“Лед и пламя”, или Чей проект лучше?

На сегодняшний день у нас на руках имеется два проекта…

Двадцатого марта 2005 года в мажилис парламента Казахстана поступит новый законопроект “О средствах массовой информации”. Как известно сейчас разработано два проекта и для работы с ними создана специальная рабочая комиссия, в которую вошли журналисты, депутаты и представители различных общественных и политических организаций. На прошлой неделе в Астане прошло первое заседание комиссии, в котором приняла участие президент Международного фонда защиты свободы слова “Адил соз” Тамара Калеева. Она коротко рассказала о прошедшем заседании:


— Хотя в состав рабочей группы входит не один десяток экспертов, на заседание комиссии пришли всего 4-5 человек. Не было на заседании и ни одного госчиновника. На сегодняшний день у нас на руках имеется два проекта. Первый — “О гарантиях свободы слова”, который подготовлен министерством информации, в то время, когда министром был сопредседатель партии “Ак жол” Алтынбек Сарсенбаев. Но после того, как этот проект был размещен на сайте министерства, там не осталось ни Сарсенбаева, ни самого министерства, как самостоятельной структуры, как впрочем, и самого сайта. И второй проект, который вынесен на обсуждение, — это проект Конгресса журналистов Казахстана “О средствах массовой информации в РК”.


— Все же, о каком именно законопроекте шла речь?


— Г-н Досжан предложил поработать над обоими законопроектами, потому что 20 марта окончательный вариант должен быть представлен на обсуждение депутатам парламента, но прежде его должны рассмотреть правительство и министерство юстиции. То есть мы должны закончить свою работу до 20 января.


— Получается, что вы работаете над обоими законопроектами?


— Для меня это, например, невозможно. Мы изучили оба проекта, написали на каждый из них свои заключения. По своему содержанию они принципиально отличаются.


Например, правительственный проект по-своему прогрессивен. Это принципиальное явление в нашей законотворческой практике по сфере СМИ. Это проект, который действительно приближает нас, пусть даже не полностью, но в каких-то очень существенных моментах к международным стандартам. Проект Конгресса журналистов, по сути, повторяет тот законопроект, который был признан неконституционным.


— По каким именно пунктам или статьям?


— В нем, конечно, есть положительные моменты, но они повторяют те, которые были изначально изложены в проекте 2003 года, например, возьмем статью об ограничении срока исковой давности. Она уже не оспаривается. А что касается всего остального, то в нем нет никаких преград, не заложены преграды для монополизации, требования о прозрачности собственника СМИ, финансирования. Таким образом, проект еще больше вуалируется. В данном проекте нет таких понятий, как собственник, учредитель, а есть такое аморфное понятие, как “производитель СМИ”. Но, ни в гражданском, ни в хозяйственном праве таких понятий не существует. Вот, например, сказано, что “…группа или лицо физическое или юридическое, которое инициировало…” А что значит “инициировало”? Это же не правовой термин! Мы считаем, что, когда грамотные юристы вводят неюридические термины, то это они делают сознательно для того, чтобы загнать вглубь чрезвычайно важный показатель — кто хозяин СМИ, то есть на какие деньги существует издание или телекомпания, или веб-сайт. И таких принципиальных моментов очень много.


— Можно ли два проекта объединить в единое целое?


— Дарига Назарбаева тоже это предложила. Но мы считаем, что это невозможно — нельзя объединить “стихи и прозу”, “лед и пламя”.


Меня смутило, то, что присутствовавшая на обсуждении проектов прекрасный специалист, юрист конгресса журналистов Тамара Симахина, с которой мы некогда были единомышленниками, теперь вдруг начинает, причем, не отмечая никаких достоинств проекта, огульно критиковать правительственный вариант. То есть предлагает его просто “зарубить” и оставить на рассмотрении только проект Конгресса журналистов.


— То есть она вообще против рассмотрения правительственного проекта?


— Она не говорит, что его не надо рассматривать, она говорит о том, что он очень плох.


— А как объясняет…


— Например, приводит какой-то показатель, и говорит, что он плох. Я ей отвечаю, что этот же показатель взят из действующего закона и идет в соответствии с другими законами Казахстана. И так по многим пунктам, которые даже полностью до буквы повторяются в их законопроекте.


— Но разве можно второй проект назвать идеальным?


— Юридических шероховатостей очень много, но мы считаем, что нет предела совершенству, поэтому над ним надо работать. И он может стать еще лучше и демократичнее. Но проект Конгресса журналистов, как его не шлифуй юридически, лучше не станет. Он предназначен не для журналистов, не для свободы слова, а у меня есть такое большое предположение, что он сделан для того, чтобы существующую собственность на СМИ никто не смог бы поделить, и чтобы никто не посягал на права нынешних собственников и монополистов, в первую очередь, на электронные СМИ. То есть они по статусу являются неприкосновенными.


— Отчего такие выводы?


— Потому что моментов очень много, там сохранены реакционные положения, о том, что касается лицензий, комиссий, решений, конкурсов. Вот, например, что значит “лицензия на право организации телерадиовещаний”? Организация — это расплывчатое понятие. Была лицензия, которая говорила, что технические средства данной телекомпании соответствуют ГОСТам, как говорится, техническим требованиям, то есть да, они имеют право эксплуатировать это оборудование. Теперь же туда входит и программа, и языки вещания, и штат, и образовательный уровень. То есть это идет вариант предварительной цензуры — мы выдаем лицензию только самым благонадежным. Но при чем здесь конкурс?! Ладно, пусть будет конкурс на выделение радио- или телечастоты. А зачем, спрашивается, проверять их на благонадежность? И это все сохранено в проекте конгресса.


— Каков результат прошедшего обсуждения?


— Мы пришли к тому, что сейчас мы будем работать над правительственным проектом. То есть каждый член рабочей группы может вносить свои поправки в проект и предлагать свои варианты, но с оговоркой: это должны быть не замечания или какие-то общие рассуждения, а конкретные предложения — вот это убрать, а это добавить, аргументируя свои предложения. После обсуждения правительственного проекта мы перейдем к изучению проекта Конгресса журналистов. Но, я не считаю это целесообразным.

Новости партнеров

Загрузка...