Свобода слова и творчества в опасности!

18 октября 2004 г. судья Медеуского районного суда южной столицы К.Сырлыбаев вынес решение об удовлетворении гражданского иска некоего Максута Оразая к редакции газеты “Аргументы и факты Казахстан”. В своём иске означенный гражданин потребовал наложить запрет на употребление в русскоязычных печатных текстах названий казахстанских городов Алма-Ата, Чимкент, Джезказган и др. согласно правилам грамматики русского языка. Одержимый радикальным национал-патриотизмом, истец потребовал обязать журналистов писать названия городов Казахстана на русском языке по правилам грамматики казахского языка как Алматы, Шымкент, Жезказган и т.п.


Изначальная абсурдность поданного иска совершенно очевидна, поскольку, согласно закону, истец в гражданском процессе не может выступать от имени целого народа. Однако судья К.Сырлыбаев при активной поддержке прокурора М.Тойтебаева с ходу повёл дело с явным обвинительным уклоном в отношении казахстанского издания российской газеты “Аргументы и факты”. В ходе процесса не было обеспечено требуемое законом равенство сторон: все аргументы стороны ответчика, которую представлял глава юридической службы Общественного фонда защиты свободы слова “Адил соз” Илиодор Кальсин, апеллировавший прежде всего к 20-й статье Конституции Республики Казахстан о гарантиях свободы слова и творчества для всех граждан страны, упирались как в глухую стену.


По сути дела, рассмотрение обычного гражданского иска превратили в судилище над газетой, облыжно обвинённой истцом в неуважении к казахскому языку, народу и государственности. При этом ответчику было отказано в удовлетворении встречного иска к гр-ну М.Оразаю в защиту чести и достоинства журналистов “АиФ-К”, в то время как иск самого М.Оразая было решено удовлетворить, а газету обязать писать названия казахстанских городов исключительно в форме Алматы, Шымкент, Жезказган и никак иначе. При этом данное судебное решение содержит множество грубейших логических и юридических ляпсусов и прямых подтасовок.


Так, редакции газеты ставится в вину неисполнение директивного письма Министерства информации от 24 сентября 2004 года, в котором этот “уполномоченный орган” требовал изменить написание названий городов, на что редакция никак не реагировала. Между тем, редакция не реагировала совершенно правильно, потому что государственный орган может спускать “руководящие указания” только тем изданиям, собственником которых является государство, но никак не частным СМИ, которые вольны сами решать, что и как им писать, включая и вопрос об употреблении букв и дефисов.


Точно так же и в целом правительство, администрация президента и прочие госорганы, если не знают других способов поднятия престижа государственного языка, могут декретировать те или иные формы написания казахских названий в русском языке. Однако приказывать государственные органы могут только государственным СМИ, но никак не частным, иначе будет грубо попрана конституционная норма о неприкосновенности и защите частной собственности. Посягательством на частную собственность как раз и являются такого рода директивные письма Министерства информации, если только они адресованы редакциям негосударственных масс-медиа.


Между тем, судья К.Сырлыбаев в своём решении по иску М.Оразая к газете “АиФ Казахстан” недвусмысленно осуждает редакцию за неисполнение означенного письма Мининформа, а само это письмо называет правильным и обоснованным. Судья Медеуского районного суда фактически солидаризовался также и с содержащимся в министерском письме предупреждением-угрозой о том, что “несоблюдение написания наименований городов влечёт административную ответственность по ст. 81 КоАП РК”. Однако на самом деле данная статья Кодекса об административных правонарушениях предусматривает ответственность для должностных лиц за отказ от рассмотрения жалоб и обращений граждан под предлогом незнания казахского или русского языков. О правописании же названий населённых пунктов ни в этой, ни в какой иной статье Административного кодекса вообще ничего не говорится.


Вот каков был правовой и интеллектуальный уровень судебного решения, вынесенного Медеуским районным судом 18 октября 2004 года! (Кстати, год назад именно этот судья осудил редактора оппозиционной казахоязычной газеты “СолДат” Ермурата Бапи). К сожалению, точно таков же уровень очень и очень многих других судебных решений по делам, касающимся СМИ, в связи с чем можно говорить о массовом антижурналистском обвинительном уклоне как одной из многих язв действующей в Казахстане судебной системы. Казахстанские суды фактически проводят целенаправленное наступление на свободу слова, нарушая не только и не столько интересы журналистов, сколько право доступа к информации, свободы мысли и творчества для всех казахстанцев.


Мы, члены правления фонда “Журналисты в беде” вместе с другими гражданами Казахстана, поддержавшими наше обращение, вовсе не собираемся выносить здесь какой-либо приговор о том, какое из названий (Алматы, Алма-Ата или Верный) больше подходит нашему родному городу, только что отпраздновавшему 150-летие своего исторически достоверного бытия. Мы можем лишь констатировать, что полемика по вопросу “Алма-Ата или Алматы?” ведётся в обществе уже почти дюжину лет.


В этом споре высказывались в пользу восстановления исторически сложившейся и гораздо более благозвучной для русского языка формы “Алма-Ата” не только свободомыслящие журналисты и политики (например, предвыборная платформа оппозиции на выборах в маслихат прямо называлась “Алма-Ату – в чистые руки!”). Наряду с этим за восстановление “Алма-Аты” высказывался и президент страны Н.А.Назарбаев (в речи на открытии первой сессии Верховного Совета XIII созыва, июнь 1994 г.), и аким южной столицы В.В. Храпунов (в многочисленных интервью, начиная с весны 1999 г.), и дочь президента страны, лидер партии “Асар” Д.Н. Назарбаева (в ходе предвыборной кампании 2004 г.). Однако политического решения по этому вопросу так до сих пор и не было принято.


По нашему глубокому убеждению, вопрос о написании и произношении любых названий и слов любой грамотный человек, включая, безусловно, и журналистов, вправе решать для себя сам, употребляя устно и письменно те словесные формы, которые наиболее гармонично отвечают нормам казахского, русского, уйгурского и любого другого языка. Тем более что согласно п. 2. ст. 19 Конституции РК, “каждый имеет право на пользование родным языком и культурой, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества”. Как известно, Конституция РК является законом прямого действия, и если чьи-то должностные инструкции или директивные письма противоречат Основному закону, то исполняться должны не они, а конституционные нормы, в защиту которых мы и выступаем, осуждая как антиконституционное неправосудное решение Медеуского районного судьи К.Сырлыбаева.


Мы выступаем также с резким осуждением глубоко порочной практики составления и рассылки по редакциям СМИ всякого рода директивных писем из Министерства информации. Заметим, что эта практика возобновилась немедленно после отставки бывшего министра информации А.Сарсенбаева. Когда он в июле этого года был назначен на эту должность, уже будучи сопредседателем Демократической партии “Ак жол”, то сразу же публично заявил о прекращении любых попыток министерства командовать негосударственными СМИ, тут же подкрепив своё заявление демонстративным отзывом аналогичных писем прежнего руководства Мининформа, адресованных редакции газеты “Начнём с понедельника”. Однако стоило Алтынбеку Сарсенбаеву подать в отставку после нечестных парламентских выборов, как несменяемый при всех прежних руководителях данного ведомства вице-министр Ардак Досжан опять принялся за старое.


В заключение своего обращения мы заявляем, что само по себе рассмотрение спорных вопросов истории, культуры и науки путём судебных тяжб и уголовных судилищ с возможностью вынесения решений и приговоров в духе “обязать редакцию СМИ” является глубоко порочной и общественно опасной. Подобная практика возвращает нас к тем мрачным временам, когда великого физика Галилея суд инквизиции обязывал признать Землю неподвижной, или же к совсем недавним временам сталинизма, когда великого генетика Вавилова суд НКВД обязывал признать, что приобретённые признаки наследуются живыми организмами путём их “перевоспитания”. Точно так же в 20-30-е годы ХХ века в СССР репрессировали людей за употребление на письме твёрдого знака и буквы “ять”, отменённых большевистской реформой правописания (обстоятельства ареста и ссылки на Соловки великого филолога Д.С. Лихачёва). Вопросы же употребления дефиса в названии Алма-Аты, буквосочетания “шы-” в названии Чимкента и т.п. имеют аналогичную природу, равно как и попытки регулировать их силовым путём.


Выступая против абсурдного и несправедливого судебного решения, мы выступаем в целом против рецидивов тоталитаризма и в защиту свободы слова, мысли и творчества. И несмотря ни на что, мы всё-таки не теряем надежды, что вышестоящий судебный орган, в который будет обжаловано решение Медеуского районного суда, примет по этому странному делу более адекватное решение, основанное на Праве, а не на искажении духа и буквы закона.

Новости партнеров

Загрузка...