Игорь Шахнович: “Я работал в разных медиа-холдингах, Дариги Назарбаевой, Александра Машкевича…”

С 1 ноября с.г. Игорь Шахнович, бывший главный редактор газеты “Экспресс-К”, станет главным редактором газеты “Мегаполис”, входящей в медиа-холдинг “31-й канал”.


***


Игорь, в одном из интервью ты сказал, что “Экспресс-К” стал самоокупаемым проектом. Следовательно, именно это послужило одной из причин того, что на вас стали давить и журналисты ушли?


— На самом деле это — одна из причин. “Экспресс-К” стал привлекательным проектом, в который можно теперь не только вкладывать деньги, но и получать отдачу, как политическую, так и финансовую.


А подробнее?


— Я бы не хотел об этом говорить, потому что это составляет коммерческую тайну. А я подписывал договор о том, что ни при каких обстоятельствах не стану разглашать коммерческую тайну. Но могу сказать, что на сегодняшний день газета, если не по нулям, то миллиона два-три зарабатывает.


Игорь, но ведь есть еще и другие причины, по которым дружная, сплоченная команда “Экспресс-К” вдруг снялась и ушла?


— И в “Новом поколении”, и в “Журналисте” я уже объяснял, что к управлению пришли украинские журналисты, команда во главе с Вадимом Рабиновичем, являющимся украинским медиа-деятелем. Они нас не выгоняли, мы сами написали заявления. Те методы работы, которые они предлагали нам, не устроили нас, они не соответствуют той морали, по которой я привык жить, по которой воспитан, которая существует среди казахстанских журналистов, к какому бы толку они ни относились, в чем бы их ни обвиняли.


Игорь, среди прочих обвинений, которые предъявляют журналистам “Экспресс-К”, есть и то, что они работали на иностранных граждан, т.е. Евразийскую группу…


— Я бы не стал так говорить, что они иностранные граждане. Там есть граждане Казахстана, там разные вообще люди. На самом деле они должны определиться сами, кем они являются, а не я им должен делать определение.


Ты хочешь сказать, что работал как наемный менеджер, и тебя мало волновало, кем они являются?


— Я знал, с кем я работал, и я не стану говорить, что я не знал, кто они. На самом деле назвать их иностранными гражданами трудно. Как назвать человека, у которого есть бизнес за рубежом? У того же Мухтара Аблязова есть бизнес за рубежом, и его тоже можно назвать иностранным гражданином. У этих людей тоже имеется бизнес и здесь, и за рубежом. И я не считаю это обвинением, что я и команда работали на иностранных граждан. Там есть и граждане Казахстана, и других стран, они этого не скрывают.


Скажи, пожалуйста, сегодня в Казахстане журналисты могут просто работать, а не заниматься “мочиловом”?


— Я бы не стал так говорить, поскольку не вижу в информационных войнах ничего противоестественного для журналистики. Но вопрос, какими средствами это делается, какими путями. Война казахстанцев с казахстанцами носит более миролюбивый характер. Я работал в разных медиа-холдингах, Дариги Назарбаевой, Александра Машкевича и вот сейчас в этом холдинге… И везде эти люди в основном не переходили границы. Они считают, что детей нельзя убивать, жен захватывать в плен и т.д. То есть существуют какие-то правила. А то, что сейчас идет, грядет, совершенно не соответствует никаким правилам. Я не знаю, кто их заказал, не думаю, что Машкевичу выгодно было привезти сюда Рабиновича. У меня есть подозрение, что другие, наши казахстанские силы пытаются использовать беспринципную команду, которая приходит, для своих политических целей. Это наши казахстанские силы. В том числе используют и Александра Антоновича.


Ты считаешь, что журналисту невозможно оставаться в стороне от этих войн?


— Я не понимаю твоего вопроса, я считаю, что журналист должен участвовать во всех политических событиях, он должен писать о разных деятелях, о разных группировках. Если ты это называешь “мочиловом”, ну пусть это будет “мочиловом”, на самом деле это нормальный процесс.


Когда имеется гражданская позиция, журналист пишет обо всем. И в этом я с тобой соглашусь. Но ты сам только что сказал, что вы не смогли работать из-за несоответствия предложенных установок той морали, по которой ты привык жить. Вот именно это я имею в виду. Но давай поговорим вот о чем. Говорят, что медиа-холдинг, куда ты перешел с командой, перекуплен Машкевичем. Насколько это соответствует истине?


— Бред чистой воды.


Скажи, пожалуйста, а если вам сейчас “закажут” Машкевича, что тогда вы будете делать?


— Что значит “закажут” Машкевича?


Вас попросят развязать информационную войну против “Экспресс-К”, допустим.


— Я могу сказать, Айгуль, такую вещь, что ни в одном из холдингов, где я работал, ни у Дариги Назарбаевой, ни у Александра Машкевича, ни здесь не было и не будет прямых указаний мочить того или иного. Когда возникают материалы подобного рода, журналисты, редакторы, менеджеры, будем говорить, чувствуют настроение хозяев, они примерно знают, когда и куда надо выстрелить, когда это для них закончится безболезненно, не будет большой реакции. Я могу рассказать краткую историю деятельности нашей команды на НТК. Мы писали очень много материалов по городу, и Виктор Вячеславович крайне раздражался по этим материалам. А в то время все приписывали НТК Рахату Алиеву. Я с ним ни разу не встречался и никаких указаний мочить Виктора Вячеславовича или не мочить не получал. Рахат Алиев тогда работал как раз в КНБ. Виктор Вячеславович к нему несколько раз приезжал, смотрел в глаза ему, его заместитель Адиль Ибраев несколько раз встречался с руководителем канала Айдаром Жумабаевым. И они пытались выяснить, Рахат ли заказал Храпунова. На самом деле заказа чаще всего нет. Просто есть обостренное восприятие критики у многих людей. Тот же Храпунов болезненно переносит критические материалы. Он может сам позвонить журналисту и спросить, кто его заказал. Вот, например, работала у нас Гульбану Абенова, он ей звонит и спрашивает по-казахски, кто тебя научил писать, что школа не готова к зиме, мол, это редактор тебе сказал так писать. Она мне звонит и говорит: “Игорь Олегович, вот мне звонит Храпунов и спрашивает, не вы ли дали мне задание. А я пришла в школу и увидела, что она не готова, об этом и написала”. На самом деле все очень просто, а ему мерещились какие-то тайные пружины. Никаких тайных пружин у журналистов часто не бывает, в какой бы прессе они ни работали. Просто они знают, кто с кем как, в каких отношениях.


Игорь, но рамки все-таки ведь есть?


— Да, рамки есть, просто они выставляются вначале, и это учитывают даже рядовые журналисты, я не говорю уж про менеджеров.


А здесь, в этом холдинге, куда вы перешли командой, правила игры установлены сразу?


— Здесь относительно свободные правила игры, которые не претят ни мне, ни журналистам, с которыми я работаю. Здесь обозначена равноудаленность от всех действующих политических и финансовых структур. Мы можем как дружить, так и ссориться, то есть писать нормальные журналистские материалы, объективные, без уклона какого-либо. Но опять-таки я знаю, что не могут не возникнуть подозрения, что вот, дескать, заказали… Я знаю, что и здесь имеются свои нюансы, поэтому будем думать, как двигаться дальше, чтобы друг друга не подозревать.


Игорь, но здесь существуют и другие трудности. Ты почти пять лет руководил ежедневной газетой, а “Мегаполис” — это совершенно другой формат.


— Когда меня пригласили руководить “Мегаполисом”, а мы давно знакомы с Ермеком Турсуновым, я сказал, что не хочу выдавливать Турсунова, вот у меня есть своей проект ежедневной газеты “Город”, он мне более интересен и давайте подумаем о его реализации. Учредители ответили, что мы готовы рассмотреть этот проект, хоть он и затратный, а в процессе общения мы пришли к выводу, что будем делать обе газеты. В принципе команда приходит под газету “Город”, но когда возник вопрос о неизбежном слиянии двух коллективов, то, чтобы избежать двоевластия, мне было предложено возглавить газету. Я думаю, что мы не погубим то, что сделано Ермеком, я с удовольствием читаю его материалы. Мне жаль, что у “Мегаполиса” нет сейчас пера Ахаса Тажутова, те вопросы, которые он освещал, в Казахстане так никто не может освещать. Я пытался в свое время выдвинуть его на премию Конгресса журналистов Казахстана, но там есть тоже свои нюансы.


Скажи, как будет меняться газета, все-таки это будет еженедельник пока?


— Это и есть еженедельник, сейчас пока им руководит Ермек, и к нему нет никаких претензий. Это – газета для истеблишмента, для высоколобых, для тех, кто управляет страной, а “Город” — это совсем новый проект, но он в этом же проекте, он для обывателя. На самом деле он более сложный проект, поскольку газета все же будет выходить ежедневно. Но мне пока сложно говорить о “Городе”, а “Мегаполис” будет претерпевать изменения, но небольшие. Там будут кадровые изменения. В Алматы, к сожалению, очень маленькая журналистская тусовка – кадры очень сложно подобрать. Ребята из “Экспресс-К” сетуют на то, что не могут найти журналистов. А новые менеджеры объявили о том, что за 200 долларов найдут журналистов, и мне очень хочется посмотреть, как они это сделают, на самом деле это трудно. Мы фактически будем делать “Мегаполис”, а потом запускать новый проект.


Когда вы полностью приступаете к работе?


— В декабре. В декабре, я думаю, начнет выходить газета “Город”. А “Мегаполис” сохранится в том виде, в котором он сейчас выходит, но маленькие видоизменения последуют. Коллектив мы хотим оптимизировать, чтобы не было лишних людей, лишних затрат.


Но проект-то действительно затратный. Каким тиражом, к примеру, вы планируете запускаться?


— Давай сейчас не будем говорить об этом. За этот месяц, который мы взяли для подготовки проекта, может измениться что-нибудь, поэтому лучше пока не говорить.


А содержание, или об этом тоже нельзя говорить?


— Можно. Там будет и политика, и оценки действующим руководителям городов, то есть акимам…


Игорь, но такой проект уже был. АВС, например, при “Караване” и ежедневка во “Времени”, и все эти проекты провалились…


— Я знаю в Казахстане одного человека, который пытался осуществить такой проект. Это Игорь Максимович Мельцер. Он отталкивался от того, что у него есть “толстушка”. “Толстушка” для народа, а…


Это для высоколобых?


— Да, а ежедневные газеты для среднего класса. Я читал все эти газеты, и они были для истеблишмента. Мы же хотим сделать газету для обывателя, которого интересует, как он завтра будет выживать, что он будет завтра кушать, какие он деньги будет зарабатывать и где, и т.д.


Игорь, но этот самый обыватель порой не в силах купить ежедневную газету…


— Я не могу поверить, что человек, который зарабатывает на базаре, не в силах купить газету за 20 тенге, которая ему же несет полезную информацию, как жить и выживать в этом городе.


То есть во главу угла газеты ставится адресная направленность?


— Да.


Но в вашей команде есть некоторые профессионалы, которых лично я сама уважаю, смогут ли они делать газету для обывателей, они ведь привыкли к другому?


— Ты думаешь, они всю жизнь работали в элитарном «31-м канале»? На самом деле любой журналист мечтает работать на читателя, а не на “горку”. И я думаю, что ребята изголодались по такой работе, у них есть идеи, интересные для широкого читателя.


И ты надеешься, что эта газета станет также самоокупаемой?


— Думаю, да, потому что у нее есть свой сегмент рекламного рынка, мы его вычислили и, надеюсь, потихоньку завоюем. И я не думаю, что для этого нам понадобится пять лет, как для “Экспресс-К”.

Новости партнеров

Загрузка...