Маслахат – основа туркменской демократии, или Чему еще стоит поучиться Лукашенко у Ниязова

“Пусть вечен будет мир, как вечна в нем Главная настольная книга нашего родного туркменского народа — священная «Рухнама» нашего высокочтимого президента Великого Сапармурата Туркменбаши”, — из обращения членов XV Халк Маслахаты к президенту Туркменистана (газета “Нейтральный Туркменистан” от 25.10.04).


Прошедший в Туркменистане XV съезд Народного Совета не принес больших сенсаций – “по просьбе трудящихся” Ниязов опять согласился и дальше нести бремя бессменного президента. Слухи о появлении сына-преемника пока опережают события.


Традиционно перед очередным съездом Народного Совета (так переводится с туркменского “Халк Маслахаты”) в Туркмении и странах, имеющих в ней свои интересы, как круги по воде, расходятся слухи о преемнике Туркменбаши.


Аналитики ломают голову над тем – кто же станет следующим президентом Туркменистана:


— один из его нынешних любимчиков — чересчур осторожный Рашид Мередов, вице-премьер и министр иностранных дел, или другой вице-премьер и министр здравоохранения Курбанкуллы Бердымухаммедов, один из немногих, кто имеет “доступ к телу”;


— толстосум Реджеп Сапаров, нынешний глава администрации президента, находящийся в постоянном скрытом противоборстве с другим финансовым тяжеловесом, также вице-премьером и потенциальным претендентом на высший пост, Ёллы Гурбанмурадовым;


— нынешний посол Туркмении в Вашингтоне Меред Оразов, свободно изъясняющийся на английском языке (большая редкость в туркменском истеблишменте), вовремя догадавшийся вывести диппочтой свои активы и ближайших родственников. Но ему придется поспорить за влияние на “фонды соросов” с Тойли Курбановым, бывшей “восходящей звездой” туркменского политического олимпа, самым молодым (бывшим) министром внешнеэкономических связей, неудавшимся руководителем “Туркменсыяхата” (госкорпорации “Туркментуризм”), бывшим послом Туркмении в Армении, на удивление благополучно самовольно покинувшим свой пост, и, как злословят его недоброжелатели, – переписывающим в настоящее время своей рукой конспекты Михаила Саакашвили в Ельском университете.


Претендентов, как видно, достаточно. И как-то удачно они разбиты по парам и до сих пор неплохо удерживают равновесие личных амбиций в замкнутых “спаррингах”.


Надо отдать должное Сапару Ниязову, нынешним туркменским президентом создана настолько прозрачная и понятная система “сдержек и противовесов”, что ни один из серьезных геополитических игроков на туркменском поле даже не будет оспаривать тезис о том, что “внезапный уход Ниязова равнозначен потопу в Центральной Азии”.


По этой причине уход не будет внезапным, будет плавным и постепенным. И не исключено, что сыну Ниязова, Мураду, как бы он того ни хотел, по видимости, все же придется примерить роль Ильхама Алиева.


В нынешней Туркмении для этого уже созданы главные условия, а для постепенной реализации азербайджанского сценария в туркменском исполнении вполне хватит 4-5 лет.


Избрание в 2003 году, на XIVсъезде Халк Маслахаты, пожизненного президента нейтрального Туркменистана Сапармурата Туркменбаши пожизненным председателем Народного Совета сняло многие вопросы о механизме преемственности власти.


Чтобы понять это, необходимо осознать – что такое Халк Маслахаты, орган, не имеющий аналогов в постсоветской истории независимых стран бывшего СССР.


Согласно новой редакции Конституции Туркменистана, принятой в 2003 году, Халк Маслахаты Туркменистана является постоянно действующим высшим представительным органом народной власти и обладает полномочиями высшей государственной власти и управления.


В его состав входят: Президент Туркменистана, депутаты Меджлиса, председатель Верховного казыета (Верховного суда), Генеральный прокурор, члены Кабинета Министров, хякимы велаятов (главы областей), хяким города Ашхабада (мэр города), халк векиллери (народные представители), руководители партий, Молодежной организации, профсоюзов, Союза женщин, являющиеся членами Общенационального движения “Галкыныш”, руководители общественных организаций в государстве, представители старейшин Туркменистана; хякимы городов (мэры городов), являющихся административными центрами велаятов (областей) и этрапов (районов) , арчыны городов и поселков (мэры городов и поселков), являющихся административными центрами этрапов (районов). Халк Маслахаты состоит из 2507 членов.


Согласно той же Конституции Туркменистана, Народный совет состоит из двух частей: а) выборной; б) представляющей должностных лиц. Выборная часть – 60 с небольшим народных представителей (халк векиллери) — избирается народом из расчета один народный представитель от каждой административно-территориальной единицы. Членами Народного совета по должностному признаку являются: Президент, депутаты Меджлиса, члены Кабинета министров, Председатель Верховного суда, Генеральный прокурор, главы местных администраций велаятов (областей), арчины (мэры муниципальных образований.


В Туркмении все ключевые должности исполнительной и судебной властей, как и списки кандидатов в Меджлис (парламент) и халк векиллири, а также список представителей старейшин, назначаются и утверждаются президентом.


Для более глубокого понимания также нужно пояснить, что народные представители (халк векиллери) и депутаты — разные по правовому положению выборные лица. По своему правовому положению народные представители (халк векиллери) существенным образом отличаются от депутатов Меджлиса. В частности, халк векиллери свою деятельность осуществляют безвозмездно и вправе совмещать одновременно основную должность и полномочия народного избранника. В отличие от этого депутаты Меджлиса избираются в состав законодательного органа — парламента. Свою деятельность они осуществляют на постоянной основе. Заработную плату депутат получает исключительно за работу в Меджлисе. Депутаты не могут одновременно занимать (по закону, но не на практике) должности членов Кабинета министров, глав администраций велаятов (областей), городов и этрапов (районов), мэров муниципальных образований, судей, прокуроров. Им разрешено совмещать с обязанностями депутатов научно-исследовательскую и преподавательскую работу.


Не лишним будет сделать отступление и добавить, что, согласно закону Туркменистана “О выборах народных представителей (халк векиллери)”, принятому в январе 2003 года, Народными представителями могут стать граждане Туркменистана, достигшие ко дню выборов 25-летнего возраста и проживающие в стране не менее 10 лет перед их выдвижением в депутаты. Значительные ограничения введены по отношению к ранее осужденным: «Кандидатом в народные представители не может быть выдвинуто лицо, имеющее судимость, которая ко времени выдвижения не погашена или не снята в установленном законом порядке. При этом минимальный период после снятия или погашения судимости должен быть не менее 5 лет”, — говорится в законе. С учетом того, что в Туркменистане не быть амнистированным и не отсидеть срок тюремного заключения уже скоро будет считаться плохим тоном, потенциальных кандидатов в халк векиллери, не так уж и много.


Таким образом становится понятным, насколько Халк Маслахаты, высший представительный орган государственной всласти, является самостоятельным в своих решениях.


А тем не менее к компетенции Халк Маслахаты, согласно статье 48 Конституции Туркменистана, относятся:


1) принятие Конституции Туркменистана, конституционных законов, внесение в них изменений и дополнений;


2) образование Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов в Туркменистане, внесение изменений в ее состав;


3) решение вопроса о проведении всенародных референдумов;


4) назначение выборов Президента Туркменистана, депутатов Меджлиса, халк векиллери и членов Генгешей (органы местного самоуправления – прим. автора);


5) рассмотрение и утверждение программ основных направлений политического, экономического и социального развития страны;


6) изменение Государственной границы и административно — территориального деления Туркменистана;


7) заслушивание информации Президента Туркменистана о положении в стране, наиболее важных вопросах внутренней и внешней политики;


8) заслушивание отчетов о деятельности Меджлиса Туркменистана, Кабинета Министров, Верховного казыета, Генеральной прокуратуры;


9)объявление отдельных неправовых деяний действиями по измене Родине, объявление изменниками Родины лиц, признанных виновными и осужденных за совершение таких деяний, и решение вопроса о разрешении применения к ним исключительной меры наказания в виде пожизненного лишения свободы. Право применения исключительной меры наказания в виде пожизненного лишения свободы принадлежит Верховному казыету (Верховным судом – прим. автора) Туркменистана с последующим рассмотрением на заседании Халк Маслахаты вопроса об утверждении таких приговоров, вынесенных казыетом;


10) ратификация и денонсация договоров о межгосударственных союзах и иных образованиях;


11) рассмотрение вопросов мира и безопасности;


12) другие вопросы, отнесенные к его ведению Конституцией и законами.


Кроме того, Деятельность Халк Маслахаты может быть приостановлена только самим Халк Маслахаты. Но Халк Маслахаты может досрочно прекратить полномочия халк векиллери, Меджлиса, Генгешей.


В ноябре 2003 года, после вненсения поправок к Конституцию, в соответствии со статьями 19, 20 и 21 Конституционного закона “О Халк Маслахаты Туркменистана”, его Председатель и Президент Туркменистана С.Ниязов принял Постановление, утвердив Положение об Аппарате Халк Маслахаты и состав Аппарата. В этот же день Президент Туркменистана принял специальное Постановление, которое предписывало создание местных — велаятских, городских и этрапских — органов Халк Маслахаты Туркменистана, члены которых впоследствии также были утверждены Сапаром Ниязовым.


Таким образом в 2003 году в Туркменистане завершился очередной этрап Конституционной реформы, и Халк Маслахаты стал постоянно действующим высшим органом государственной власти и управления.


С этого момента во всех обращениях “для внутреннего пользования” к Сапару Ниязову его было признано называть: “Первый и бессменный Президент независимого нейтрального Туркменистана, бессменный Председатель Халк Маслахаты Туркменистана, бессменный Председатель Общенационального движения “Галкыныш” Туркменистана, вечно Великий Сапармурат Туркменбаши”.


С учетом вышеизложенного можно констатировать, что у нынешнего президента Туркменистана имеется достаточно широкий коридор для запуска различных механизмов преемственности власти, вплоть до трансформации будущего госустройства Туркменистана в некий гибрид парламентско-президентской республики с наличием в ней Лидера нации, сохраняющего за собой основные рычаги власти.


Но все же “родственный сценарий” видится наиболее желательным для Сапара Ниязова, который, по воле Аллаха, в 2004 году стал дедушкой внука, названного в честь своего прадеда и отца Сапара Ниязова — Атамурадом. Рождение наследника заметно сгладило имеющиеся противоречия между Ниязовым-отцом, познавшим “прелести” детдома, и Ниязовым-сыном, родившимся в семье партноменклатурщика высшего звена. Рождение Атамурада Ниязова, по логике, должно наполнить новым смыслом жизнь нынешнего президента Туркменистана, не лишенного, как и любой человек, сентиментальности.


Тем не мене, на вопрос, по какому сценарию пойдет процесс передачи власти в Туркмении, сможет ответить только время.

Новости партнеров

Загрузка...