В Таджикистане усиливается давление на СМИ

По мере приближения выборов 2005 г. в стране усиливается давление на независимые издания.


В Таджикистане независимые и оппозиционные издания и журналисты испытывают растущий прессинг со стороны власти и лояльных ей организаций.


Журналисты подвергаются физическому насилию и получают в свой адрес угрозы. В последние несколько месяцев был закрыт ряд оппозиционных таджикоязычных изданий. Все свидетельствует о том, что администрация Эмомали Рахмонова всерьез взялась за “подготовку” к парламентским выборам, назначенным на февраль 2005 г.


Представители ряда западных государств уже выразили свою обеспокоенность по поводу закрытия независимых изданий, а международная правозащитная организация “Журналисты без границ” констатировала “серьезное ухудшение” положения со свободой слова в Таджикистане.


Заявление этой организации последовало после того, как в конце июля налоговая полиция закрыла и опечатала частную типографию “Джиенхон”, где печатались семь независимых таджикских газет.


Эти газеты уже три месяца не имеют возможности издаваться, так как другие частные типографии Душанбе отказывают им в предоставлении своих услуг.


29 июля было совершено нападение на главного редактора оппозиционной газеты “Рузи нав” (Новый день) Раджаба Мирзо, которое он сам и его коллеги напрямую связывают с его профессиональной деятельностью. Раджаба избили на автобусной остановке, нанеся ему серьезную черепно-мозговую травму.


В итоге таджикоговорящее население лишилось доступа к газетам и журналам, выражающим собственную точку зрения, отличную от официальной.


По мнению редактора таджикского отделения “Интерньюс” журналиста Марата Мамадшоева, закрытие типографии “Джиенхон” явилось своего рода предупреждением властей в адрес других типографий, а показательная “порка” оппозиционных газет — предупреждение для других изданий.


“Накануне парламентских выборов запас либерализма у таджикских властей иссяк, и они начали широкомасштабную кампанию по усмирению СМИ”, — сказал Мамадшоев.


Со своей стороны, представители власти и лояльных ей сил во всем обвиняют самих журналистов, якобы “злоупотребляющих” свободой слова, разжигающих межнациональную рознь и безосновательно критикующих Президента Рахмонова и его режим.


“У нас низкая политическая культура, — сетует глава Компартии Таджикистана депутат Шоди Шабдолов, — Журналисты зачастую оскорбляют честь и достоинство человека”.


В мае 2004 г. в обстановке глубочайшей секретности в Таджикистане принята новая “Концепция информационной безопасности” и теперь журналистов можно привлечь к ответственности за ее нарушение, хотя содержание “Концепции” им не известно.


Национальная ассоциация независимых средств массовой информации (НАНСМИТ) ежемесячно регистрирует по республике не менее 40-ка случаев нарушения прав работников СМИ, в том числе — угроз по телефону и избиений. По мнению экспертов, подобных случаев наверняка значительно больше, просто журналисты не всегда сообщают о своих проблемах.


Систематически поступают угрозы в адрес собкора агентства “Азия-Плюс” по Кулябу (юг страны) — контрибьютора IWPR Турко Дикаева и главного редактора газеты “Адолат” (орган Демпартии РТ) Мухиддина Идизоды.


Наглядным примером может служить произошедшее с журналисткой Мавлюдой Султонзода, в июле опубликовавшей в газете “Неруи сухан” критическую статью о президенте под заголовком “Кто он, Рахмонов?”.


Журналистка писала о том, что на фоне ужасающей бедности 90% населения люди из окружения президента Рахмонова строят себе роскошные дворцы, приобретают дорогие автомобили, устраивают пышные свадьбы и получают дорогостоящее лечение заграницей.


Автор задается вопросом, какая зарплата президента, и почему эту информацию скрывают? Ведь она не составляет тайны ни в одной демократической стране.


Реакция проправительственных СМИ не заставила себя долго ждать. На Султонзоду, уже много лет страдающую от рака, обрушился шквал оскорблений и измышлений.


В парламентской газете “Садои мардум” ее главный редактор Бободжон Абдувохидов назвал Султонзоду “сплетницей” и “смутьянкой в юбке”.


“Глава государства не обязан отчитываться перед каждым не только о делах семейных, но и в целом”, — пишет Абдувохидов.


“Президент имеет право неприкосновенности”, — заключает он.


В августе в правительственной газете “Джумхуриат” появилась пространная статья под заголовком “Кто она, Мавлюда Султонзода?», якобы раскрывающая личную жизнь журналистки.


В ней автор пишет, что Султонзода – вторая жена и прежде работала на кухне. Рассказывает, как ее наказывали за прогулы, смакует различные неблаговидные поступки, якобы совершенные ею.


Но на этом гонения на журналистку не закончились. В доме Мавлюды стали раздаваться анонимные телефонные звонки с угрозами, в том числе и ее троим детям.


Мужа Мавлюды, работавшего ранее помощником вице-премьера РТ Ходжиакбара Тураджонзода, сняли с работы, по ее словам, из-за ее профессиональной деятельности.


Но никто из журналистов не осмелился открыто выступить в защиту товарища по перу даже на страницах своих газет, как это делается в Казахстане и Кыргызстане.


Семья Мавлюды с трудом сводит концы с концами. Она дает уроки русского языка иранцам, чтобы оплатить себе дорогой курс химиотерапии после онкологической операции.


Однако Мавлюда с пониманием относится к коллегам. “Для них это чревато неприятностями. Могут закрыть их газеты, или начать травить, как меня”, — говорит она.


В беседе с IWPR Мавлюда, указывая на свою голову, сказала: “Под платком у меня — начисто бритая голова. Жить мне осталось недолго, а правду сказать надо”….

Новости партнеров

Загрузка...