Политическая терминология и оценка выборов

Главный “технический” (да и не только “технический”) итог выборов – парламент практически без оппозиции – стал ясен еще 23 сентября с оглашением ЦИК предварительных итогов I тура. По общенациональному округу (10 мест) и 67 одномандатным округам, официально, от партий прошел 1 (один!) кандидат от оппозиции. Версия ЦИК абсолютно не соответствовала прогнозам, социологическим замерам электоральных предпочтений, сложившемуся к осени 2004 г. раскладу политических сил, эффективности избирательных кампаний отдельных партий. Было очевидно: II тур (в числе 44 претендентов на 22 места в мажилис вторично баллотировались лишь 3 кандидата от оппозиционных партий), в принципе, уже ничего не может изменить. И не изменил. Объективно, по ряду округов в I туре, по одному из округов в Алматы во II туре, лидировали кандидаты от одной из оппозиционных партий – ДПК “Ак жол”. Но никто из них, по версии ЦИК, “не прошел” в парламент. Что можно объяснить только лишь “субъективными” факторами, воздействие которых на ход (исход) выборов в компетенции судов.


Тогда же, сразу после представления 23 сентября версии ЦИК, стало очевидно: во взаимоотношениях власти и оппозиции Рубикон перейден, “19 сентября” знаменует очередную, новую точку отсчета в системе “власть-оппозиция”. Тем не менее, даже с подведением ЦИК итогов II тура, как бы по инерции, большей частью продолжалась прежняя, ожидаемая в предвыборный период оценка ключевого политического события года. Основные тезисы: результаты для оппозиции не столь плохи, ДПК “Ак жол” занял 2-е вслед за РПП “Отан” место в борьбе за 10 мест по партийным спискам, партии-новички парламентских выборов (ДПК “Ак жол”, РП “Асар”) успешно преодолели 7% барьер, блок “КПК-ДВК” был близок к тому, чтобы преодолеть 7% барьер, новый парламент не станет “политическим монолитом”, поскольку, возможно, депутаты блока “АИСТ” и РП “Асар” могут начать собственную игру.


С подобными оценками трудно согласиться. Прежде всего, то, что от оппозиции в парламент формально (официально выдвигаясь от партий по единому общенациональному и 67 одномандатным округам) “прошел” лишь 1 депутат (еще 1 в ЮКО – самовыдвижение: по сути самостоятельная, “автономная” политическая фигура), позволяло ставить вопрос о масштабах нарушений в ходе выборов и соответственно об адекватности представленных Центризбиркомом данных реальному голосованию избирателей. Тем не менее, при оценке выборов, данные ЦИК были приняты, далеко идущие выводы строились на разнице в 1-2% в данных по версии ЦИК (например, в случае с 12,04%, 11,38%, 7,07% голосов избирателей за ДПК “Ак жол”, РП “Асар”, блок АИСТ). При этом, оценки сопровождались ссылкой “согласно данным ЦИК”. Устойчивое словосочетание “согласно данным ЦИК”, как правило, однозначно и предполагает отсутствие каких-либо иных вариантов. Поскольку многочисленные нарушения выборного процесса были очевидны, что “не могло не оказать существенного влияния на итоги народного волеизъявления”, как заявил несколько позднее (15 октября) и спикер мажилиса, сопредседатель РПП “Отан”, уже тогда, после 23 сентября, принцип объективности научного подхода диктовал правомерность формулировки “по версии ЦИК”.


Не исключено, по отдельным округам данные по версии ЦИК более или менее адекватны реальному голосованию. Например, по 3 округам Кызылординской области, где ДПК “Ак жол” вышел на 1 место, опередив РПП “Отан”. “Адекватность” данных ЦИК иллюстрируется заявлением Т.Тохтасынова: “В одном из районов моего округа ДВК и КПК получили 8 тысяч голосов из 23,5 тысяч проголосовавших избирателей. У нас есть протоколы, подписанные, в том числе и членами участковых избирательных комиссий. А по данным ЦИК, окружной комиссии, за нас проголосовали всего 1300 человек”. То есть речь идет о разнице в более 28%. О том же речь в информационном сообщении пресс-службы ДПК “Ак жол” о голосовании по партийным спискам в 5-ти областях. Где и в каких округах, на каких участках, кем и на каком этапе “привнесены” искажения – дело не исследователя, а следователя.


Основной вывод – данные об итогах голосования по версии ЦИК не могут быть использованы как достоверный источник при анализе парламентских выборов 2004 года.


Позитивно-утешительная оценка дебюта ДПК “Ак жол” (обоснование: завоевав 2-ое место по партийным спискам, “Ак жол” показал свой потенциал) несколько странная. Тем самым, признаются “нарисованные” показатели по партиям. Иными словами, врученная “кукла” (сверху и снизу – 100 долларов, посередине – газетные обрезки) принимается за чистую валюту и даже пересчитывается. Поэтому тезис “12,04% ДПК “Ак жол” показал власти …” вряд ли правомерен, обоснован. Скорее наоборот, этот показатель (1-ое место в мажилисе) свидетельство представлений субъекта (“режиссера”) выборного процесса о нижних пределах показателя, который можно “без разборок” (от бойкота итогов выборов со стороны партий, до беспорядков – со стороны населения) предложить объекту – обществу, электорату. Между тем, не следует забывать, что аналитик электорального процесса, по определению, сам должен являться субъектом, для которого электоральные процессы, в том числе и действия “режиссера”, являются объектом исследования.


Что касается позитивно-утешительной оценки РП “Асар” по итогам выборов-2004, то в данном случае, с оговорками, трактовку можно принять. Хотя и в данном случае не исключено небольшое занижение показателей. Утешительный приз – “кукла Барби” — все же получен. В качестве парадоксальности ситуации с РП “Асар” можно привести забавный итог выборов. Единственное, буквально “золотое” одно место в мажилисе, добытое сверхусилиями и суперзатратами РП “Асар”, будет занимать глава “Хабара” и т.д. и т.п. Дарига Назарбаева и … вероятно, нежданно-негаданно для себя – 7-я в первоначальном списке “Отана” глава “Рахат-ТВ” Дарья Клебанова, коллега по корпоративному цеху.


Возвращаясь к вопросу о терминах и понятиях. Термины “радикальная” и “умеренная” оппозиция в отношении ДВК, КПК, ДПК “Ак жол” в значительной степени условны. Все относительно. Радикальная оппозиция – это “ЭТА” в Испании, политическое крыло ИРА в Северной Ирландии. Часть населения, вероятно, пугает само слово оппозиция, тем более радикальная. Между тем, “радикальная” оппозиция Казахстана в лице КПК и НП ДВК — это такие же, как и все остальные десять партий, легальные, официально зарегистрированные Минюстом организации. В заданной парламентскими выборами-2004 системе координат и в преддверии президентских выборов 2006 года грань между условными понятиями “радикальная” и “умеренная” оппозиция будет до определенной степени размываться. Учитывая разнородность состава КПК, ДВК, ДПК “Ак жол”, амбиции политических лидеров, тезис А.Кажегельдина о единых “белых” шахматных фигурах на политическом поле Казахстана достаточно проблематичен.

Новости партнеров

Загрузка...