Пресс-конференция Жармахана Туякбая

Сегодня в Казахстанском пресс-клубе состоялась встреча спикера мажилиса парламента Жармахана Туякбая с представителями средств массовой информации по поводу его недавнего выступления в газете “Время” о выявленных грубейших нарушениях в ходе выборного процесса и применении так называемого административного ресурса.


После официального заявления о своем решении выйти из состава партии “Отан” и о сложении своих полномочий с должности спикера парламента с 1 декабря, Жармахан Туякбай ответил на все вопросы, интересующие собравшихся журналистов, но прежде подчеркнул: “Сегодня меня интересует не моя дальнейшая судьба, а что предпримет власть в отношении той выборной кампании, которая была проведена, какие будут предприняты меры в отношении лиц, которые нарушили выборное законодательство и провели нечестные выборы”.


— Не подвергаете ли вы сомнению профессиональные, человеческие качества вновь избранных депутатов в мажилис. Из вашего заявления следует, что многие люди из партии “Отан” попали нечестным путем в мажилис парламента с использованием “административного ресурса”? Вы можете назвать конкретные фамилии этих людей?


— Я не буду называть их имен, потому что считаю, что эти люди не виноваты в том, что в ход избирательной кампании вмешался “административный ресурс”, и абсолютно не подвергаю сомнению ни их профессиональные, ни их человеческие качества. Возможно, эти люди вполне достойные, чтобы быть избранными, но они должны доказать это своей состоятельностью на честных, открытых, прозрачных выборах на основе честной конкуренции. В нынешних нарушениях, которые допущены в ходе выборов, результаты одного округа ничего не значат.


Будете ли вы баллотироваться на президентских выборах и связывать свою судьбу с другой партией?


— В отношении предстоящих президентских выборов такую цель я перед собой не ставлю. Во-вторых, в отношении того, в какую пойду партию, я еще не задумывался. Самое главное для меня на сегодняшний день — это вопросы, касающиеся тех нарушений, которые были допущены в ходе избирательного процесса, и по мере возможности я попытаюсь оказать соответствующее влияние с тем, чтобы эти выборы были признаны нелегитимными.


— Какова была реакция ваших уже бывших соратников от партии “Отан”?


— Я надеюсь на соответствующую положительную реакцию президента страны на мое заявление.


— Вы не в курсе, что вообще происходит в партии “Отан” в последнее время?


— Я знаю ситуацию партии изнутри. Конечно, приступив к руководству партии, мы стремились повернуть лицо партии к народу, чтобы по-настоящему заработали первичные организации РПП. Но, к сожаленью, наши попытки были прерваны тем грубым административным нажимом и технологией, которую они применяли. По существу сказать, что на сегодня партия полноценно выполнила свою задачу по реализации и по разъяснению своей предвыборной платформы я не могу утверждать. Если “Отан” и дальше будет уповать на административный ресурс и выполнять установки акимов районов и областей, то из этой партии ничего путного не будет.


— Мы имели в виду, что из партии уже ушли некоторые руководители среднего звена: кто под нажимом, кто — по собственному желанию…


— Финансовыми и вопросами кадров в партии я не занимался, к сожалению. Я выполнял роль лица, которое представляло партию в предвыборный период.


— После выхода из партии “Отан” изменились ли ваши политические взгляды?


— Мои политические взгляды были всегда ясны, может быть, я их не всегда четко выражал, но всегда выступал за то, чтобы Казахстан двигался по демократическому пути и чтобы мы могли гордиться им, как цивилизованной страной, живущей в рамках закона. Но, к сожаленью, сейчас я этого не могу сказать.


— Почему вы сразу прибегли к услугам средств массовой информации, а не воспользовались своими депутатскими полномочиями? Вы говорили о том, что ваше заявление было поддержано единомышленниками. Кто они?


— Вы почитайте СМИ. Я говорил о тех, кто сказал добрые слова в мой адрес после заявления в газете “Время”. Этих людей много, я просто не могу всех назвать поименно. Но скажу, что это практически все лидеры оппозиционных партий и движений.


— Вы будете требовать отставки председателя Центризбиркома Загипы Балиевой?


— Я как раз и ставлю этот вопрос. Я не знаю, кто из них конкретно виноват и не перехожу на персоналии. Я считаю, что лица, которые причастны к таким вопиющим нарушениям закона “О выборах”, должны быть привлечены к ответственности.


— Хотелось бы узнать, какой расклад итогов выборов должен бы быть на самом деле, по вашему мнению?


— Я на этот вопрос тоже не могу ответить, потому что никакими конкретными цифрами и данными соответствующей политической партии не знаком. Но я знаю из того же Сары-Агашского округа, по которому баллотировался, какие были допущены грубые нарушения в ходе выборов. Знаю и о том, что по тем округам, по которым выступали наши 54 депутата нынешнего созыва и которые не прошли выборы, они принесли с собой соответствующие протоколы подсчета голосов, где у них за подписями руководителей этих избирательных комиссий написано, что они набрали большинство голосов, а фактически в округ шли другие протоколы, где совсем исказили эти данные. Это уже прямая фальсификация, которая делает по существу бесполезными споры об объективности прошедших выборов.


— Можно ли считать ваше заявление прямым вызовом в адрес президента страны?


— Во-первых, президентская власть означает в нашей стране президентское правление. Я в данном случае, кроме президента, остальных не называю. Глава государства достаточно не осведомлен о том, насколько широко и масштабно допускались эти самые нарушения. Мне кажется, что он все еще думает, что выборы прошли в соответствии с законом, а если кто-то и жалуется на ход прошедшего избирательного процесса, то те, кто проиграл их. Мол, проигравшие всегда жалуются. Мне кажется, что он находится просто в неведении.


— Почему вы выступили с заявлением после, а не до выборов? Насколько есть вероятность того, что после вашего заявления будет распущен новый состав мажилиса парламента?


— Во-первых, я не выступил до выборов, потому как не имел еще на руках конкретных фактов нарушений. Хотя мне звонили по этому поводу коллеги с округов и другие люди, которые жаловались на то, что допускаются нарушения и что имеет место нажим и соответствующее давление. Лишь конкретные документы и протоколы, вопиющие факты нарушения и результаты итогов выборов оказались последней каплей пределу моих возмущений. Что касается роспуска нижней палаты парламента, то я думаю, что сам по себе не роспуск важен, а признание недействительными итогов выборов, в ходе которых были допущены нарушения и впредь, что исполнительная власть будет остерегаться при проведении новых выборов таких нарушений. Тогда мы ясно увидим, кто по-настоящему заслужил доверие людей.


— Вы сказали, что надеетесь на положительную реакцию президента. Неужели до сих пор никакого разговора между вами не было по этому поводу? И какова вообще была реакция президента? Некоторые аналитики связывают ваше заявление с тем, что в новом составе мажилиса парламента вам отказали в должности спикера и что якобы не были учтены ваши интересы. Говорят, что вам пророчат место акима Южно-Казахстанской области. Как вы это прокомментируете?


— Спасибо за такие прогнозы! В некоторых СМИ пишут, что мной движут карьеристические цели, я категорически отвергаю такие прогноза. Во-первых, само по себе включение в список под номером № 1 свидетельствует о том, что если партия «Отан» победит, я стану спикером мажилиса парламента. Кроме того и перед включением в список и перед назначением меня одним из руководителей партии, и после выборов, президент нашей страны пообещал оказать соответствующую поддержку в отношении того, чтобы меня избрали спикером парламента. Я в искренности его слов абсолютно не сомневаюсь. В отношении второго вопроса. Прямого разговора по поводу моего обращения с официальными лицами у меня не было.


— В чем причина того, что исполнительная власть пошла на столь масштабные фальсификации?


— Я думаю, что эти фальсификации стали более откровенными и грубыми только в результате того, что новый закон “О выборах” не позволял достичь тех целей, которые позволяла старая редакция выборного законодательства. Во-вторых, они, наверное, думали о том, что все пройдет, как и раньше.


Г-н спикер, не могли бы вы навскидку сделать небольшой сравнительный анализ этих и прошлых выборов? В чем существенная разница?


— Разница, наверное, заключается в том, что административный ресурс не ожидал такой политической активности населения 19 сентября. И поэтому масштабы нарушений выборного законодательства соответствовали масштабам сопротивления тех независимых кандидатов, которые не подчинялись акимам разного уровня и вели самостоятельную политическую игру и кампанию, и это оказывало влияние на электорат.


— Прежде, чем сделать это заявление, вы разговаривали с Ермегияевым или Павловым?


— Нет, я не говорил на эту тему с Ермегияевым. С Александром Сергеевичем Павловым мы не раз обсуждали в ходе выборной компании допущенные факты нарушения. И с его стороны были возмущения по этому поводу.


Как вы считаете, возможна ли смена президентской республики на парламентскую?


— Вопрос не в форме правления, не в том, что у нас президентская власть будет, парламентская или монархическая. Есть страны с президенским правлением, которые по существу ничем не отличаются от нашей, и в полной мере соответствуют стандартам демократического общества. Мы знаем и монархические государства, где соблюдаются права и свобода граждан. Но мы знаем и парламентские республики, где не соблюдаются эти самые права. Возьмите, к примеру, Советский Союз, который был исключительно парламентской республикой. Вопрос в другом: насколько ценности, которые присущи демократическому государству, заложены, насколько они соответствующим образом соблюдаются, насколько четко и эффективно работает система механизма.


Вы много говорили о необходимости проведения конституционной реформы. Какой она должна быть, по вашему мнению?


— Об этом можно много говорить, начиная от расширения полномочий парламента в части контроля над правительством и распределением бюджета страны, продолжая ролью правительства, которая должна соответствующим образом работать. Следующий вопрос касается судебной системы и местных органов власти, начиная с самоуправления, заканчивая местными органами управления, которые должны быть ответственными, а значит, отвечать за свои действия перед народом. Именно народ больше всех страдает от их действий.


Вы допускаете мысль, что после этой пресс-конференции на вас будут оказывать давление? Был ли заранее с вами согласован вопрос о назначении вас на должность заместителя партии “Отан”?


— Форма давления может быть различной: начиная с шантажа, заканчивая угрозами о привлечении меня к ответственности. Все это возможно. Арсенал большой. Но вы, наверное, знаете, что я очень многое видел в этой власти, в каких только должностях я не бывал. Поэтому на меня их угроза или шантаж абсолютно никакого влияния оказать не может, потому что прежде, чем принять решение, я взвесил все осторожно “за” и “против”. Я знаю, что теряю и что приобрету. Что касается назначения меня на должность заместителя председателя партии «Отан», то, разумеется, без моего согласия я не приступил бы к этой работе.


— Допускаете ли вы мысль об отставке президента?


— Оснований для этого я не вижу. Я думаю, что президент примет соответствующие меры, чтобы привести в чувство зарвавшихся руководителей исполнительной ветви власти. Я был в команде президента и сейчас остаюсь, и надеюсь, что он примет соответствующие меры по нарушениям выборного законодательства.


Будете ли вы добиваться, чтобы парламент стал однопалатным и чтобы там было депутатов 50 на 50 от одномандатных и по партийным спискам депутатов?


— Я еще раз хочу сказать, что если начнет работать этот парламент, который выбран не легитимно, то я не войду в его состав. До сего дня я считаю наш парламент с ограниченными правами, он обнесен, как бешеная собака частоколом, сегодня теми полномочиями, которые у него есть, невозможно изменить эту ситуацию. Для этого надо менять конституцию, а для этого должно быть обоюдное согласие двух палат, согласие президента. Сегодня этого добиться практически невозможно. Для того, чтобы изменить конституцию, необходима политическая воля, прежде всего, главы государства. И я думаю, что сегодня самое главное, и президент на съезде партии “Отан” об этом говорил, о том, что он продолжит демократические реформы, расширит полномочия парламента, и если это действительно будет реализовано в ближайшее время, то, разумеется, парламент, и в том числе наша палата, будет принимать все меры к тому, чтобы соответствующим образом выстоять и принять те законы, которые отвечают направлениям демократического развития.


— Ваше отношение к Акежану Кажегельдину?


— За один день я не смог изменить свое отношение к Акежану Кажегельдина — это было бы безответственно. У меня отношение к нему очень сложное с точки зрения того, что за последние, фактически 10 лет, он борется за демократию, за демократическое преобразование нашей страны и отстаивает эти интересы, в этом я согласен с ним. Но с другой стороны — по тем действиям его, когда он был премьер-министром, я с ним категорически не согласен. Поэтому оценки давать я затрудняюсь.


— Ваше отношение к Галымжану Жакиянову?


— Как юрист я говорю, что если он действительно виновен в хищении, в злоупотреблении, во взяточничестве, то как любой гражданин Казахстана, он, естественно, должен нести уголовную ответственность. Но если все это делалось соответствующим образом и его арест связан с его политической деятельностью, то, разумеется, он немедленно должен быть освобожден и реабилитирован.


— Ваше отношение к «Казахгейту»?


— Я юрист, как и все вы, знаю из СМИ, что будет рассматриваться дело по «Казахгейту» в суде, и говорю, что сейчас я давать какую-либо оценку не могу, пока нет соответствующего судебного решения.


— Как вы считаете, чисто с человеческой точки зрения, а не как политик. Добросовестно ли вы отработали в этом парламенте, я имею ввиду принятие закона о земле, о первом президенте, о легализации капитала и т.д. И примете ли вы какую-нибудь должность, если вам ее предложит президент?


— Что касается последнего, то я не претендую ни на какую должность. Более того, сегодняшним своим заявлением я закрыл себе все пути на любую должность. А что касается принятия законов, то парламент наш в рамках своих полномочий делал все, что мог. Парламент принимал решения в соответствии с тем депутатским корпусом, который представлен в мажилисе, поэтому по всем этим вопросам принято решение не одним мной, а депутатским корпусом.


Ни разу за всю независимость Казахстана мировая общественность не признала наши выборы демократическими, ваше мнение… И, второе, сколько было затрачено средств на эти выборы, в частности, на электронное голосование, оно ведь оказалось провальным… И кто за это ответит?


— Я уже сказал — пусть президент определит ответственных. Кто все это натворил, кто все это сделал таким, что сегодня нам приходится этого стыдиться, это, во-первых. Во-вторых, вы говорите, что ни одна международная организация не признавала наши выборы, но мы все надеялись, мы все думали, что это болезнь роста, и постепенно после каждого шага мы будем совершенствовать наше выборное законодательство, и постепенно наш выборный процесс станет соответствовать международным стандартам, но, к сожалению, этого не происходит, а наоборот, происходит регресс. На прошлых выборах я баллотировался по одномандатному округу, и такого безобразия я тогда не видел, тогда соответствующий административный ресурс мне не помогал и не мешал, а то что творилось в этот раз, вышло за все рамки приличия.


— Президент уже признал выборы действительными, и помните ли кого-либо за 13 лет, кто был им наказан, кроме некоторых политиков, таких как Аблязов, Жакиянов и т.д.


— Я надеюсь, что мои выступления через СМИ еще раз обратят внимание президента, и он будет апеллировать данными не только тех людей, которые организовали эти выборы.


А что касается наказаний, то если всех наказывать, то мало не покажется. Но с другой стороны, конечно же, наверное те лица, которые допускали ошибки, скажем, в организации работы, в вопросах экономической политики, финансовой политике и других вопросах, то конечно же, если провалили работу, то соответственно они не должны оставаться безнаказанными. Но почему этого не было за 13 лет — это гуманизм его, человеколюбие, он в общем-то считает, что человек не потерян и может принести пользу нашему обществу.


— Как вы оцениваете отставку Марченко? Как связано это событие с вашим заявлением и что вы сами намерены делать после вашего ухода? Неужели также хотите стать миллионером?


— Марченко работает в отрасли финансово-кредитной системы, я работаю в отрасли законодательства. Наши заявления не связаны, нас связывало только его неудержимое желание не являться в парламент и больше ничем. То, что сегодня Марченко решил уйти с государственной службы, не связано и не согласовано со мной, и мои действия с ним не согласовывались — это не связано.


А, что касается моего ухода в бизнес-структуру, то таких планов у меня нет, и, скорее всего, я никогда не стану миллионером.


Обращались ли вы к президенту до вашего заявления в СМИ, и если да, то почему не дождались его ответа или реакции?


— Я обращался и ждал почти месяц, ждал, какие будут выводы, я все-таки надеялся, что соответствующим образом будет принято решение или ЦИКом, или другим уполномоченным органом. Я ждал принятия мер по рассмотрению заявлений и жалоб в отношении грубейших нарушений выборного законодательства или судом будут приняты соответствующие решения, но, к сожалению, я этого не дождался, поэтому вынужден был обратиться в СМИ.


— Если все же не будет принято президентом никаких мер к виновным, какими будут ваши дальнейшие действия?


— Ну, что тогда — не послушал меня президент, что ж. Я самостоятельно дальше буду доказывать свою правоту.


— Будете ли вы участвовать в акции протеста?


— Голодовку объявлять не буду. Пока нет намерений и в организации пикетов или митингов.


— Собираетесь ли вы уходить из политики?


— Нет, наверное, не буду уходить.


— Не опасаетесь ли вы, что после вашего заявления в стране, возможно, кто-то попытается провернуть “грузинский вариант”?


— Я думаю, что все-таки и политическая, и экономическая ситуация в нашей стране такова, что все действия тех, кто согласен, и тех, кто не согласен с моим заявлением, будут все же проходить в соответствии с законом.


— Правда ли то, что Дарига Назарбаева станет новым спикером парламента?


— Как она может стать спикером парламента? Она завоевала всего 4 места. Не знаю…


— Собираетесь ли вы создавать свою партию?


— Пока нет…

Новости партнеров

Загрузка...