В стране чудес, Оксфорде, или Второе письмо культуролога. Часть 1

Впечатления вдогонку…

Оксфордовские страшилки

Не успели в памяти “утрястись” воспоминания о земле американской, как подоспели новые впечатления о земле английской. По выигранному гранту Oxford Hospitality Scheme и Центра Образования «Бiлiм — Центральная Азия» мне предстояло побывать на “британской стороне, на чужой планете” — в Оксфорде. В течение месяца, на радость пытливому и любознательному уму ученого, удалось покорпеть в оксфордовских библиотеках в поисках новых истин для своих научных изысканий. И, конечно же, состоялось знакомство со страной (из Ливерпульской гавани которой “всегда по четвергам суда уходят в плаванье к далеким берегам”), бывшей когда-то империей, где солнце никогда не заходило.


Нет надобности описывать саму систему образования в Оксфорде, признанной всемирным стандартом элитарного образования. Я в принципе и не участвовала в ней. Мне удалось только извне увидеть, ощутить, прочувствовать ее в оксфордовском обличии. Я оказалась потусторонним наблюдателем такого грандиозного действа, как получение образования и процесса учебы, в одном из самых престижных колледжей Оксфорда — St. John’s College, который, к cлову будет сказано, закончил нынешний британский премьер-министр. И общение, заключенное в большей части для меня в разговорах за обедом и ужином с коллегами-преподавателями, стало одним из основных источников информации о святая святых — сакральных деталях мощной образовательной машины, основными двигателями которой являются Оксфорд и Кембридж.


Под сенью каштана колледаж St. John's

Мои впечатления – это ассоциации, рожденные улицами осеннего и совсем не хмурого Оксфорда, в котором колледжи подобны средневековым крепостям; серо-пепельные соборы строгими шпилями пронизывают небо; газоны, похожие на вечнозеленые ковры; профессоры и студенты в неизмененных временем черных мантиях; багровый плющ и вечно изумленные, с ужасом в глазах gargoyles, молчаливые сторожа оксфордовских зданий; велосипеды, поющие спицами бесконечную песню движения. Впечатления, “отшлифованные” в комфортабельных залах библиотек, где со стен, с портретов, взирают королевские особы и прочая британская знать и ученость, и дрожь, непонятно откуда проявившаяся в моем все-таки отчасти пролетарском сознании, пыталась перевести революционный дух Кромвеля на хроники давно ушедшего “красного октября”.


Одним словом, впечатления вдогонку моим полученным знаниям по предмету своего археологического исследования


Оксфорд. Система



Почти Алиса

Если тебе когда-нибудь посчастливится попасть в Оксфорд, не говори таксисту: “Мне, пожалуйста, в университет”. Ибо его, в нашем понимании смысла этого слова, нет, а есть целая система автономных колледжей. Вот в них и происходят все таинства получения знаний. В Оксфорде их более 30. И если ты захочешь поучиться, то можешь выбрать любой колледж в соответствии со своим статусом, знанием и деньгами и, конечно, выбранным курсом предметов факультета, который проложит тебе путь в страну образования. Успешная сдача тестов, последующее за этим интервью (чего нет в нашей системе, тесты тестами – а без предварительного диалога “преподаватель-студент” прием в колледж не обходится) и, наконец, плата за обучение – все зависит от тебя. Здесь опять же — деньги деньгами, а знания знаниями. В Оксфорде божий дар ума и таланта не мешают с яичницей толщины кошелька. Закон знаний важен для всех. Поговаривают, что сыну Блэра из-за недостатка нескольких тестовых баллов было отказано в приеме в St. John’s колледж. Доберет – поступит. Сам понимаешь, нашему менталитету такой вид отказа не свойственен.


Чудеса начинаются непосредственно с входа в колледж, с портье, этого олицетворения британской вежливости и учтивости. Когда я вхожу в наш университет, мне кажется что вхожу в армейский гарнизон, при взгляде на одетую в военно-полевой камуфляж охрану. Путаю: где я, в военизированной части или же в храме образования и науки? Театр, как известно, начинается с вешалки, соответственно университет со входа в него.


Мятежный  Че Гевара в спокойном Оксфорде

Колледж, в котором я жила, был основан в 16 веке, лондонским торговцем одеждой Сэром Томасом Вайтом (Sir Thomas White). Посуди сам, сколько лет в этом колледже куется драгоценный металл престижного образования. Прежде всего воспитывает сама аурность колледжа, сотворенная многими деталями окружения. Среди них и садики; и жилые корпуса с оригинальной архитектурой; и могучий старый каштан, стоящий в центре средневекового дворика; и портреты основателей, выпускников колледжа, висящих в трапезной главного холла, под неусыпным оком которых каждое утро вместе со студентами я поглощала традиционный английский завтрак. Кстати, он неизменен как сама старушка-Британия: яичница, бекон, овсянка и чай с молоком, последнее очень близкое и родное нашему казахскому пищевому менталитету.


Главное отличие Оксфорда (впрочем, как и Кембриджа) от так называемых “краснокирпичных” университетов — в системе личных наставников, научных руководителей, персонально прикрепленных к студенту. Эта дорогостоящая система осуществляется не факультетами университета, а колледжами. И если, к примеру, ты выбрал для себя изучение китайской философии, то колледж пригласит тебе преподавателя с факультета востоковедения. И опять же лекции лекциями, а индивидуальные занятия закрепляют основу научного базиса. Наука и образование шагают вместе. Безусловно, весь механизм учебно-педагогической деятельности я не смогла просечь. Но очевидно одно — тесный контакт между студентом и преподавателем, пресловутая система тьюторства обеспечивают пропуск в страну знаний. И советник держит в руках нить Ариадны в ее лабиринте. Узкая специализация с широком взглядом на изучаемую научную ситуацию, плюс советник, плюс прилежание, честолюбие и упорство, плюс хорошая материальная база, помноженные на студенческий ум, – вот и слагаемые социального успеха, достижений в карьере.

Мне кажется, что приверженность к индивидуальным занятиям – это еще знак английского характера и, в целом, знак истории культуры Британии. Но я до сих пор жалею о бесцельно проведенных днях, конспектируя историю КПСС и прочую скучную обязательную историческую “бодягу”. Выбранные спецкурсы и исторические проблемы в учебном процессе отходили на второй план. А в Оксфорде, если уж выбрал курс предметов для изучения, то следуешь ему до конца дней учебы. И потом, здесь не увидишь поток в 150 человек. Студенческие группы малочисленны — 15-20 человек. Бывает и того меньше. Качество знаний не определяется количеством студенческой массы.


Оксфорд. Студенты



Саймон выпускник Кембриджа, работающий в Оксфорде

Колледж становится местом учебы и местом жизни, своеобразной коммуной. В принципе студент, он и в Оксфорде студент. В черной мантии или без нее, он остается студентом, со всеми присущими этому племени чертами. Вечерние пирушки по субботам, песенные состязание под битлов, шашлыки с местным названием барбюкю на свежем воздухе, родители, приезжающие к своим чадам — новоиспеченным студентам на субботу, – все есть. Но утром в понедельник бодрым шагом студенты устремляются за знаниями, вежливо пропуская тебя вперед с неизменным “sorry”.


Наверное, главное отличие их студента от нашего — четкость определения своих целей в учебе. Истина банальная, но очевидная. Наши поболее растекаются “по древу познания”, хотя цельность специализации в нынешней образовательной реформе уже имеет место.


Воскресенье. Велосипеды на приколе

Состав студентов многонационален. Ведь страна знаний не имеет границ. На улицах Оксфорда слышна и русская, и казахская речь. Community наших соотечественников небольшое – около 25 человек. Всего год отведен на изучение английского языка. Но ведь в Оксфорде же! Государство оплачивает учебу. Очень положительный момент. День Республики отмечают в Лондоне. Вот и мы стали осваивать образовательную систему туманного Альбиона. Вернутся наши Мадины, Ардаки, Болаты и что-нибудь этакое оксфордовское внедрят здесь, в родных пенатах. Встречала я студентов из Ташкента, Вильнюса, а из Самары повстречалась девушка – Нина Козлова, которая учится на антрополога. Вот и позавидуешь молодому поколению бывшего Союза, которое смогло выбрать для учебы Оксфорд. Кто знает, может и твой внук откроет дверь в один из колледжей. Почему бы нет?!


Оксфорд. Преподаватели



Профессор

Работой дорожат. Процесс обучения любят. Обучая, учатся сами. Вежливы. Учтивы. Корректны. Высокий профессионализм. Харизматичны все поголовно: от седовласого профессора до молодого преподавателя. Преподавательская деятельность тесно сопряжена с научной. У них нет времени для пустых разговоров. Английский язык безупречен — это не шутка. Поскольку мне гораздо было легче понимать речь профессора Andrew Sherrat, чем разговор бодлера Тима. Акценты и диалекты – попробуй, разберись.


Международный состав преподавательского коллектива также является одним из слагаемых успешного процесса обучения и гарантирует качественность преподнесения предмета. Среди преподавателей есть постоянные члены колледжа, есть и приглашенные. Например, немецкую литературу читает Томас (Thomas) – рыжеволосый немец из Германии. Я с ним с большим удовольствием обсуждала творчество кумира нашей юности Германа Гессе. Историю колониальных отношений между Британией и Португалией великолепно донесет до студенческого разума португалка Тереза (Tereza Pinto Coelho). Она обожает разговоры о своих великих земляках, мореплавателях Диасе и Васко да Гаме. А математику, которая, как известно, ум в порядок приводит и имеет интернациональное звучание, преподает Кирил Чередниченко, из Севастополя. В колледже я встретила преподавателей и ученых из Дании, Франции, Греции, США, Польши. Мир без границ. Вот представь себе, вдруг кто-нибудь курс или специализацию по истории земли казахстанской закажет, глядишь — и наша профессура в Оксфорде окажется. Только вот историю нашего нового государства еще предстоит написать, да и апробировать ее в контексте мировой истории. Английским овладеть в полной мере. Все еще впереди.


Преподаватель Оксфорда – это стиль, имидж уверенности в свое научно-учительское “завтра”. Это образ жизни и мышления. Поскольку время обеда короткое, а время ужина весьма ограничено, выведанных мною секретов оксфордовского мастерства “искусства обучать” оказалось совсем мало. И, пожалуй, они вмещаются в формулу, которую мне поведал один из моих собеседников, преподаватель права “not to tell them what it is, but to tell them how to do it.” – не говорить им (студентам), что это есть, но говорить им, как сделать это. В ответ я поведала любимую байку про поручика Ржевского:


— Поручик, вам нравятся дети?


— Нет, но сам процесс…


Представитель английского юмора от души посмеялся, обещая обязательно поведать сию байку своим студентам. Процесс и еще раз процесс с видимым положительным социальным результатом — вот позитив системы образования в Оксфорде. Вот за этим позитивом и устремляется в Оксфорд со всего света молодое поколение. И знания черпаются на полную катушку в библиотеках, на лекциях, семинарах, в дебатах, столь популярной форме развития навыков речи и будущих диалогов с социумом.


(Окончание следует)


Новости партнеров

Загрузка...