Как сильно крепкий тенге слабит национальную экономику?

Источник: газета "Алма-Ата инфо"

В прежние времена мы, — совки, с удовольствием рассказывали друг другу такой анекдот: на собрании коллективу объявляют, что завтра каждого второго будут вешать. Зал молча слушает, только один поднимает руку и уточняет: “А веревки из дома приносить или профком выдаст?”


Сейчас, конечно, свобода предпринимательства, торжество закона, и все такое, а все же, догадайтесь с трех раз: что является самой характерной особенностью именно нашей рыночной экономики?


Правильно: полная покорность власти! Настолько полная, что предприниматель обязан благодарно улыбаться правительству, если даже он дрыгает ножками в затянутой на его горле петле.


Однако все на свете имеет свою гармонию: если удушаемый будет конвульсировать строго по правилам, его страдания будут замечены, и правительство не замедлит приступить к решению выявленной таким образом проблемы.


Вот, например, пенсионные накопительные фонды: шесть лет они спокойно копили денежки вкладчиков, тихо радуясь своей доле “инвестиционного дохода”. Хотя ни к каким инвестициям эти “доходы” отношения не имели, а выплачивались Минфином и Нацбанком исключительно за счет средств налогоплательщиков и кредитополучателей, а, в конечном счете, – нас с вами. И лишь где-то, начиная с нынешнего года, очевидная с самого начала тупиковость этой финансовой конструкции, основанной на прокрутке “государственных ценных бумаг”, вдруг стала очевидной как для отцов-идеологов, так и руководителей НПФ.


Знаете, почему? Потому что все они конкретно попали на системные убытки.


Соответствующие (еще мартовско-майские) вежливые хрипы НПФ дошли куда надо, и, пожалуйста, – уже в ноябре вопросами создания реального фондового рынка вплотную озаботилось само руководство страны.


Понимание этой подоплеки заставляет нас с особым вниманием отнестись к всплеску публичной активности Ассоциации экономистов Казахстана в лице председателя ее попечительского совета д.э.н. Арыстана Есентугелова. И хотя научно-интеллигентная форма рассуждений чуть скрадывает остроту, это – не что иное, как “репортаж с петлей на шее”. Тем более что на этот раз удавка стянута на горле всего национального товарного производства. Причем в роли душителя выступает костляв…, нет, в данном случае уместнее сказать – крепнущая рука … национальной валюты!


Итак, «Если в прошлом году обменный курс тенге реально укрепился на 13%, то сейчас я ожидаю, что на 18-20% реально укрепится тенге к доллару по итогам года», — сказал ученый в интервью агентству «Интерфакс-Казахстан».


Арыстан Есентугелов сказал, что Национальный банк в новых условиях, когда есть опасность «роста инфляционных процессов», «немного эмитирует тенговой массы для скупки излишней валюты», поступающей от возрастающего экспорта углеводородного сырья. Это, в свою очередь, продолжил он, сказывается на темпах укрепления тенге.


Между тем, полагает эксперт, такие темпы ревальвации национальной валюты приведут к дальнейшему росту объемов импорта, что, в свою очередь, негативным образом отразится на обрабатывающем секторе страны.


Так, по его информации, рост импорта за 9 месяцев текущего года по сравнению с аналогичным периодом 2003 года составил 58%, чего, подчеркнул он, «никогда не было после 1995 года».


В этой связи, сказал глава АЭК, в обрабатывающем секторе Казахстана замедление темпов роста коснулось даже пищевой промышленности.


«А ведь у нас она в последние 8-10 лет была конкурентоспособной», — заметил Арыстан Есентугелов.


Он также сообщил, что за 9 месяцев этого года в обрабатывающем секторе рентабельность снизилась до 4-6%, в то время как в среднем по всей промышленности этот показатель составлял 33%, а в нефтяном секторе достигал 90,8%, горно-металлургической промышленности — 50-75%.


Допускаю, что не все читатели поняли теоретические тонкости насчет «немного эмитирует тенговой массы…» и как это связано с укреплением нацвалюты. Но то, что стоимость доллара в обменниках “тает” с каждым днем, – это все видят. Хотя, опять же, основная масса населения, имеющая доходы не в долларах, особо не тревожится: народу (вроде бы), наоборот, даже хорошо, что курс зарплат-пенсий идет вверх.


Но вот что не может не напугать любого, кто вдумается в приведенные ученым цифры, – так это то, насколько резко пошли вниз базовые показатели всего отечественного производства.


Не знаю, где Ареке взял данные, что завоз иностранных товаров на наш рынок только за этот неполный год вырос больше чем в полтора раза, и что рентабельность всей обрабатывающей промышленности на круг упала всего до 4-6%, и – честно сказать, мне в это как-то не верится. Хотя, по теории, рост курса нацвалюты, тем более – такой стремительный, именно к подобным результатам и толкает. И все же — верить не хочется, потому что при таких показателях надо объявлять в стране чрезвычайное экономическое положение, после чего – хватать на месте, и без суда и следствия, …., ну, сами знаете, что по суровым законам “чрезвычайки” полагается делать с лицами, застигнутыми на злостном экономическом саботаже.


Однако, не будем горячиться. Может быть, советы доктора экономики позволят национальным товаропроизводителям вытащить голову из петли так, будто ее там и не было?


Для минимизации негативных явлений при дальнейшем укреплении тенге необходимо, считает Арыстан Есентугелов, прежде всего, ужесточить денежно-кредитную политику, в том числе путем повышения ставки рефинансирования, которую, как сообщалось, Нацбанк намерен до конца года увеличить на 0,5% до 7,5%.


Однако, продолжил эксперт, «одного только этого рычага недостаточно». «У нас ставки банковские высокие, тем не менее люди и компании берут кредиты», — заметил он в этой связи.


Эксперт предлагает «больше денег изымать в Национальный фонд», в котором сейчас, в частности, аккумулируются сверхплановые платежи в республиканский бюджет от ряда предприятий сырьевого сектора страны.


Ну, спасибо за такие советы! Оказывается, тенге и дальше будет укрепляться, будто это некий природный катаклизм, на ход которого человек повлиять не может, и вынужден всего лишь терпеть-приспосабливаться к его негативным последствиям. Вроде вспышек на Солнце, от которых даже у здоровых людей как бы без причины болит голова и портится настроение, а сердечники могут и того…


Или, может быть, на ученый взгляд, неизбежный рост курса национальной валюты по мере роста экспорта нефти из страны (по мере которого и сам этот экспорт, как и все прочее производство в стране, теряет внутреннюю рентабельность) – это что-то вроде процесса естественного старения организма. Типа – погулял в свое удовольствие, и – хватит, теперь начинай потихоньку дряхлеть, сходить на нет, обратно в сырую землю…


Соответственно такому диагнозу и ученый рецепт – обездвижить больного. Путем дополнительного искусственного сдерживания денежного “кровообращения”. Оно, конечно, — если повыше поднять ставки банковских кредитов, да еще больше денег из живой экономики откачивать в законсервированный в чужой валюте Национальный фонд, — экономическая активность в стране поутихнет, порядка станет больше, … как на кладбище.


Пожалуй, это даже еще и гуманно: ведь если приговоренному связать руки за спиной, да надеть на голову мешок, зрелище становится эстетичнее, да и главному герою действия (говорят) так гораздо лучше.


(Хотя никто еще не сообщил нам “оттуда” – насколько все же “так” лучше.)


Впрочем, с заключительными рекомендациями доктора Есентугелова мы согласны полностью:


Кроме того, глава АЭК вновь заявил о необходимости эффективных структурных реформ в экономике и политике с тем, чтобы в Казахстане появились «новые обрабатывающие отрасли, конкурентоспособные как на внутреннем, так и на мировом рынке». Он убежден, что нельзя «почивать на лаврах» только от того, что уже довольно долгое время остаются высокими цены на нефть, а в стране растет нефтедобыча.


«Рост цен на нефть при неумной и неумелой политике может стать не благом для нашей страны, а тормозом в развитии», — золотые слова!


***


Курсивом выделены ссылки на материалы “Интерфакс-Казахстан”.


«Алма-Ата инфо», 03.12.04.

Новости партнеров

Загрузка...