В Казахстане всё спокойно

Мировая пресса о событиях в Казахстане и вокруг него

Ораз Жандосов считает неуместными сравнения Казахстана с Узбекистаном


«Спокойный островок в Средней Азии». Так озаглавило пространный материал из Казахстана американское деловое издание Wall Street Journal. По мнению журналиста Хью Поупа, на фоне бедствующих соседей по региону, Казахстан становится «непредвиденным символом надежды на спокойное процветание в одной из мировых пороховых бочек исламского радикализма» (при цитировании публикации WSJ использован перевод сайта иноСМИ.ru). Речь идет о росте экономики, составившем в последние годы более 50 процентов, и прочной банковской системе, благодаря чему Алматы превращается в финансовый центр региона.


Рассматривая ситуацию в Центральной Азии, автор обращает внимание на то, что Узбекистан — сосед и главный региональный соперник Казахстана, являющийся к тому же ключевым союзником США, — «вот уже 5 лет не может выбраться из порочного круга экономического застоя, исламского терроризма, репрессий и растущего недовольства населения своим правительством«. «США в основном не удалось поощрить правительство Узбекистана к проведению политики реформ, — это слова эксперта Международной кризисной группы Дэвида Льюиса. — Неизбежно Казахстан становится более привлекательным партнером«.


«Поначалу, — пишет далее WSJ, — не казалось очевидным, что Казахстан вырвется вперед из общей стаи«. Если Узбекистан продолжал политику жесткого государственного планирования, и еще несколько лет его экономика держалась на плаву, отличаясь минимальными показателями спада на постсоветском пространстве, то Казахстан тем временем «пытался заставить свободные рынки работать в условиях коррумпированного, неопытного руководства и неэффективного парламента, результатом чего стали чуть ли не полный экономический коллапс и гиперинфляция«.


Разочаровавшись в работоспособности прежней системы, президент Нурсултан Назарбаев принял на себя дополнительные полномочия, решив осуществлять реформы по образцу государств Южной Азии. Благодаря этому начался приток иностранных инвестиций и сформировалась сильная финансовая система. Результаты десятилетия реформ автор называет «впечатляющими, несмотря на отдельные очаги бедности и непрозрачности владения активами, такими, например, как газеты и казино«.


Свидетельства роста благосостояния и появления среднего класса американский журналист находит в Алматы, этот город «преобразуется в результате строительства многоэтажных домов для нового среднего класса, который может себе позволить ипотечные ссуды сроком на 20 лет«.


Продолжая сравнения с соседями, автор указывает на очевидное экономическое лидерство нашей страны. Так ВВП на душу населения в Казахстане увеличился примерно до 2000 долл. США, а в Узбекистане он составляет порядка 350 долл., и к тому же «в нынешнем году может сократиться до 250 долл., если правящий режим будет и дальше держаться за законы, которые ограничивают торговые и валютные сделки«.


Астана сумела привлечь и значительные финансовые средства из-за рубежа. «Иностранные инвестиции в Казахстане, главным образом в нефтяной сектор, сегодня превышают 25 млрд. долл., в 10 раз больше чем в России, в пересчете на душу населения«. Растет экспорт нефти, правда, отмечая этот факт, журналист пишет, будто «не так давно введен в эксплуатацию первый экспортный нефтепровод в северо-западные районы Китая, с пропускной способностью 200000 баррелей в сутки«. На самом деле несколько недель назад лишь началось строительство этого трубопровода.


Издание в общих чертах рассказывает об успехах казахстанских финансовых институтов, в том числе и на международном рынке. Если верить публикации, то Казахстан уже добился диверсификации (которая обозначена как цель известной программы индустриально-инновационного развития), причем на нефть сегодня «приходится лишь четвертая часть экономики«. А давший интервью WSJ заместитель председателя Национального банка Аскар Елемесов уверен, что «на долю нефти, вероятно, никогда не будет приходиться более половины экономического производства, поскольку в стране есть другие крупные отрасли, экспортирующие пшеницу, медь, цинк, титан, сталь и уголь«.


Однако не так впечатляющи успехи страны, когда вспоминают о демократии, прозрачности политической системы и либерализации. Естественно, речь идет о сомнительных итогах недавних выборов в парламент и звучащих в США обвинениях президента в коррупции. Свобода слова также явление относительное: «Главные казахские средства массовой информации (СМИ) по-прежнему контролируются государством, тогда как некоторые другие СМИ принадлежат дочери президента, Дариге Назарбаевой, в прошлом оперной певице [?]».


Однако и в этой сфере ситуация в Казахстане кажется вполне благополучной на фоне ташкентского режима: «Единственным политзаключенным в Казахстане, кажется, является руководитель жесткой оппозиции Галымжан Жакиянов, которого держат под домашним арестом в одной отдаленной деревне. Для сравнения, государственный департамент США в этом году насчитал более 5300 пленников, которые удерживаются в тюрьмах Узбекистана как исламские экстремисты и другие политические и религиозные диссиденты«.


Впрочем, весь ход размышлений журналиста, выстроенный на непременном сопоставлении Астаны и Ташкента, ставит под сомнение последний абзац, где приведено высказывание Ораза Жандосова [почему-то названного «директором Национального банка«]. Итак, один из лидеров «Ак жола» заявляет: «Наша проблема в том, что мы не хотим, чтобы нас сравнивали с Узбекистаном… Мы хотим, чтобы нас сравнивали с Турцией или с Восточной Европой«.


Об удивительных способностях наших налоговых инспекторов


Автор следующего материала разделяет один из выводов, к которым пришел журналист Wall Street Journal. «Казахстан имеет самый сильный финансовый сектор в Содружестве независимых государств (СНГ), и местные банки успешно пережили ряд экономических кризисов, среди которых девальвация российского рубля в 1998 г. и девальвация тенге в 1999 г.«, — отмечает в опубликованном 15 октября обзоре Economist Intelligence Unit. В статье, вышедшей под заголовком «Банки под микроскопом» речь идет том, что и над финансовым сектором Казахстана в последнее время сгущаются тучи.


В середине 2004 г. власти начали расследования в отношении ключевых банков, и эти действия, предполагает обозреватель, «были связаны с парламентскими выборами«. Налоговые ревизии властей завершились предъявлением претензий на 30 млн. долларов за предполагаемые невыплаченные налоги в отношении Казкоммерцбанка, крупнейшего банка в Казахстане, и на 15 млн. долларов — в отношении второго в стране ТуранАлемБанка. По этому поводу EIU замечает, что «налоговые власти давно проявляют удивительную способность обнаруживать задолженность по налоговым платежам у политических противников Назарбаева или иностранных компаний, на которые правительство намерено оказать давление«.


«Политический характер проверок был косвенно подтвержден Ермухаметом Ертысбаевым, советником президента, — пишет далее EIU. — В своем майском выступлении по поводу Нуржана Субханбердина, главы Казкоммерцбанка, Ертысбаев назвал его «казахским Ходорковским», имея в виду ныне находящегося в московской тюрьме российского бизнесмена, суд над которым многие расценили как ответ на его вовлеченность в политику. Таким образом, комментарии Ертысбаева могут быть восприняты как предостережение бизнесменам от финансирования политиков или партии, критически настроенные в отношении президента Нурсултана Назарбаева«.


Аналитики также отмечают, что в определенной степени все эти проверки направлены и против партии «Ак жол», которая имеет прочные связи в деловых кругах, соответственно, подрывая доступ оппозиции к финансовым ресурсам, правительство рассчитывает, что она будет слабой и плохо финансируемой.


Далее издание пишет, что «решение правительства оказывать давление на два крупнейших банка Казахстана вызвало беспокойство в среде иностранных инвесторов и привело к напряженности в отношениях с Национальным банком Казахстана (НБК)«. Речь идет, в частности, об известной полемике между главой правительства и председателем НБК. Несколько месяцев назад в правительстве заговорили о чрезмерной концентрации в банковском секторе. В июне о монополизации финансовых услуг в стране заявил премьер-министр Даниал Ахметов. Однако НБК, подчеркивает издание, дистанцировался от какого-либо политизированного давления на банковскую систему: «В августе глава НБК Анвар Сайденов высказал мнение, что в Казахстане нормальный финансовый сектор и что нет необходимости изменять регулирующую структуру — отвергнув позицию Ахметова«.


Правительство настаивает, о реакции BG пока неизвестно


Неоднозначно складываются в последнее время отношения Казахстана и с иностранными инвесторами. В течение прошлой недели Астана продолжила свои усилия по приобретению у британского газового гиганта BG акций месторождения Кашаган. Вот как на это прореагировали иностранные СМИ.


Агентство Reuters называет одобренный в среду законопроект о недрах очередным этапом давления на иностранные фирмы. Речь идет о положении, согласно которому Казахстан будет иметь преимущественное право на покупку у иностранных инвесторов пакетов акций месторождений, находящихся на территории страны.


«Закон, кажется, стал реакцией на противоречия вокруг доли BG в огромном нефтяном месторождении Кашаган«, — сообщает Reuters. При этом агентство приводит мнение казахстанских чиновников, которые в один голос утверждают, что поправки «непосредственно не затронут случай с BG, поскольку они уверены в том, что у них уже есть преимущественное право на покупку доли BG перед другими компаниями«.


Теперь для вступления в силу закон должен быть одобрен верхней палатой, что для Казахстана обычно является формальностью, а затем подписан президентом Нурсултаном Назарбаевым.


Как «новый поворот в затянувшейся истории с продажей компанией BG Group ее доли в консорциуме, осваивающей крупнейшее нефтяное месторождение Кашаган«, расценивает британская газета Financial Times последние шаги властей Казахстана. «Правительство страны сообщило, что его могла бы устроить покупка лишь части этой доли, стоимость которой оценивается в 1,2 млрд. долларов (660 млн. фунтов)«.


Кашаган — одно из крупнейших в мире месторождений нефти, открытых за последние 30 лет, его минимальные извлекаемые запасы, согласно оценкам, составляют от 9 до 13 млрд. баррелей. А полную стоимость проекта деловое издание оценивает в 30 млрд. долларов. Споры вокруг акций этого весьма привлекательного объекта продолжаются не один год.


FT напоминает, что BG уже предпринимала попытки реализовать свою долю еще в начале прошлого года, но эти планы постоянно откладывались по разным причинам: «BG согласилась в марте 2003 продать свою долю компаниям Sinopec и CNOOC из Китая, но другие партнеры по проекту, за исключением Inpex, воспользовались предусмотренным соглашением правом на приоритетную покупку и решили сами стать владельцами этой доли«. Уже после этого планы партнеров в свою очередь были заблокированы казахским правительством.


Казахстан намеревался приобрести все 16,7 процентов акций консорциума, составлявшие долю BG, однако на прошлой неделе министр энергетики Владимир Школьник заявил о готовности купить лишь ее часть. Школьник заявил, что он планирует встретиться с партнерами по проекту Кашаган 28 и 29 октября, хотя представитель BG заявил газете, что ему ничего неизвестно о какой-либо встрече. В качестве более вероятной даты встречи корреспондент FT называет начало ноября.


FT отмечает еще одну любопытную деталь, оказывается, действия правительства привели к разногласиям в самом консорциуме: «Вмешательство Казахстана породило напряженность между различными совладельцами проекта — Royal Dutch/Shell, итальянской Eni, Total, ExxonMobil, ConocoPhillips и японской Inpex. Shell и Eni, судя по всему, спокойно относятся к участию казахского правительства, но некоторые другие участники занимают более жесткую позицию«.


«Мы все еще ведем переговоры и настаиваем на нашем праве выкупить долю BG, — эти слова из выступления министра энергетики Владимира Школьника в Сенате приводит Reuters. — Но, возможно, переговоры будут касаться не всей доли«.


Министр ранее заявлял, информирует далее Reuters, что правительство готово выплатить «порядка 1 миллиарда долларов» за долю BG. В ответ на вопрос одного из сенаторов, где правительство планирует изыскать деньги, Школьник ответил: «существует большой выбор финансовых механизмов, которые мы рассматриваем, и я надеюсь, что мы выберем наиболее оптимальный с точки зрения наших государственных интересов«. Правительство утверждает, что интернациональный консорциум только извлечет выгоду от присоединения казахстанской фирмы «Казмунайгаз».


Онлайновое издание Rigzone считает, что заявление Школьника может свидетельствовать о «некотором смягчении прежней позиции правительства, которое намеревалось приобрести всю долю BG«. Что касается принятых поправок в законодательство, то, как сказано в сообщении, «казахское правительство надеется, что эти поправки развеют любые сомнения среди партнеров по Кашагану в том, имеет ли Казахстан юридическое право блокировать сделку между BG и ее партнерами«.


Газ станет геополитическим козырем России


«Недавний всплеск цен на сырую нефть сделал энергетическую безопасность критической проблемой на выборах«, — отмечает во влиятельной Washington Post аналитик Артем Агульник. Оба кандидата, и президент Буш, и сенатор Джон Керри, регулярно выступают с различными прожектами, нацеленными на диверсификацию американской энергетической политики. Но, подчеркивается в статье, «пока ни один из них не обратил внимание на топливо, которое, вероятно, станет вторым по значимости источником энергии в мире в ближайшие несколько лет — на природный газ«.


Этот недостаток внимания автор называет серьезной ошибкой, приводя следующие аргументы в пользу своей позиции. Природный газ — источник энергии, потребление которого нарастает самыми быстрыми темпами; предполагается, что его глобальное потребление будет повышаться ежегодно до 2025 г. более чем на 2 процента. Наиболее заметное увеличение потребления произойдет в развивающихся странах, включая бывшие советские республики и Восточную Европу, для которых главным поставщиком является Москва. Но, по данным Департамента энергетики, спрос на природный газ в Соединенных Штатах, как ожидается, резко увеличится — почти на 40 процентов к 2025 г.


«Возрастающая газовая зависимость Соединенных Штатов потенциально может повлиять на их политический диалог с Россией«, — полагает аналитик. За последние несколько лет Кремль превратился, вне всякого сомнения, в доминирующего глобального игрока на газовом рынке. Уже названная «газовой Саудовской Аравией», Россия также может укрепить свое газовое влияние в близлежащих странах Центральной Азии и Кавказа.


Об этом свидетельствуют и перечисленные в публикации многочисленные сделки. Автор напоминает о том, что в апреле 2003 г. «Газпром» подписал соглашение сроком на 25 лет о закупках туркменского газа. Это соглашение включает право Москвы до 2009 г. контролировать весь туркменский газовый экспорт, благодаря чему Россия получила критически важные политические рычаги давления на эту «нейтральную» республику.


В июне президенты Владимир Путин и Ислам Каримов подписали соглашение, согласно которому «Газпром» получил права на разработку узбекских газовых месторождений. Кроме того, «Газпром» заявил о своей заинтересованности в приобретении 44 процентов акций узбекской трубопроводной монополии «Узбектрансгаза».


Также в июне «Газпром» объявил о намерении принять участие в разработке гигантского Карачаганакского месторождения в Казахстане. Российская компания проявила интерес к покупке значительной доли трубопроводной инфраструктуры Казахстана. Аналогичные соглашения обсуждались и с руководством Кыргызстана и Таджикистана.


В руках России природный газ стал геополитическим оружием: «Заявляя о «неплатежах», Кремль руками «Газпрома» прекращал поставки газа в Белоруссию, в Украину, в Грузию и Армению, когда внутренняя или внешняя политика этих стран входила в противоречие с его интересами«.


Россия даже начала формировать организацию мировых экспортеров природного газа под собственной эгидой. Аналитики предсказывают, что Форум стран-экспортеров газа, основанный в 2001 г., может сыграть роль предшественника газовой ОПЕК во главе с Россией. После июньской встречи на форуме в Каире заместитель руководителя «Газпрома» Александр Рязанов ясно дал понять, что газовая политика государств-участников должна быть «скоординирована, чтобы продавать газ по максимально высокой цене«.


«В результате Россия — уже ведущий мировой экспортер нефти — движется к тому, чтобы стать несомненным властелином мирового энергетического рынка, что позволит ей диктовать политику Европе и Соединенным Штатам«, — отмечает в завершение статьи Артем Агульник.


Казахстан останется одним из крупнейших экспортеров икры в США


Правительство США в минувший четверг решило не вводить запрет на импорт ценной белужьей икры, несмотря на собственное решение полугодовой давности внести белугу в список видов живой природы, которым угрожает исчезновение. Как пишет Los Angeles Times, Агентство по защите исчезающих видов животных и рыб намерено вернуться к повторному рассмотрению вопроса о правилах импорта икры осетровых в январе 2005 г., после выборов.


«На Соединенные Штаты приходится около трех четвертей мирового импорта белужьей икры, — говорится в публикации. — Крупнейшими экспортерами в этом году будут Румыния, поставляющая 7500 фунтов икры, и Казахстан (5190 фунтов)«. Торговлю икрой белуги регулирует Международная организация по торговле видами дикой фауны и флоры, которым угрожает исчезновение (CITES). Как сообщили представители американских властей, их решение полностью соответствует требованиям CITES.


Los Angeles Times напоминает, что в 2001 CITES уже вводила действовавший девять месяцев мораторий на экспорт икры из большинства стран каспийского региона. Этот запрет был снят, несмотря на протесты защитников окружающей среды, которые уверены, что такая непоследовательность в действиях не способствует восстановлению популяции ценных видов рыб. Представители нескольких международных экологических организаций требуют ввести полный запрет на экспорт икры.


Коррупция в мире: зри в корень


Практически все агентства и печатные издания рассказали об очередном докладе организации Transparency International о коррупции в мире. «Нави» уже рассказывал о содержании доклада, особенно в той его части, которая касается Казахстана. Лишь немногие западные издания пишут о том, что причиной многих коррупционных нарушений является деятельность западных, в том числе и американских компаний.


«Коррупция обходится деловым кругам и правительствам более чем в 220 миллиардов фунтов стерлингов в год«, — пишет британская ежедневная газета Times. Причем самые серьезные нарушения отмечаются в нефтедобывающих государствах.


«Государственные контракты в нефтяном секторе неразрывно связаны с доходами, исчезающими в карманах менеджеров западных нефтяных компаний, посредников и местных чиновников«, — утверждает Питер Эджен, председатель Transparency International (TI), опубликовавшей свой ежегодный доклад.


Индекс восприятия коррупции 106 из 146 стран соответствует показателю менее 5 баллов при максимальном показателе 10. Шестьдесят стран получили менее трех баллов, что свидетельствует о «необузданном» уровне взяточничества. Ситуация в таких богатых нефтью государствах, как Ангола, Азербайджан, Чад, Эквадор, Индонезия, Иран, Ирак, Казахстан, Ливия, Нигерия, Россия, Судан, Венесуэла и Йемен, представляется «чрезвычайно плохой».


Отдельно коснувшись Ирака, Эджен сказал, что успешная реконструкция страны будет зависеть от ситуации с коррупцией. Ирак занимает в списке 129 место, а его индекс составляет 2,1 балла. «Будущее Ирака будет зависеть от прозрачности в нефтяном секторе, — заявил Эджен. — Срочная потребность финансировать послевоенную реконструкцию усиливает важность строгих требований транспарентности во всех контрактах на поставки«.


Доходные сделки, заключаемые западными подрядчиками, вызывают опасения. Фирма Halliburton, которую в прошлом возглавлял вице-президент США Дик Чейни, была обвинена Пентагоном в завышении цен при участии в государственных закупках на десятки миллионов долларов. Правительство США объявило в прошлом году, что обнаружены «систематические» и «существенные» отличия в оценках и утвержденных затратах Halliburton.


«Между тем, — продолжает Times, — пока представители TI выступали с докладом в Лондоне, нигерийские законодатели проводили публичные слушания в связи с утверждениями, что Halliburton подкупила правительственных чиновников, которые должны были гарантировать газовый контракт«.

Новости партнеров

Загрузка...