Раушан Сарсембаева: “Вице-министра образования сделали “козлом отпущения”!


Говорят, что женской солидарности просто не бывает в природе, поскольку, мол, каждая женщина видит в другой свою соперницу. Чушь собачья! И доказательством тому служит недавний протест Ассоциации деловых женщин Казахстана по поводу отставки вице-министра образования Айман Абдыкадыровой за ошибки, которые допустил, министр Жаксыбек Кулекеев.


Что побудило деловых женщин встать на защиту экс-чиновницы? Женская солидарность или что-то другое? Является ли Айман Абдыкадырова жертвой грязных политических игр мужчин-политиков? Может ли женщина стать президентом страны? Ответы на эти и на многие другие вопросы дает нам президент Ассоциации деловых женщин Казахстана, кандидат экономических наук Раушан Сарсембаева.


***


— Раушан Биргебаевна, считаете ли вы, что А.Абдыкадырову просто подставили, сняв с должности вице-министра образования, и тем самым переложили на ее плечи всю ответственность за ошибки министерства?


— Я не знаю, кто ее на самом деле подставил. Отставка Айман Абдыкадыровой — ярчайший факт дискриминации по половому признаку. Мне непонятно, почему за один и тот же проступок первый руководитель министерства образования и его подчиненный понесли разные наказания. В данном случае вице-министра-женщину увольняют с работы, а министру-мужчине просто объявляют выговор! Я считаю, что здесь нарушены права человека, и, в первую очередь, женщины. Еще в 2000 году на саммите Тысячелетия была ратифицирована международная конвенция “О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин”, под которой, кстати, стоит подпись Нурсултана Назарбаева. Так вот один из пунктов этого документа гласит о том, что правительства всех стран, подписавшихся под этой Конвенцией, должны приминать все меры по защите прав женщин во всех сферах жизни общества. Это первое. Во-вторых, правительство этих стран должно способствовать продвижению женщин в экономическом и политическом плане. Более того, на этом же саммите было принято решение считать 21 век — веком гендерной демократии. А что мы видим на самом деле? Самим правительством нарушается важный международный документ. Это неправильно. Ассоциация деловых женщин Казахстана выступила в защиту Айман Абдыкадыровой только потому, чтобы этот пример больше не распространялся в отношении остальных женщин, и чтобы исключить плебейское мышление мужчин, сидящих во властных структурах. Я согласна с тем утверждением, что резким повышением цен за обучение были нарушены права студентов, но одновременно с этим были нарушены права и вице-министра образования, которую сняли с должности, чтобы утихомирить студентов.


— Но студенты, насколько известно, просили отставки Жаксыбека Кулекеева, а не Айман Абдыкадыровой…


— Лично я не вижу в этом вины только одного Кулекеева, но я не признаю виновной в данной ситуации и вице-министра. Система сама допустила ошибки, поэтому за все просчеты должно отвечать правительство. Правдами-неправдами ему сошло это с рук. А ведь нарушения в законодательстве были очевидны, и правительство достаточно долгое время закрывало на это глаза, пока не произошел взрыв возмущения и негодования со стороны студентов. Дело могло бы еще хуже обернуться, если бы не вмешался президент страны. И вообще меня поражает: пока президент сам лично не вмешается, правительство палец о палец не ударит, чтобы разрешить ситуацию. Такое ощущение складывается, что чиновники просто не владеют ситуацией, не смотрят новости по телевизору и не интересуется, чем дышит общество?!


— То есть вы считаете, что в данной ситуации вице-министр стала… просто “козлом отпущения”, вернее, “козой”?


— Да, вот именно, вице-министра образования сделали “козлом отпущения”. У сильного всегда бессильный виноват, в данном случае пострадал слабый пол. А ведь буквально 7 сентября этого года на форуме женщин глава государства принял фундаментальные решения о равном положении мужчин и женщин в общественно-политической жизни страны. Более того, была принята декларация о гендерной политике. Документ принят, но механизм его реализации бездействует.


— Ваш протест, насколько я понимаю, выражен только в публичном высказывании. Вы будете обращаться в судебные инстанции?


— Если Айман Абдыкадырова была бы сама не согласна с этим решением и подала бы в суд, то мы бы ее поддержали.


— Как сама вице-министр отреагировала на ваш публичный протест? Вам известна ее реакция?


— Я слышала от других женщин, что она очень благодарна нашей Ассоциации за поддержку в трудную минуту. Но лично ее я не знаю. Мы не являемся ее подругами.


— Получается, что вы заступились за нее только потому, что она является женщиной?


— Нет, потому что в отношении нее нарушены гендерные права. Если женщины друг друга не поддержат и не покажут солидарность, то грош нам цена. Мы хотим показать, что сегодня женское движение в Казахстане является вполне реальной силой.


— Сколько всего у нас в правительстве женщин-политиков?


— Очень мало. Их можно пересчитать по пальцам. У нас всего два министра — Айткуль Самакова и Гульжан Карагусова. Загипа Балиева возглавляет Центризбирком. В парламенте заседают 8 женщин. А вообще-то с каждым годом женщин в политике становится все меньше и меньше. И это неправильно. Демократия без женщины — не демократия. Я считаю, что в гендерном соотношении в правительстве республики должно заседать равное количество, как женщин, так и мужчин. Эти показатели не мною выдвинуты. Тому есть международные законы. Ведь образованная грамотная женщина в Казахстане является залогом стабильности и спокойствия. Не учитывать и не лоббировать ее интересы, это глупо и недальновидно.


— Некоторые аналитики-политологи утверждают, что, возможно, в будущем Дарига Назарбаева заменит отца на властном Олимпе. На ваш взгляд, может ли женщина стать президентом страны?


— Конечно, может! Но для этого общество само должно быть готово выдвинуть женщину на пост первого руководителя. А сейчас мы наблюдаем обратную картину. Посмотрите на прошедшие парламентские выборы! Они четко показали, что женщин не хотят видеть в политике. В лучшем случае общество равнодушно отнеслось к кандидаткам в депутаты, в худшем — не допустило к власти. Виной тому является наш восточный менталитет. Некоторые наши мужчины считают, что женщинам в политике не место. Что касается Дариги Нурсултановны, то я могу с уверенностью заявить, что она обладает всеми качествами, присущими харизматической личности. У нее это от природы, передалось от отца. Дарига Назарбаева — состоявшийся политик, в ней есть главное качество, присущее не всем политикам, — человечность, она через себя пропускает боль и страдания людей. А тех мужчин, которые делают в ее адрес выпады, я не считаю мужчинами. Они не уважают в ней, прежде всего женщину, не говоря о статусе политика. Через партию “Асар”, которую она возглавляет, думаю, гендерные проблемы в политике будут с успехом решены.


— Кстати, а каково гендерное соотношение в этой партии?


— “Асар” на 60 с лишним процентов состоит из женщин. Не секрет, что многие мужчины хотели пригреться около дочери президента. Но ничего у них не получились. Дарига Нурсултановна очень требовательная женщина.


— Вы случайно не в курсе, как теперь сложилась судьба вице-министра образования?


— До меня дошел такой слух, что она уже работает в администрации президента.


— Правда ли то, что Айман Абдыкадырова является протеже Имангали Тасмагамбетова?


— Я не знаю, чья она протеже. Это не важно. Главное, что она женщина-профессионал и в ее отношении нарушены гендерные права. Посудите сами. Ей удалось дойти до высокого профессионального уровня и стать вице-министром. И прежде, чем попасть на это кресло, полагаю, что она прошла практически через все дворцовые и “ковровые” интриги. А если мы будем принимать людей на работу не по профессиональным качествам, а по личной преданности тому или иному высокопоставленному чиновнику, то, извините, что это будет за правительство?


Ходят слухи, что, возможно, если бы Кулекеев потерял кресло министра образования, то на его место назначили бы Абдыкадырову…


— Я знаю Кулекеева с давних времен, еще с института. Это был сильнейший математик и самый сильный заведующий кафедрой. Жаксыбек очень грамотный и образованный человек. У него блестящие математические способности. Я считаю его хорошим специалистом и неплохим чиновником.


— Тогда почему он допустил такую ситуацию?


— Не все от него зависело в данной ситуации. Когда попадаешь в коридоры правительства, то, видимо, там уже не идут в счет твои профессиональные качества. Я считаю, что его тоже подставили путем каких-то интриг. Только об этом он не мог сказать публично. Да и правительство ему не разрешило, думаю. А ведь любые решения министерства проходят через правительство. Они были в курсе всего и дали добро. А когда поняли, что могут вспыхнуть студенческие волнения, они решили найти “козла отпущения”. Жаксыбек Кулекеев вынужден был так поступить. Он выполнял чье-то указание. Я считаю, что он и Айман Абдыкадырова стали просто заложниками системы. Поэтому ваше утверждение, что Айман чья-то протеже, я считаю не правильным. Находясь на политическом Олимпе, мне кажется, чиновник должен, прежде всего, думать об интересах казахстанского народа, а не преследовать какие-то свои корыстные цели. Иначе можно потерять доверие народа.


От автора.


Мы попытались связаться непосредственно с самой Айман Абдыкадыровой, чтобы узнать ее мнение о случившемся. Но она сменила свой домашний телефон и отключила мобильник. Как указывает нам неофициальный источник из Астаны, возможно, в будущем в правительстве снова ожидаются кадровые назначения. Интересно-таки узнать, состоит ли в этих списках Айман Абдыкадырова?

Новости партнеров

Загрузка...