Не утопит ли правительство тенге в нефтедолларах?

Источник: газета "Начнем с понедельника"

На этой неделе как никогда много сводок с финансового фронта. И хотя деньги – самое непостижимое из всех тайн мироздания, все же на этот раз больше обычного самых противоречивых, логически опровергающих друг друга сообщений. Создается впечатление, что финансы — это именно фронт, на котором происходит какое-то ожесточенное сражение как враждующих технологий, так и идеологий. Причем именно сейчас наступает некая кульминация, главная битва, требующая особой активности и концентрации сил противостоящих сторон. И поэтому каждый из противников (как это и полагается в настоящей большой и судьбоносной войне) информирует общественность таким образом, чтобы было ясно: именно их дело – правое, а потому враг будет разбит, и победа будет за ними…


Начнем с жеста Григория Марченко, аккуратно хлопнувшего дверью именно в момент, казалось бы, наилучшего финансового положения в Казахстане за все годы. Тем не менее (о политике – ни слова!), он ушел, и напоследок не преминул еще раз напомнить о главном разногласии с главой правительства: «Я не очень понимаю премьер-министра, который в июле прошлого года подписал концепцию о развитии финансового сектора на перспективу, а через десять месяцев начинает говорить о его радикальном реформировании».


И хотя экс-председатель Нацбанка по привычке списал все на «неграмотность этих товарищей», которые «либо не читают документы, которые подписывают, либо они не очень понимают, о чем они говорят», мы обязаны (справедливости ради) со своей стороны заметить, что в Правительстве тоже сидят очень неглупые (по-своему) люди, и в заявлении Даниала Ахметова о необходимости кардинальной реформы финансового сектора Казахстана кое-какая сермяжная правда тоже имеется.


В подтверждение чего сошлемся на такой авторитет, как нынешний председатель Нацбанка Анвар Сайденов, который не исключает «незначительного» повышения ставки рефинансирования, принимая во внимание превышение прогнозных показателей по уровню инфляции. А именно: годовой уровень инфляции в сентябре (сентябрь 2003 года к сентябрю-2004) составил 7,7%, что выходит за рамки прогноза правительства и Нацбанка, которые планировали, что за весь 2004 год уровень инфляции составит 5-7%.


И такой вот выверт: повышение ставки рефинансирования не противоречит утвержденной в августе среднесрочной программе фискальной политики правительства на 2005-2007 годы, согласно которой предусматривалось снижение данной ставки на конец 2005 года до 6,8%, 2006 года — до 6,5%, 2007 года — до 6%.


Чему дается весьма оригинальное объяснение: «эта понижающая тенденция ставки прогнозируется на среднесрочный трехлетний период, однако сейчас ситуация складывается таким образом, что в краткосрочном периоде мы должны будем реагировать по-иному».


Остается нам самим догадываться: каким таким краткосрочным образом складывается сейчас ситуация, заставляющая Нацбанк переиначивать свои среднесрочные намерения? И как скоро закончится этот неприятный для наших финансистов форс-мажор, вынуждающий их “реагировать по-иному”, иначе говоря, – пятиться назад от своих планов?


Так вот: оказывается, что атака превосходящих сил неприятеля, заставляющая наших финансовых стратегов отступать на отнюдь не подготовленные заранее позиции, ведется … потоком наших же нефтедолларов!


Пришла, понимаешь, в нашу страну беда, откуда не ждали, и обрушилась прямо на умные правительственные головы: деньги девать некуда!


Не верите, пожалуйста: положительное сальдо внешнеторгового баланса Казахстана по итогам января-августа составило $3857 млн. против $3113,5 млн. за первые восемь месяцев 2003 года.


То есть, за год намечается где-то под шесть миллиардов долларов торгового плюса, и эту валюту, по идее, надо как-то “переваривать” внутри страны. Иначе, спрашивается, зачем ее вообще добывать, эту нефть?


Но, в отличие от нефтепроводов Атырау-Самара и КТК, вместе с быстро растущим каспийским танкерным флотом и строящейся супертрассой Баку-Джейхан, “производственные мощности” нашего Национального банка явно не справляются с такой нагрузкой.


“Пропускная способность” финансовых “шлюзов” Нацбанка, через которые только нефтедоллары и допускаются во внутреннюю экономику Казахстана, в несколько раз меньше того, что наторговывается сейчас за счет загранпродаж нашего сырья: для недопущения чрезмерного укрепления обменного курса тенге Нацбанк активно скупал излишнюю массу валюты на внутреннем рынке, приобретя за перовое полугодие $1,2 млрд. И этого оказалось мало: номинальное укрепление тенге к доллару в январе-сентябре составило 6,3%, при этом в сентябре — 1,62%, указывается в сообщении Нацбанка, звучащем как фронтовая сводка.


Пусть слово “укрепление” вас не смущает: на самом деле ничего победного в повышении стоимости тенге к доллару нет, почему Анвар Сайденов и пытается успокоить публику: «Общая обстановка на валютном рынке остается по-прежнему такой же, то есть связанной с большим притоком иностранной валюты в страну», и это, дескать, «не представляет угрозы для внешней конкурентоспособности национальных производителей».


А вот менее дипломатичная заместитель председателя Нацбанка Гульбану Айманбетова, выступая на заседании мажилиса, заявила о возможности «ужесточения денежно-кредитной политики», чтобы не допустить неконтролируемого роста инфляции в стране. После чего врезала вообще правду-матку: «Возможно, придется пойти на непопулярные меры, которые в принципе со стороны потребителя вызовут какой-то диссонанс».


После таких слов страшно представить себе, что случилось бы, если бы не какие-то 1,2 миллиарда, а в три раза больше – весь внешнеторговый плюс валюты — попытался бы приникнуть обратно в страну. В таком долларовом потопе тенге, окончательно окрепшим камешком, тихо булькнул бы на дно валютного океана. Не иначе, как мы все должны тихо молиться на тех неизвестных (о политике – ни слова!) продавцах национального сырья, которые как-то умудряются оставлять большую часть экспортной выручки подальше от Казахстана.


Но и правительство, отдадим ему должное, не сидит сложа руки. В этой чрезвычайной ситуации оно само предпринимает экстренные меры по дренированию затопляющей страну валюты куда-нибудь подальше.


Так, Казахстан намерен установить законные нормы по стимулированию инвестирования за рубеж избыточных активов коммерческих банков и компаний. Это необходимо сделать в целях недопущения «перегрева экономики», — заявила та же Гульбану Айманбетова.


«Когда внутри страны накапливаются огромные деньги, есть так называемая возможность «перегрева экономики», и она сегодня уже наступает. И излишние деньги банков и компаний, которые не могут быть инвестированы во внутреннюю экономику, мы позволим инвестировать в другие страны».


И заседающие в мажилисе “народные избранники” эту информацию “скушали”, а что еще им остается?


Как говорится: пришла беда – отворяй ворота!


Ну, а если серьезно, то причина этого парадокса: “чем больше валютной выручки, тем больше проблем” (причем, в первую очередь, – для рядовых казахстанцев-потребителей) в том, что технология поддержания курса национальной валюты к доллару, выстроенная еще в годы острого внешнеторгового дефицита и гиперинфляции тенге, на сегодня безнадежно устарела.


Но эта причина – именно технологическая, и, как всякую отжившую технологию, систему конвертации нефтедолларов и тенге достаточно просто и быстро заменить на соответствующую требованиям нового времени. Правда, новое “техническое задание” нельзя выдать без ответа на вопрос: для чего (для кого?) Казахстан торгует своими недрами?


Но поскольку о политике мы договорились с вами не упоминать, придется пока подвесить этот вопрос в воздухе…


***


Курсивом выделены ссылки на материалы “Интерфакс-Казахстан”.


«Начнем с понедельника», 22.10.04.

Новости партнеров

Загрузка...