И еще раз о коррумпированности казахстанских чиновников

Время от времени в средствах массовой информации появляются сообщения о том, что в той или иной области или в том ином ведомстве был задержан чиновник, занимающийся коррупционной деятельностью. Замечу, правда, что “крупная рыба” в “сети” наших правоохранительных органов пока не заплывала. Не буду гадать, отчего это происходит, но то, что тема коррумпированности наших чиновников стала одной из самых обсуждаемых, – факт неоспоримый. О коррупции говорят все, и наши власти, и зарубежные специалисты. Пример тому высказывания участников семинара «Антикоррупционные национальные и международные правовые инструменты» проходившего в Алматы, организованного ОБСЕ. Надо отметить, что выступающие на семинаре иностранцы в основном подробно знакомили казахстанскую сторону с положениями Конвенции ООН против коррупции, при этом в качестве наиболее успешной модели борьбы с этим злом представляли опыт Гонконга и Сингапура. Видимо, с точки зрения специалистов, прибывших из Вены, у Казахстана очень много общего с этими то ли городами, то ли государствами. Опыт Франции, Германии, США или, скажем, Южной Кореи не рассматривался. Может быть, наша страна еще просто не доросла? Но не буду удаляться далеко в дебри законотворчества, а расскажу о том, что привлекло особое мое внимание. Ладно, иностранцы, они для того и приехали, чтобы поучать, но вот больше поражало то, что наши представители правоохранительных органов сидели и послушно кивали, словно китайские болванчики. Сказали им, что в Казахстане коррупция процветает – закивали, да мол, процветает. Сказали им, что надо присоединиться к Конвенции – опять, те же фрикции головой. Даже на слова главы представительства “Трансперенси Интернэшнл-Казахстан” Сергея Злотникова, что “Все признают, в том числе и власти, то, что коррупция носит системный характер. Первое — то, что она распространилась сверху донизу и снизу доверху, и второй момент, то, что система просто еще не отрабатывает того, какой должна быть системная коррупция”, и то толком не отреагировали.


В конце концов, не удержавшись, решила подойти к председателю государственного агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью РК Сарыбаю Калмурзаеву (благо, он присутствовал на семинаре) узнать, что же он думает о коррупции в стране и предлагаемой Конвенции в частности. Ответ был таков: «Мы всегда говорим о соответствии международным стандартам. Но проблема в том, что многие наши законы им практически соответствуют».


Как отметил Сарыбай Калмурзаев, в Казахстане нет механизма, который бы выполнял положение Конвенции. По этой причине, считает чиновник, “вначале необходимо создать эти структуры, а уж потом подписывать Конвенцию”.


Иными словами, мы боремся, но у нас, как всегда, на все свой особый взгляд. А между тем, по мнению небезызвестного Заманбека Нуркадилова, которое он высказал несколько позже, подписание Конвенции очень даже большой плюс для Астаны: «Поймают какого-то мелкого коррумпированного чиновника, и будет стоять галочка, вот в Казахстане идет борьба с коррупцией. Кто проверять-то будет? Ведь ни одна организация во всем мире (ЦРУ, ФСБ, Китайская тайная полиция…) не может поймать казахстанские нити. Что может сделать какая-то международная организация, если коррупция сплошь и рядом». А вообще, что говорить, продолжил Заманбек Нуркадилов, если даже Конституция страны не соблюдается: «Сам президент, являясь гарантом конституции, не соблюдает основного закона. После этого, какой закон будет работать?» В связи с чем любопытна полемика, что заочно развернулась между Сарыбаем Калмурзаевым и Заманбеком Нуркадиловым.


Заманбек Нуркадилов: «Сейчас все делается для усиления политического режима. Тот же закон о коррупции делается для того, чтобы следить за тобой, за мной, за различными средствами массовой информации т.д.»


Сарыбай Калмурзаев: Беда нашего общества заключается в том, мы всегда любим кого-то обвинять, упрекать, попрекать. Например, дома мы обвиняем детей, что они непослушны, обвиняем жену, что она не очень хорошо готовит. Нас с детства научили так, что виноваты все вокруг, только не я. Было бы намного лучше, корректнее, если бы он (Нуркадилов) взял эти документы, представил в соответствующие органы, которые этими вопросами занимаются. Я как председатель агентства никогда никаких документов не видел, мне никто никаких документов не представлял».


Заманбек Нуркадилов: «Все у него в руках. Если не все, то, по крайней мере, значительная часть, он (Калмурзаев) знает, на них его подпись стоит».


Конечно, можно согласиться с тем, что обвинения без каких-либо доказательств превращаются ни во что. Всеми принятая аксиома о том, что любое утверждение требует судебных решений и неоспоримых доказательств вины человека, совершившего коррупционное преступление, – в свою очередь никаких доказательств не требует. Однако несколько странная реакция была у того же г-на Калмурзаева на достаточно невинное замечание участников семинара о том, что в настоящее время в мажилисе парламента РК находится законопроект о легализации имущества, большая часть которого во время приватизации была приобретена незаконным путем. Бывший председатель агентства по приватизации в РК тут же с негодованием заметил, что говорить об имуществе чиновников не очень-то корректно. Не смутил Калмурзаева вопрос и о том, каким образом будут легализованы шикарные алма-атинские особняки, если в Казахстане все-таки будет принят закон о коррупции, если учесть то, что всем известно, кому принадлежат эти особняки. Сославшись на то, что он знает эту проблему изнутри и гораздо глубже, чем многие, Сарыбай Калмурзаев пояснил, что обсуждение собственников, имеющих гигантские особняки в обеих столицах, вопрос не одного дня, и помимо обвинений требует еще и доказательств. Чиновник, выступая перед участниками семинара, уверенно утверждал, что при приватизации малых объектов ни один госслужащий не приписал себе ни одного маломальского объекта, даже парикмахерские, стоимость которых обходилась всего в какие-то несколько сотен долларов. “У нас столько громких дел было, о которых много печатали и говорили, но все они рассыпались, потому что никаких доказательств ни у кого не было”, – в заключение подвел итог Калмурзаев.


Между тем, по мнению Сергея Злотникова, в принципе реакцию Сарыбая Калмурзаева понять не сложно. Вероятнее всего, сработала так называемая корпоративная этика чиновника. “Думаю, что он прекрасно знает, о чем идет речь.Коррупционные деньги уходят на строительство многомиллионных особняков и недвижимости, которые, по-видимому, сейчас собираются легитимировать. Другое дело то, что в нашем законе о коррупции, может быть, на первом этапе нашего становления государства было записано, что все затраты физических лиц на строительство не подлежат никакому финансовому контролю. Возможно, это было оправданно в самом начале, потому что действительно надо было поднимать и жилищный фонд, и строиться, и прочее. Но другое дело-то, и что сейчас”, – объясняет Сергей Злотников.


Интересный момент. Как рассказал Сергей Злотников, в прошлом году была создана делегация, которая должна была поехать в Мехико на подписание этой Конвенции. Но в последний момент все изменилось, делегация не поехала, а Казахстан так ничего и не подписал. Между тем, по мнению главы “Трансперенси Интернэшнл — Казахстан”, все отчетливо понимают, что подписание конвенции полезно, потому что это заставляет государство не только приводить в соответствие свое законодательство, но и выполнять его положения. Поскольку все достаточно просто если страна заинтересована в том, чтобы приходили добросовестные инвесторы и чистые деньги, то в первую очередь именно эта страна должна быть заинтересована в присоединении к Конвенции, а уж затем свои выводы делает международное сообщество. Между тем, можно отметить, заметил Сергей Злотников, что не все инвесторы, приходящие в Казахстан, являются таковыми. Некоторых вполне устраивает двоякое положение. Не раз приходилось слышать о том, что они вовлекаются в прибыль, сами дают взятки, подкупают, и развращают каких-то отельных чиновников. В итоге, считает Сергей Злотников, Казахстан должен стремиться к международным стандартам, дабы “поставить на место любителей половить рыбку в мутной водичке”. По словам же Заманбека Нуркадилова, “когда решаются вопросы о работе иностранной организации на территории Казахстана, откат нечистым на руку чиновникам соразмерен от 5 до 10%, а нефтяные компании откатывают наличные уже с одного барреля добываемой нефти. Далее денежки в офшорной зоне распределяются уже по каналам и падают на определенные счета, например на КО1 и КО2”. И несмотря на то, что нашумевшее на весь мир дело Гиффена сейчас рассматривается, “заключенные им сделки в Казахстане продолжают приносить прибыль”. Интересно, что на вопрос о «Казахгейте» Сергей Злотников, как истинный юрист, ответил осторожно, что пока не будет вынесено решение суда в отношении Гиффена, то никаких комментариев давать не хотелось бы. Что касается всего процесса, то, по мнению Злотникова, никаких последствий для Казахстана, скорее всего, ожидать не следует. А вообще, “с одной стороны это PR-материалы со стороны государства, политически проплаченные статьи, которые на правах рекламы освещают этот процесс”, – говорит глава представительства “Трансперенси Казахстан”. Со Злотниковым согласен и Калмурзаев, считая, что в деле о «Казахгейте» “пиаровской работы видно больше, чем есть на самом деле”. Между тем, Заманбек Нуркадилов отмечает, что «Казахгейт» — это сам по себе не очень хороший прецедент, попавший в руки иностранцам. “Почему, например, по железным дорогам не раскручивают “Имангалигейт”? Просто в руки им не попадают эти дела, – пояснил Нуркадилов. — «Казахгейт» — это всего лишь маленькая толика того, что вообще делается в Казахстане”.


В общем, куда ни кинь взгляда своего, всюду коррупция. А виной процветающей в республике коррупции, по мнению Сергея Злотникова, является не столько невыполнение законов, сколько попустительство со стороны граждан, участие которых в борьбе с коррупцией вообще не наблюдается: «Все попытки государства как бы только от государства и исходят. А вообще борьба с коррупцией успешна в двух случаях: когда есть политическая воля и когда есть участие общества. То, что происходит со стороны государства, скорее напоминает какую-то имитацию, а огонь ведется по отдельным каким-то мишеням, избирательно. Так, что уважаемые граждане, согласно Сергею Злотникову, придется вам не кивать на правительство и отдельных чиновников, а, как всегда, брать бразды в свои руки и поскорее освобождаться от этого явления, поскольку коррупция у нас является своеобразным инструментом управления. А пока, наверное, отчасти прав президент Казахстана, что любого из предпринимателей (впрочем, и чиновников тоже), можно очень даже просто привлечь к суду. Надо лишь собрать на человека небольшой компромат — и дело в шляпе. Интересно, кто в настоящий момент претендент номер один?

Новости партнеров

Загрузка...