На фоне белорусского референдума казахстанские выборы выглядели вполне пристойно?!

“На фоне белорусского референдума по поводу изменений в конституции казахстанские выборы выглядели вполне пристойно”, — пишет газета “Экспресс-К”.


По словам представителей “Elections&Democracy”, в ходе избирательной кампании в Беларуси в полную силу был задействован так называемый административный ресурс.


“Лозунг агитационной кампании был: «За Белоруссию», все плакаты буквально пестрели изображениями президента страны. То есть конкретная личность — Лукашенко — была подменена национальной идеей, — демонстрировала Инна Ивановская развороты белорусских газет и листовок.


— В телевизионных роликах объяснения по поводу предстоящего референдума сводились к следующему: бюллетень считается действительным, если вы поставили галочку в графе «за», — вспоминал Павел Лобачев, вице-президент ассоциации «Elections&Democracy». — О том, что гражданин может проголосовать против, почему-то ничего не говорилось”.


Как сообщил Павел Лобачев корреспонденту газеты Филиппу Прокудину, “урны в Республике Беларусь были непрозрачны, на ночь они должны опечатываться, чтобы никто не смог подкинуть туда бюллетени. Но на многих участках, как сообщали международные наблюдатели, урны не были опечатаны, а таких участков было около сорока процентов. Причем бюллетень избирателей принуждали заполнять на столе, за которым находились милиционеры, вооруженные дубинками. Далее: смотреть за подсчетом голосов наблюдатели могли только с расстояния в десять метров! Получалось так: наблюдателей отсаживали подальше, члены избиркома становились плечом к плечу спиной к ним и начинали подсчет голосов!”


Россия должна Казахстану больше всех”, — пишет сегодняшняя “Комсомолка”.


“За первое полугодие 2004 года недоимка выручки при экспорте казахстанских товаров за рубеж составила 7 миллиардов 315 миллионов тенге, — такой отчет предоставило Агентство таможенного контроля РК журналисту этого издания Лане Романовой. — Больше всех должников образовалось в России — 38%. Остальные компании-неплательщики из Китая, СНГ, а также из стран Европы”.


Причина того, что за наш экспорт так часто не платят по счетам, по утверждению Романовой, стала “недобросовестность зарубежных партнеров, форс-мажор и политическая нестабильность в ряде стран: пока товар шел до фирмы, она оказалось уже неспособной платить по счетам, хотя еще некоторое время назад была при деньгах. Вытащить свои средства из предприятия крайне сложно — наша страна еще не входит в ВТО, поэтому судиться с должниками бесполезно”.


А между тем, правительство намерено сделать Алматы финансовой столицей.


“Министерство экономики и бюджетного планирования уже представило свой проект Кабинету министров, — пишет Марина Жемчужина в газете “КП-Казахстан”. В южной столице предполагается создать финансовую зону со специальным правовым режимом, включающим льготы для лиц, зарегистрированных на ее территории. “Зеленый свет” будет дан финансовым структурам, банкам, аудиторским компаниям и т. д. Не придется даже переезжать в Алма-Ату — достаточно будет лишь зарегистрироваться здесь. (Зона регистрации будет виртуальной.) Физические границы нового финансового центра планируется определить позже”.


Правда, препятствием на пути становления финансового центра, по мнению М.Жемчужиной, “может стать… наше собственное законодательство. Во избежание этого Министерством экономики и бюджетного планирования в ближайшее время будет разработан законопроект “О финансовом центре в городе Алма-Ате”, а также внесены изменения еще в 14 законодательных актов”.


В Карагандинской области разграблен памятник жертвам политических репрессий. “Колокол украли из Спасского мемориального комплекса в Абайском районе, — бьет тревогу Дамир Муканов, корреспондент “Комсомолки”. — Он провисел меньше двух месяцев”.


Удивительно, но факт: с заявлением о пропаже никто не обращался. “В областном филиале Союза художников Казахстана, который занимался изготовлением монумента, нам предложили обратиться в Карагандинское представительство Союза художников за ответом. Дескать, информация по телефону не предоставляется. А затем посоветовали связаться с акиматом”, — пишет Д.Муканов.


Как поведал корреспонденту “Комсомолки” директор местного филиала Союза художников Александр Курицын, “мемориал находится в ведении акимата, а значит, с него и спрос. Там должны быть в курсе всего, что творится. А если уклоняются от ответственности, значит, надо привлекать”.


“В акимате ничего вразумительного сказать не смогли. Мол, спрашивайте у художников. И тогда стало ясно, что колокол никто не ищет”, — резюмирует автор.


“В понедельник 378 казахстанских рабочих не вышли на строительство объектов завода второго поколения на Тенгизе, — пишет Елена Ладикова в газете “Экспресс-К”.Рабочие компании Punj Lloyd Kazakhstan LLP — подрядчика СП «Тенгизшевройл» объявили бессрочную забастовку, требуя повышения заработной платы”.


Искрой, из которой разгорелся скандал, стал “отказ индийских менеджеров оплачивать билеты для проезда на работу в плацкартном или купейном вагонах. Оплата проезда в общем вагоне — обязательство индийской стороны, оговоренное в контракте. Кроме того, по словам бастующих, платят им очень мало. За двадцать восемь дней вахты они в основной массе получают по 25-27 тысяч тенге. Учитывая, что следующие 28 дней они отдыхают, сумму можно разделить на два. То есть в месяц рабочий зарабатывает в среднем по 12 тысяч”.


“Скандалы между рабочими и администрацией в нефтегазовом секторе экономики Атырауской области — дело не редкое. Несмотря на то, что по статистике средняя заработная плата работников нефтегазового сектора в сентябре составила 124 тысячи тенге, получается, что не на всех предприятиях она одинаково высокая. Сложилось именно так, что нефтяники составляют самую активную часть населения. И забастовки тому пример. Совсем недавно конфликтная ситуация возникла в подрядной турецкой фирме, занятой на реконструкции ТОО «Атырауский нефтеперерабатывающий завод». Там казахстанские рабочие были недовольны тем, что турки, имея ту же квалификацию и выполняющие ту же работу, получали в три-пять раз больше, чем местные специалисты”.


То ли дело наши чиновники! На вопрос газеты “Литер”:Сколько им нужно зарабатывать в месяц, чтобы жить безбедно?”, например, вице-министр обороны РК Абай Тасбулатов, как впрочем, и министр труда Гульжан Карагусова уклонились от ответа.


Председатель Медеуского районного суда г. Алматы Ерхан Тотыбай-Теги сказал, что на руки “чистыми” получает 52 тысячи. Но его мечта — иметь зарплату “хотя бы 50% от ставки Верховного судьи, который зарабатывает до 2 тысяч долларов в месяц”.


Серикболсыну Абдильдину достаточно 300 долларов. А Валерию Соболеву, заместителю председателя управления труда и социальной защиты г.Алматы: “все зависит от его запросов”.


Мнения и взгляды на антитеррористическую безопасность страны высказались участники специально организованного по этому поводу “круглого стола” в г. Алматы.


“Очевидно, что своеобразным раздражителем для организации и проведения “круглого стола” “Антитеррористическая система в Казахстане: иллюзии, реальность и перспективы” стал законопроект “О противодействии экстремистской деятельности”, — пишет журналист газеты “Литер” Игорь Неволин. — В довесок к которому Верховный суд проявил небывалую оперативность, запретив на территории Казахстана деятельность четырех организаций: Аль-Каеда, Исламская партия Восточного Туркестана, Курдский народный Конгресс и Исламское движение Туркестана”.


“Олег Сидоров, директор общественного объединения “Миротворчество”, отметил динамику роста в Казахстане приверженцев запрещенной в Узбекистане организации “Хизб-ут-Тахрир”. Хорошо налаженная подпольная сеть привела к тому, что последователи “Хизб-ут-Тахрира” уже активно работают не только в южных регионах страны, с сильными исламскими традициями, но и далеко на севере”


“Евгений Жовтис, директор Казахстанского международного бюро по правам человека, считает, что не следует запрещать деятельность подобных организаций, напоминая, что в свое время подобные меры, предпринятые официальным Ташкентом, привели к радикализации этого движения. А им нужно было предоставить возможность просто легализоваться”.


Вообще Евгений Жовтис предполагает, что в стране осознанно муссируют тематику экстремизма и терроризма.


“Директор группы оценки рисков, политолог Досым Сатпаев обратил внимание присутствующих на то, что “…современный терроризм во многих частях мира ведет борьбу нового типа, и в ней потери несут не солдаты, а среднестатистический обыватель, чья вина состояла лишь в том, что он оказался в ненужное время в ненужном месте…”.


“По словам начальника департамента информационно-технической службы министерства внутренних дел Людмилы Кан, МВД уже борется вовсю с терроризмом способом биометрических технологий. А на деле – в Павлодарской области международным бандитам были выданы подлинные паспорта и информационные данные этого ведомства”.


А между тем, “по всему миру в обороте находится более 500 миллионов единиц стрелкового оружия и легких вооружений — примерно по одной единице на 12 человек. Причем половина из них — вне закона. И в нашей стране каждый год с пугающей регулярностью происходят изъятия нелегального оружия, причем не только у криминала, но законопослушных прежде граждан. Статистика хоть и небольшая, но задуматься стоит: нужно ли нам оружие?” — пишет газета “Известия-Казахстан”. 


По утверждению журналиста Зарины Бахаутдиновой, “количество оружия у людей постоянно растет. И это неспроста. Люди стали жить лучше, криминальные ситуации нередки, а потому необходимо защищать добро, нажитое непосильным трудом. В этом случае полицейские выдают разрешение только на хранение оружия на территории собственного дома”.


Кстати говоря, каждый казахстанец имеет право приобретать до 5 единиц разного рода стволов. “Сегодня только по Алма-Ате зарегистрировано более 20 тысяч владельцев оружия”, — говорит старший инспектор отдела лицензионно-разрешительной работы ГУВД южной столицы Александр Басов газете “Известия-Казахстан”.


“Только с начала текущего года сотрудники полиции при проведении операции по изъятию оружия “Кару-2004” проверили 109 731 индивидуального владельца огнестрельного и газового оружия. Пять процентов оруженосцев нарушили правила лицензионно-разрешительной системы, за что и поплатились: некоторые были осуждены, другие просто лишились разрешения на хранение и ношение, остальные отделались, что называется, “легким испугом” и штрафом. Однако это касается только зарегистрированного оружия. По республике распространено и огромное количество неофициального арсенала. В южной столице за последние девять месяцев сотрудники полиции изъяли 31 обрез, два карабина и охотничьих ружья, пистолет Макарова, одно взрывное устройство, 15 гранат, две тротиловые шашки, 466 единиц боеприпасов.


“Самым доступным в криминальном мире видом оружия можно считать обрез”, — констатирует факт автор публикации.

Новости партнеров

Загрузка...