О том, как закончится история с трагической гибелью Асхата Шарипжанова

Письмо читателя

Написать это письмо заставила меня беспомощность, халатность и пассивность так называемой “комиссии по расследованию причин гибели Асхата Шарипжанова”.


Я внимательно прочитал два заявления комиссии, репортажи из зала суда и задумался, а потом позвонил своим знакомым и через несколько дней получил нужную мне информацию.


Действительно, ключевые люди (из комиссии) стоят на прослушке и, судя по всему, прекрасно знают, что их кто-то слушает (о том, кто это делает, я говорить не буду, да это сейчас и неважно). Так вот, зная о прослушивании, они продолжают спокойно и открыто обсуждать все свои дела по работе комиссии. Их разговоры тут же анализируются и принимаются соответствующие меры. Господа из комиссии в этом уже убедились, но почему-то продолжают “наступать на те же грабли”. Что это: преступная халатность или просто глупость?!


А дальше сценарий таков. Судебно-психиатрическая экспертиза признает водителя Колжанова ограниченно вменяемым. Этим и объяснит все нестыковки в его речах (если их можно так назвать) на суде. А нестыковок очень много. Также надо отметить низкий уровень профессионализма следователей, подготовивших дело к суду. Одним словом, суд отнесет все нестыковки водителя за счет его психического состояния и неадекватного восприятия действительности.


И… здесь главным действующим лицом станет некто свидетель – охранник автостоянки казино, что находится как раз на пересечении улиц Абая и Ауэзова. На суде этот свидетель даст следующие показания.


Он заявит, что Асхат Шарипжанов был очень пьян в момент ДТП. Он скажет, что когда он оказывал первую помощь потерпевшему вместе с человеком, который был якобы врачом, от Асхата исходил сильный запах алкоголя. И у него не возникло ни малейших сомнений в том, что потерпевший был изрядно пьян. Далее он скажет, что сбивший его автомобиль практически затормозил и только слегка как бы толкнул Асхата, который будучи сильно нетрезвым упал, ударился головой об асфальт и получил смертельную травму. Будь он трезвым, он бы смог устоять на ногах или при падении выставить вперед руки и сохранить голову от травмы. Этим объясняется и отсутствие каких либо царапин и вмятин на капоте сбившей машины – удар был уж очень незначителен и для трезвого человека практически безопасным. Это будет главный свидетель на процессе и именно его показания будут положены в основу судебного приговора.


Врачей и прочих свидетелей, которых заявил адвокат потерпевшей стороны М.Тулеев, обработают соответствующим образом, и они дадут нужные показания. Возможно, даже сошлются на давление, которое на них якобы оказал Заманбек Нуркадилов.


Далее водитель получит год или чуть более условно. На заявление комиссии прокуратура ответит формальной отпиской. Доследствие никто проводить не будет. Следующие заявления комиссии никто, кроме «Нави», больше печатать не будет (даже “СОЗ” и “Республика”). Через месяц-другой вся эта история затихнет и плавно так уйдет в историю. Увы, и изменить что-либо сегодня уже практически нельзя. Поздно!


Вот такая печальная история…


Спрашивается, господа, зачем вы создавали свою комиссию, если вы ничего так и не смогли сделать? Мне искренне по-человечески жалко Асхата, жалко его мать, братьев и родственников. А также мне жаль, что этим делом занялись совершенно бездарные люди.


Дай Бог, чтобы я ошибся в своих прогнозах.


По известным причинам подписаться своим именем не могу. Если вы не напечатаете мое письмо, то хотя бы его прочтете и, может быть, что-то поймете…


Получено по электронной почте

Новости партнеров

Загрузка...