции.


6. Страна — заложник ошибок Назарбаева


“Послужной список” Нурсултана Назарбаева известен. Он разгонял парламент, переписывал конституцию, нарушал им же самим придуманные законы, фальсифицировал результаты выборов, закрывал и жег газеты, инициировал уголовные преследования своих политических противников и журналистов. При этом Назарбаев подписывал международные хартии, которые обязывали его поступать абсолютно по-иному, в соответствии с принятыми в мире демократическими стандартами. Президент надеялся обмануть международное сообщество. Лидерам демократических стран Запада приходится сдерживать брезгливость, общаясь с президентом Казахстана, потому что они прекрасно понимают, как далеко расходятся его заявления и деяния.


Деятельность Назарбаева подорвала престиж Казахстана. Из образцовой постсоветской демократии наша политическая система за последние годы превратилась в уродливую автократию, объект критики и насмешек. Ни одна постсоветская республика не удостоилась такого вала критических публикаций в прессе, осуждающих заявлений Европейского парламента, Евросоюза, Совета Европы, ОБСЕ, Конгресса США и парламентариев европейских стран.


Внешнеполитическая изоляция режима многократно усиливается по мере разрастания скандала вокруг тайных счетов президента в швейцарских банках. “Казахгейт” — наша национальная драма, исторический позор той части элиты, которая решила в рекордный срок обогатиться за счет народа. Все, кто причастен к “Казахгейту”, кто покрывал Гиффена и кормился из его рук, стали политическими трупами и сами прекрасно это понимают. Международный политический истеблишмент относятся к ним как к прокаженным.


Для оппозиции любой страны не могло быть более выигрышной темы. На ее волне легко было бы заручиться поддержкой всего населения. Избиратели в Казахстане ждали от легальных партий четкой позиции по этому болезненному вопросу. Но получали ответы далеко не во всей полноте. Пункты предвыборных программ, посвященные борьбе с коррупцией, оказались выхолощены. Нельзя предлагать лечение без того, чтобы прямо указать на самую гнойную рану на теле Казахстана.


Президенту Назарбаеву тоже не удастся больше отмахиваться от тяжелого обвинения. Теперь “Казахгейт” вышел на финишную прямую. Через три месяца в Нью-Йорке начнется судебный процесс, на котором будут оглашены обстоятельства преступлений.


Мы, казахстанцы, ожидаем от Н. Назарбаева аргументированных объяснений по всем пунктам: по каждому секретному счету в швейцарском банке, по каждому переводу от нефтяных компаний, по каждому подарку, принятому им, его женой и прочими домочадцами.


В “Казахгейте” есть серьезный экономический аспект. Н. Назарбаев единолично решал, с какой нефтедобывающей компанией какой контракт заключать. Текущие и будущие инвестиции в нефтяной сектор Казахстана не могут быть гарантированы следующими правительствами без полного выяснения обстоятельств деятельности Дж. Гиффена. Контракты, заключенные при его посредничестве, требуют публикации и тщательного изучения будущими парламентариями.


Н. Назарбаеву придется занять ясную позицию по “Казахгейту” еще и потому, что защита Дж. Гиффена утверждает, что этот советник президента был агентом американских спецслужб, осуществлял разведывательную деятельность и активно влиял на политику нашего независимого государства.


Если тому найдутся документальные подтверждения, то мы получим “Казахгейт” в квадрате, национальный позор невиданного масштаба. В истории государств были случаи коррупции на уровне верховной власти. Но о том, чтобы президент страны был в течение многих лет на финансовом содержании иностранной разведки, никто пока не слышал. Так целая страна оказалась заложником ошибок или преступлений своего президента.


7. Кризис “Казахгейта” разрешать нам


Оппозиция должна выработать общий подход к “Казахгейту”. Молчать и обходиться намеками больше не удастся. Тактика невинных запросов в парламенте себя не оправдала. Тот, кто спрашивал, делал вид, что не знает правды. Тот, кто отвечал, делал вид, что ее говорит.


На угрозу государству, которую представляет “Казахгейт”, я указывал Н. Назарбаеву лично. Оппозиция должна сказать ему это вновь устами своих лидеров. Руководители “Ак жола”, с которыми мы работали вместе в правительстве, которые продолжали трудиться на госслужбе после моего ухода: О. Жандосов, А. Сарсенбаев, А. Байменов, Ж. Ертлесова, Т. Жукеев – они вместе должны убедить Н. Назарбаева подумать о стране. В конце концов, разве враг он своему государству?


Объединенный “Ак жол” должен немедленно создать комиссию, которая изучит все документы по делу “Казахгейт” в США и Швейцарии, встретится с вовлеченными сторонами. Насколько мне известно, ряд лидеров оппозиционных партий получали приглашение приехать на Запад, чтобы на месте ознакомится с расследованием. Но никто не решился на поездку.


Если в январе 2005 г. в зале суда Южного округа Нью-Йорка не окажется наблюдателей от оппозиции, это будет дурным знаком не только для наших избирателей, но и для международного сообщества: оппозиция боится, она не намерена бороться по-настоящему, ей не следует оказывать поддержки.


Зато активное участие оппозиции поможет вернуть в страну замороженные на счетах деньги. Речь идет более чем о ста миллионах долларов. Мы должны выступить партнерами властей США и Швейцарии в переговорах о том, как распорядиться этими деньгами. Парламентарии США и Швейцарии выступили с требованием, чтобы пока Назарбаев находится у власти, деньги не попали в его руки вновь. Нам надо предложить альтернативное решение.


8. Единый кандидат в президенты


Объединение в одну партию подразумевает выдвижение единого кандидата на президентских выборах. Вопреки обычной предпредвыборной тактике кандидатура должна быть согласована как можно раньше, уже зимой. Нам необходимо представить своего кандидата международному сообществу, чтобы заручиться гарантиями его безопасности у правительств западных стран, Европейского Союза, Совета Европы, ОБСЕ. Широкое международное признание и активная информационная кампания единого кандидата оппозиции защитят его от “отстрела” властями, обезопасят от провокаций спецслужб.


С выбором достойного претендента на пост президента у нас не должно быть сложностей. В Казахстане есть личности, имеющие полное право занять этот пост, способные провести необходимые демократические реформы. Главное, чтобы все лидеры партий гармонизировали партийные и личностные амбиции ради преодоления авторитаризма.


Однако “Казахгейт” может поставить нас перед тяжелым выбором: участвовать ли вообще в кампании 2006 г. Назарбаев давно заявил, что собирается идти на четвертый президентский срок. Самим выдвижением своего кандидата оппозиция как бы легитимизирует участие Назарбаева в выборах. Мы, таким образом, соглашаемся, что он имеет на это право.


Как поступить? Ответ зависит от исхода процесса в Нью-Йорке, от того, сумеет ли Назарбаев доказать свою невиновность в коррупционных преступлениях и измене родине. Если нет, то мы должны будем потребовать его отстранения от выборов. Ни о каком участии вместе с ним в одной избирательной кампании не может быть и речи. Мы не позволим нашему кандидату опуститься до того, чтобы баллотироваться на равных с взяточником и агентом иностранной спецслужбы.


Как президент, который является преступником, будет назначать судей, подписывать законы, миловать или отказывать в помиловании? Как он сможет руководить правоохранительными органами, если сам окажется признанным по суду взяточником? Как граждане должны относиться к акимам и министрам, которых он будет приводить к присяге? Каждый казахстанец задастся этими вопросами, и это будет настоящий кризис, потрясающий основы государства!


Президент Назарбаев должен сотрудничать с американским правосудием. Если он докажет, что оказался жертвой заговора, субъективно не стремился к взяткам, по легкомыслию или безответственности позволял Дж. Гиффену манипулировать государственными финансами – это подразумевает один уровень критики с нашей стороны и, соответственно, уровень политической ответственности.


Если же Назарбаев сознательно пошел на создание международной преступной группировки и сотрудничество с иностранным агентом – это влечет за собой обвинение в измене родине, отрешение от власти и суд. Все мы искренне желали бы, чтобы реализован был не этот сценарий. В нем слишком много позора для страны, слишком велика вероятность ожесточения народных масс.


9. Позитивная программа


Сложность объединения представляется не столько в согласовании личных амбиций большого числа политиков, сколько в согласовании платформы общей партии. Причина не в противоречивости наших взглядов, а в их принципиальной схожести. Имеющиеся программы роднит многословие и недостаточная определенность целей, обтекаемость формулировок. Теперь наша программа должна быть проста и понятна. Она уместится на одном листе: устранение от власти “черных” и завоевание власти “белыми”.


Справедливое распределение доходов, забота о социально-слабых, прекращение произвола и поборов, искоренение коррупции – все это станет возможно только при условии завоевания власти оппозицией. “Черные” защищают темное прошлое, “белые” работают ради светлого будущего.


При этом следует откровенно говорить не только о недостатках и язвах назарбаевского режима, но и о достижениях Казахстана за годы независимости. Они есть, их нельзя отрицать или замалчивать.


Для того, чтобы победить в январе 2006 г., необходимо действовать сообща, от имени одной партии и по единому плану. Два параллельных митинга протеста – абсурд, знак слабости, признание несостоятельности организаторов. Материалы для исков в суды, для жалоб в международные организации надо собирать вместе, мультиплицируя силу обвинений. Пресса всех партий должна быть открыта для каждого политика из нашего лагеря. На любом международном форуме каждый казахстанский оппозиционер должен говорить обо всех коллегах, а не только о “своих” осужденных. Назарбаев больше не сможет просто так никого “взять за руку и отвести в тюрьму”. Впредь мы должны вместе становиться стеной за каждого нашего товарища.


Потом, после того, как пройдут первые свободные выборы, как сложатся условия для политической конкуренции, объединенная партия расслоится, разделится на сторонников разных путей развития. Спорить друг с другом, конкурировать за голоса избирателей, сменять друг друга в парламенте, в правительстве, в кресле президента мы будем потом – в демократическом и свободном Казахстане. Мы не собираемся взамен одной “партии власти” создавать на вечные времена вторую.


Пока это – мечта. Но до ее воплощения совсем так недалеко. Уже в будущем году она должна стать реальностью. Так живут люди в Литве, в Словакии, в Албании и Монголии. Не может над казахским народом висеть проклятие авторитаризма. Если в будущем году не произойдет демократического преображения нашей страны, то виноват в этом будет не Назарбаев, а мы с вами – каждый персонально своей мерой вины.


10. Второй фронт за рубежом


Дело казахстанской оппозиции очень перспективно. Об этом я могу судить по тому, как решительно настроено международное сообщество. Оно не даст диктатуре угнездиться в Казахстане, тем более не согласится на династийные варианты разрешения кризиса с Н.Назарбаевым.


“Казахгейт” уже привел режим Н. Назарбаева к изоляции. С президентом Казахстана стараются не встречаться ведущие политики. Он пропускает одну за другой сессии ООН, потому что боится получить повестку на допрос и в суд. Да и новый закон США запрещает въезд не только коррумпированным диктаторам, но и министрам их правительства, членам семей.


После суда в Нью-Йорке Казахстан окажется в изоляции от главных инвесторов нашей экономики. Недавно принятый Конгрессом США “Акт о свободе Белоруссии” наглядно демонстрирует, как действуют санкции против диктаторских режимов.


В политическом плане США, Россия и страны Европейского союза выступили гарантами нашей территориальной целостности. Конфликт с ними поставит Казахстан в трудное международное положение. Задача оппозиции — показать миру, что в стране есть силы, способные вернуть Казахстан в сообщество цивилизованных государств.


Для этого уже немало сделано. Вы сами можете судить о том, какое внимание и поддержку находят наши демократические силы в международных институтах и МИДах стран Запада. Мы благодарны ОБСЕ, Совету Европы, Европейскому Союзу и США. Своим вниманием к Казахстану, принципиальностью и готовностью бороться за права человека они не дали превратить парламентские выборы 2004 г. в торжество диктатуры. Для Н. Назарбаева выборы обернулись очередным международным поражением. Мечты о председательстве в ОБСЕ, надежды на улучшение отношений с Западом, поиски поддержки на фоне кризиса в отношениях с США – все пошло прахом.


Находясь на Западе, я готов продолжить работу, которую выполнял и раньше: представлять оппозицию, продвигать образ новой единой партии, вводить в политические круги ее лидеров, совместно добиваться не только моральной, но и материальной поддержки от правительств стран Запада и международных институтов.


У РНПК и Форума демократических сил наработаны за эти годы огромный международный опыт, контакты в самых уважаемых СМИ, партнеры по работе в важнейших столицах. Мы с чистым сердцем предоставим коллегам эти ресурсы. Объединенная в “Ак жол” оппозиция получит поддержку со стороны Европейского союза, Совета Европы, ОБСЕ, если докажет, что представляет все силы казахстанского общества.


Лидерам оппозиционных партий необходимо договориться. Я призываю вас всех забыть о расхождениях во взглядах, обидах прошлых лет. На повестке дня – судьба народа, будущее страны.


В заключение хочу добавить:


Коллеги, мы знакомы друг с другом лично, работали вместе: с кем-то в правительстве, с кем-то в бизнесе, с кем-то в оппозиции. У каждого с каждым были свои отношения – дружеские, ровные или даже натянутые. Но все это не имеет значения в сравнении с судьбой страны. Она теперь зависит от нас, всех вместе. Эта ответственность не может не страшить, но она и вдохновляет.


Призываю вас осознать уникальность момента и поступить так, как подсказывает гражданское чувство. Давайте немедленно проводить консультации об объединении, о единой программе действий по спасению страны.


История не прощает поражений. Но одно дело — поражение в яростном бою от превосходящего по силам противника. Другое дело – поражение по глупости, из-за неорганизованности и малодушия.


У нынешней власти нет видения будущего, потому что у нее будущего нет. Но она будет яростно бороться за сохранение прошлого. Для этого у нее есть сила и огромные средства, украденные у народа. Мы обязаны противопоставить ясность целей, последовательность действий и открытость политических позиций.


В общей борьбе за свободу, за наши права, за справедливость и будущее Казахстана можете рассчитывать на меня. Вынужденная эмиграция и расстояния – не преграда.


Ваш Акежан Кажегельдин


10 октября 2004 г.


ИАЦ Евразия

Новости партнеров

Загрузка...