Алтынбек САРСЕНБАЕВ: “Время окольных путей и политических игрищ подходит к концу…”

Источник: газета "Республика. Деловое обозрение"

Нужны реальные реформы, а не их имитация


Политическая жизнь в стране набирает обороты. Президент обсуждает со своими соратниками выборность районных акимов, его советник уверяет всех и каждого, что демократические силы не способны выдвинуть на президентские выборы единого кандидата, объединенная оппозиция тем временем проводит выездное заседание в Шидертах и единогласно избирает председателем Координационного совета Жармахана Туякбая…


Об этом и о многом другом наш разговор с сопредседателем партии “Ак жол” Алтынбеком САРСЕНБАЕВЫМ.


Алтынбек Сарсенбаевич, на днях президент на встрече с депутатами парламентской фракции партии “Отан” объявил о начале реализации объявленной им ранее программы политических реформ. Но Вы и Ваши коллеги по Координационному совету демократических сил Казахстана на недавней пресс-конференции назвали эти действия властей “имитацией”. Вы на самом деле не верите в искренность намерений власти?


— Мы реалисты и привыкли исходить из собственного опыта сотрудничества и оппонирования власти. Как можно верить в искренность намерений власти, которая два месяца назад цинично растоптала выбор своих граждан и провела самые нечестные и грязные выборы в истории Казахстана? Не думаете же вы в самом деле, что она теперь захотела публично покаяться и осуществить прорыв в части политических реформ? Как говорил Станиславский: “Не верю!”.


Половинчатость уже не актуальна


Что должна сделать власть, чтобы общество поверило в искренность действий власти и лично президента?


— Во-первых, он должен сделать весьма конкретные шаги, направленные на восстановление доверия к себе со стороны общества. Он обязан исправить свои политические ошибки, прежде всего, проявить должное уважение к волеизъявлению сограждан и пересмотреть итоги парламентских выборов. Все необходимые инструменты у него на руках. Как говорится, была бы политическая воля и решимость.


Во-вторых, он должен пересмотреть политически мотивированные уголовные дела в отношении вчерашних своих соратников. Ведь вчерашние указы президента о введении выборности акимов еще раз подтверждают правильность позиции ДВК, за которые Галымжан и Мухтар сели в тюрьму, а другие лидеры ДВК были в свое время отправлены в отставку. Такие шаги будут способствовать восстановлению доверия между властью и демократическими силами.


Что касается программы политических реформ, объявленной президентом, то вектор, который он обозначил, можно назвать позитивным, но половинчатым…


Даже инициативы с выборами акимов населенных пунктов и районов? Ведь это было одним из программных требований всех демократических сил, а Ваша партия даже хотела провести референдум по этому вопросу…


— А почему мы должны проводить выборы акимов населенных пунктов на протяжении трех лет и не можем позволить себе удовольствие выбирать их вместе и сразу? Почему мы должны в обязательном порядке проводить экспериментальные выборы акимов районов? Ведь когда проводились выборы президента, гораздо более масштабные и судьбоносные для страны, никакие эксперименты не проводились. Не избирался же он в течение трех лет и по частям!


Существует закономерность, согласно которой любая система всегда воспроизводит саму себя. А что может воспроизвести нездоровая и неэффективная политическая система с извращенным избирательным законодательством? К тому же поручают провести эти выборы тем же г-же Балиевой и акимам областей! Это же равносильно тому, что поручить охранять курятник лисице.


Зачем нам выборы акимов, если они будут проведены так же, как и выборы депутатов мажилиса? Зачем нам выборы, на которых ни один альтернативный кандидат не сможет пробиться на страницы газет или в эфир телерадиоканалов? Зачем проводить заранее предопределенные выборы, коль все будут знать, что решать, кто победитель, все равно будут назначенные акиматами избиркомы, а в случае выявления нарушений закона невозможно будет апеллировать даже к суду, который, в свою очередь, сделает так, как скажет исполнительная власть? Чтобы власть еще раз смогла продемонстрировать свою уничтожительную силу?


Именно поэтому мы и называем все происходящее имитацией. Власть должна заниматься не политическим плагиатом, а серьезно заняться решением проблем в сфере государственного строительства и, в первую очередь, совершенствованием избирательной системы.


В 1998 году президент пошел на определенные конституционные реформы, как тогда говорили, “начал с себя”. Вы не допускаете, что история может повториться? Ведь известно, что Назарбаев ничего не делает просто так. Не кажутся ли его действия своего рода прикрытием для проведения досрочных выборов?


— В таком случае я впервые не могу не согласиться с его советником Ертысбаевым, который в одном из своих многочисленных интервью заявил, что досрочные выборы — это все равно, что за пять минут до начала футбольного матча неожиданно появиться на поле и забить гол в пустые ворота. Недавно одно из зарубежных рейтинговых агентств опубликовало рейтинг самых “звездных” политиков СНГ, согласно которому Назарбаев является политиком, который дважды избирался безальтернативно и дважды проводил выборы досрочно. Я думаю, что президент должен пойти на честные и конкурентные выборы, проведя их вовремя, в строго установленные Конституцией сроки. Хотя бы для истории…


А как Вы прокомментируете разговоры о том, что он хочет внести в Конституцию норму, согласно которой сможет избираться через парламент?


— Отмена всенародного плебисцита и избрание президента парламентом будут означать, что он панически боится собственного народа. Если он будет “назначаться” на высший государственный пост посредством абсолютно нелегитимного парламента, он лишится как минимум 70% своего политического веса и потеряет влияние на общество. Останется лишь человек с должностью без всякого морального авторитета управлять страной. Вместе с тем, я не считаю Назарбаева политическим легковесом. Он уже не первый год в политике, поэтому не может не думать о негативных последствиях таких непродуманных шагов. Думаю, что пример “невыездных” властей Белоруссии, ставшей страной-изгоем, в этом плане является весьма показательным. Избрание президента через парламент будет означать полное признание своей политической несостоятельности и подтвердит только одно: политический крах режима.


А расширение полномочий парламента тоже имитация?


— Любой человек, знающий кухню власти изнутри и разбирающийся в механизмах государственного устройства, без особого труда сможет объяснить, что назначение министров через обсуждение их кандидатур в профильных комитетах парламента — это нонсенс, который ничего, кроме смеха, вызывать не может. Я уже несколько раз говорил об этом в своих выступлениях. Мы буквально на днях проводили выездное заседание Координационного совета демсил, на котором очень обстоятельно обсуждали эти и другие вопросы. Все его члены сошлись во мнении, что политические реформы в стране должны начаться с разработки и принятия новой Конституции. Иначе все мы будем бесконечно блуждать в лабиринтах действующего Основного закона, в котором все выходы упираются в одну и ту же дверь — полномочия главы государства.


Сегодня наступает такой момент, когда и власти, и оппозиции необходимо перестать заниматься политическими играми, поскольку мы уже имеем дело не просто с амбициями отдельных политиков, а с судьбой целого государства, в котором проживает 15 миллионов человек. Никто не вправе для достижения тактических задач ставить на кон судьбы людей, играть с благополучием их детей и внуков. Все-таки 13 лет суверенитета — не пустяк, а целая историческая эпоха. Надо уже серьезно задумываться над своими действиями и принимать ответственные решения.


“Матрица” властной Астаны


Зачем власти нужна эта имитация? Не лучше в таком случае править так же, как и раньше? Зачем власти эти опасные для нее же эксперименты?


— Управлять “как раньше”, по старинке, у власти уже не получается и не получится никогда. Налицо серьезный кризис функционирования институтов государства, когда управленческая вертикаль в масштабах страны существует лишь между президентом, его администрацией и министерствами. Колоссальный разрыв между властью и обществом порождает у людей ощущение полной безысходности и ненужности, формирует взаимное безразличие и неприятие. Изначально неконкурентоспособная национальная бюрократия, когда-то узурпировавшая основные рычаги управления политикой и экономикой, никак не хочет делиться своей властью с обществом.


А между тем, за последние годы наше общество сильно выросло, ему уже малы короткие штанишки посттоталитарного периода. Оно уже не желает, “задрав штаны”, бежать ни за комсомолом, ни за бывшими комсомольскими вожаками, которые активно двигают страну в совершенно противоположном от общемирового развития направлении. Сама страна находится в ситуации, когда стоять или топтаться на месте уже невозможно. Нельзя же все время находиться в транзитном состоянии, особенно, если учесть, что мы сегодня стоим в полушаге от тоталитаризма. Надо делать выбор. Либо мы вместе с остальным цивилизованным миром двигаемся вперед, либо — назад, в разряд стран третьего мира.


Реальные итоги волеизъявления граждан на парламентских выборах (о которых власть знает не меньше нас) показали, что наше общество не просто ждет, а требует решительных перемен. Любые попытки встать на пути общества, повернуть его движение вспять вызывают естественное недовольство и отторжение (а в случае с Грузией и Украиной привели к “бархатным революциям” и позорной смене правивших там политических режимов).


И поэтому наш режим вынужден считаться с глубинными процессами в обществе и настроениями значительной части граждан, поскольку игнорирование их интересов становится не просто опасным, а фатально губительным. С этим связаны и ее последние шаги: непоследовательные и половинчатые. Отсюда и все эти театральные жесты и неудачные, на мой взгляд, попытки сделать хорошую мину при совершенно отвратительной игре…


Но ведь невозможно обманывать своих граждан бесконечно?


— Совершенно верно. Вы знаете, например, что в кругах интеллигенции и среди молодежи “властную Астану” уже сравнивают с голливудской “Матрицей”?


Нет, впервые от Вас слышу…


— Согласитесь, очень точное и емкое определение нашей власти. Эффект “Матрицы” заключается в том, что власти через тотальную монополизацию СМИ, прежде всего телевидения, пытаются навязать обществу такую “повестку дня”, которая чрезвычайно далека от реальности и не имеет ничего общего с ней. Другими словами, свои ошибки, недочеты, нежелание проводить политические реформы они хотят компенсировать виртуализацией сферы публичной политики, идут на манипулирование общественным мнением и зомбирование населения. Политика превращается в банальный пиар, а решение насущных проблем подменяется неприкрытой пропагандой.


Но в этом и заключается главная опасность! Режим, который не ставит рациональные задачи, будет постоянно сталкиваться с иррациональными, деструктивными, по своей сути, негативными явлениями.


Насколько я знаю, сегодня в недрах власти разработан и активно осуществляется так называемый план мероприятий по дерадикализации оппозиции и общественного сознания. Власть, которая на прошедших выборах своими радикальными действиями и нежеланием идти на разумный компромисс всячески третировала оппозицию, сегодня ведет активные переговоры с ее отдельными представителями и просто независимыми журналистами, предлагает им возглавить новые информационные и иные бизнес-проекты. Если власть на самом деле стремилась к диалогу и хотела бы провести полноценные политические реформы, разве во всем этом была бы необходимость?


Другими словами, Вы считаете действия власти своего рода игрой, направленной на затягивание начала реальных политических реформ?


— Это очевидно. Более того, создается впечатление, что власть хочет восстановить утерянный контроль над внутриполитической ситуацией вовсе не для того, чтобы реформировать систему, а, наоборот — законсервировать ее. Сама возможность политической модернизации у большинства людей, которые сегодня находятся в ближайшем окружении президента и активно влияют на проводимую им политику, вызывает у них если не страх, то, по крайней мере, трудно скрываемое раздражение. Их сегодняшнее благополучие зиждется на эксплуатации эксклюзивных политических возможностей для лоббирования своих бизнес-проектов, поэтому они готовы пойти на крайние меры, вплоть до дестабилизации внутриполитической ситуации.


Даже так?


— Давайте попытаемся обобщить три знаковых события, которые произошли за последние две недели. Во-первых, заявление ведущих банкиров об отказе финансировать политические партии, но решительно поддержавших одного политика, являющегося по совместительству или недоразумению лидером одной из партий. Во-вторых, взрыв у офиса партии “Отан”. И, в-третьих, неожиданное озвучивание президентом параметров политических реформ.


Какая между ними связь?


— На первый взгляд, никакой. Но если включить логику и объединить еще некоторые другие события в одну логическую цепь, то станет совершенно понятно, что без посторонней помощи банкиры такое заявление принять не могли. Налицо и заказ, и заказчик. Какая логика может быть в том, что какой-то хулиган с оттопыренными ушами пытался взорвать офис никому не нужной партии, который, к тому же, два дня подряд просился в отановский туалет, демонстрируя охранникам свой подозрительный пакет?


А вот заявления президента явно диссонируют и не ложатся в один ряд с указанными событиями. О чем это говорит? А о том, что в окружении президента происходит крупная политическая борьба между сторонниками умеренной и жесткой линий. Если первые через создание НКВД, проведение консультаций хотят осуществить хоть какие-то подвижки, то вторые готовы пойти на силовые меры для недопущения реальных реформ и стремятся “закатать в асфальт” развивающееся гражданское общество, а вместе с ним и своих политических оппонентов.


В моем понимании одним из лидеров и идеологов “партии войны” является теперь уже бывший руководитель президентской администрации Имангали Тасмагамбетов.


Сегодня другие ценности


Кстати, многие наблюдатели до сих пор гадают о причинах назначения на пост руководителя Нацкомиссии именно Булата Утемуратова, а не, скажем, Имангали Тасмагамбетова или кого-то из его замов? А как считаете Вы?


— Думаю, принимая такое решение, президент не хуже других понимал, что никто из демократического блока не сядет за стол переговоров с Имангали Тасмагамбетовым, по словам советника президента, отвечавшего за проведение выборов в Мажилис, которые казахстанской и международной общественностью были признаны как несвободные, нечестные и несправедливые. Более того, я считаю, что он должен нести ответственность не только за прошедшие выборы, но и за многие другие события последних двух-трех лет.


Все помнят, что именно после его назначения на пост премьер-министра в стране начались репрессии в отношении представителей оппозиции, проводились политически мотивированные суды над Жакияновым, Аблязовым и Дувановым, закрывались СМИ и поджигались типографии.


Я далек от того, чтобы обвинять во всех этих делах только Тасмагамбетова. Но, будучи премьер-министром, он не мог не влиять на политику активного подавления гражданского общества. Случайно или нет, но после того, как он стал Государственным секретарем и некоторое время занимался вопросами культуры, в обществе наступила передышка, которая, правда, закончилась сразу с его назначением руководителем администрации.


Его нынешние заместители также несут свою долю ответственности за грязные выборы, преследование и расправу над представителями демократической оппозиции. Поэтому президент в качестве руководителя Нацкомиссии выбрал именно Булата Утемуратова, который все это время пытался налаживать диалог с оппозицией, играл определенную роль в разрешении ситуации с политическими заключенными…


Понятно. Вот Вы затронули актуальную в последнее время тему последствий и уроков украинских выборов…


— Что такое история Грузии или Украины последних десяти лет? Это история тотальной коррупции и семейно-кланового правления. И Шеварднадзе, и Кучма имели свои многочисленные грехи, а то и преступления перед собственными народами. 10-15 лет — это все-таки серьезный срок, за который у людей могут меняться их ценностные критерии и ожидания. Даже зачаточное развитие демократии может привести к тому, что в обществе будет снижаться сакральность власти. Власть начинает восприниматься как необходимый общественный институт, который должен решать проблемы людей, а не быть вещью в себе.


Поэтому главный урок грузинских и украинских событий заключается в том, что они ярко показали, что авторитарные, недемократические режимы не имеют никаких политических перспектив. Устаревшие модели управления общественными процессами, основанные на подавлении свободы слова и игнорировании естественных прав граждан, рано или поздно начинают давать сбой и перестают работать вообще.


Как Вы думаете, почему Кучма выдвинул в качестве преемника именно Януковича, который имеет две судимости?


— Честно говоря, ничего удивительного или сверхъестественного в таком выборе Кучмы я не вижу. Если вспомнить, что и сам Кучма обвинялся в похищении и убийстве журналиста Гонгадзе, и другие скандальные события, если прочитать полукриминальные “прослушки” его телефонных разговоров, переданные на Запад сотрудником охраны Мельниченко, то его выбор становится понятным и очевидным. Это такая замкнутая среда, которая выдвигает и поддерживает только себе подобных, связанных круговой порукой и общим прошлым.


Это, к несчастью, и есть реальное лицо власти многих стран СНГ. Многие авторитарные режимы оказываются гораздо более жуткими и страшными, чем мы себе можем представить….


Некоторые эксперты, говоря о событиях в Грузии и на Украине, подчеркивают, что и в самой России идет процесс усиления авторитаризма. Именно поэтому она будет активно поддерживать нынешних лидеров СНГ и их преемников, как в случае с Януковичем. Ваше мнение?


— Россия, конечно, имеет свои геополитические и экономические интересы в постсоветских государствах. Да и сами эти страны подвержены влиянию России. Это объективная реальность. Во-первых, она является гарантом безопасности и стабильности для некоторых регионов СНГ. Во-вторых, она является огромным рынком для всех стран, заинтересованных во взаимовыгодных торговых отношениях с нею. В-третьих, она имеет непреходящее значение для стран СНГ в силу ее транзитного и транспортного потенциала. В-четвертых, богатейшая русская культура, язык, искусство являются привлекательными факторами для притягивания других стран. Поэтому любой легитимно избранный президент стран СНГ, победивший в честной и конкурентной борьбе, будет заинтересован в налаживании дружественных отношений с Россией. Это историческая данность.


То, каким путем пойдет Россия, будет ли в ней укрепляться авторитаризм или нет, это внутреннее дело самой России и ее народа. Что касается подходов Кремля к последним событиям на территории СНГ, то я назвал бы их неэффективными по своей природе. И дело даже не в пресловутых российских политтехнологиях, которые активно применялись, но потерпели фиаско на выборах в Грузии, Абхазии или на Украине. Дело в том, что режимы, которые правили в этих странах, и правят в некоторых других странах СНГ, за время своего десятилетнего правления заработали столько минусов и имеют столько изъянов, что бороться за них без ущерба собственной репутации становится невозможно.


Нельзя исключать и того, что недовольство жителей этих стран своими режимами вольно или невольно проецируется и на силы, которые пытались их поддерживать! Я думаю, что в администрации Владимира Путина после этих выборов пересмотрят многие свои подходы в отношении авторитарных правителей стран СНГ и придут к пониманию того, что России крайне выгодно развивать доверительные контакты с другими поколениями политиков, пользующимися уважением в своих обществах, чем отстаивать интересы погрязших в коррупции лидеров.


Народ готов идти на баррикады


А как Вы думаете, почему наши власти так нервозно и близко к сердцу восприняли события в Грузии и на Украине?


— Я думаю, что здесь сыграл свою роль закон аналогии. Все прекрасно помнят, что после “революции роз” в Грузии наши провластные СМИ и эксперты в один голос заговорили о том, что подобные события в Казахстане повториться не могут принципиально. В качестве доводов приводились размеры ВВП, заработной платы и пенсий. Дескать, Грузия — это страна, балансирующая на грани банкротства, тогда как Казахстан — один из лидеров экономического развития в СНГ. Но теперь, после событий на Украине, властным структурам этот тезис придется снять, потому что она явно опережает нас по многим показателям, в том числе по уровню роста ВВП, размерам бюджетных выплат и пенсиям.


Теперь же наши власти пытаются обосновать тезис о неких внешних силах, которые якобы вложили “огромные” средства в украинскую “оранжевую революцию”. Тезис, мягко говоря, несостоятельный. Народ на Украине вышел на улицы и борется за победу Ющенко не потому, что им платили какие-то баснословные деньги, а потому, что защищает свой нравственный и политический выбор. Вышел на улицы, несмотря на холод и непогоду! Люди начали протестовать потому, что они ощутили потребность уйти от постсоветской смеси коррупции, авторитаризма и вседозволенности чиновников. Украинский народ сделал сознательный выбор в пользу демократии, свободы слова, строительства нормального общества, в котором защищается частная собственность, свобода предпринимательства, а власть зависит и прислушивается к голосу избирателя. Ющенко и является олицетворением таких ценностей.


В целом я считаю, что последние события должны заставить наши власти крепко задуматься над многими вещами. Постоянный обман и нечестная политика могут привести не только к падению режима, но и к краху государства. Еще Махатма Ганди говорил, что “Нет”, сказанное с глубокой убежденностью, лучше, чем “Да”, сказанное только для того, чтобы обрадовать или, хуже того, чтобы избежать проблем”. Время окольных путей и политических игрищ приходит к концу.


Но ведь и у нас были грязные выборы. Почему же наши граждане не вышли на улицы?


— У нас желающих выразить свой протест и выйти на улицы было не меньше. К нам в избирательный штаб приходили сотни людей, которые просили вывести их на баррикады. Даже профессора вузов, люди академические по своей натуре, говорили: “Давайте активно протестовать. Мы будем вместе с вами стоять в первых рядах”. Но мы их сдерживали. Наверное, напрасно…


Честно говоря, мы до последнего надеялись, что весомые заявления и выступления политических партий, серия добровольных громких отставок, многочисленные документальные доказательства фальсификаций итогов народного волеизъявления должны заставить президента прислушаться к голосу общества, и он сможет при желании через судебные механизмы восстановить справедливость и законность. Но президент, как всегда, играл, начал направлять материалы в Генеральную прокуратуру, в суды и стремился только выиграть время.


Сегодня я думаю, что это были его последние выборы, когда народ молча проглотил такие мерзкие фальсификации. Народ Казахстана хочет перемен к лучшему не меньше, чем граждане Грузии или Украины. Люди путем формирования честной, сменяемой власти хотят получать достойную зарплату и пенсии, качественную медицину и образование. Они хотят, чтобы власть решила проблемы чудовищного расслоения общества, основой которого является коррупция. Они хотят защиты от коррупции, отцом которой является нечестная власть, сформированная на нечестных выборах.


Поэтому на следующих выборах в Казахстане, уверяю вас, народ уже не будет ждать честности и справедливости от избиркомов, судов или прокуратуры! Так было в Грузии и на Украине. Возможно, так произойдет и у нас, поскольку авторитарные власти стран СНГ не позволяют решать такие вопросы в правовом поле. Видимо, протесты и массовые акции — это единственная форма борьбы за честную и справедливую власть…


Советник президента Ертысбаев в одном из своих интервью заявил, что оппозиция никогда не сможет объединиться и выдвинуть единого кандидата. Вам есть, что ему ответить?


— Мы шаг за шагом опровергаем тезисы власти и доказываем обратное. Мы создали Координационный совет демократических сил Казахстана. На днях мы провели выездное заседание в Шидертах, на котором выбрали Жармахана Туякбая своим председателем. Там же мы обсудили и одобрили перечень требований демократической оппозиции по политическому диалогу с властью и проект концепции новой Конституции. Пройдет некоторое время, и мы опровергнем и другие тезисы Ертысбаева о невозможности выдвижения оппозицией единого кандидата.


В конце концов, я полагаю, что им надо сегодня ломать голову не над проблемами оппозиции, а над собственными проблемами власти, которая может оказаться не в состоянии выдвинуть единого кандидата. Я даже не удивлюсь, если из-за спины президента вылезет несколько фигур, ведь то, что такие игроки, как Тасмагамбетов и Абыкаев уже давно ведут свою собственную игру, для осведомленных в политике не является тайной за семью печатями…


Сегодня формируется как никогда сильный костяк на демократическом фланге. Мобилизуется интеллектуальный потенциал общества, нами к совместной работе привлекаются ученые, журналисты, политологи. Именно такая мобилизация при достаточно небольших финансовых ресурсах позволила нам переиграть на выборах власть и провластные партии. В рядах демократических сил очень много сильных, неординарных политиков, в том числе два спикера мажилиса, премьер-министр, два председателя Национального банка, вице-премьеры, секретари Совета безопасности, министры, акимы, депутаты парламента. Многие из них стояли у истоков создания казахстанской государственности.


Мораль в искаженном свете


Кстати, о банкирах. После Конгресса финансистов руководители крупнейших банковских структур подписали заявление о поддержке курса президента и отказе от финансирования политических партий. Многие эксперты посчитали, что этот шаг направлен, прежде всего, против Вашей партии. Не повлияет ли такой меморандум банкиров на ресурсное обеспечение демократических сил?


— Лично я согласен с идеей о том, что при казахстанской специфике банки не должны финансировать политические партии. Поэтому будет честным, если власть не будет поощрять их финансировать и провластные партии, открывать для поддержки режима газеты и телеканалы.


Почему?


— Потому что в банках хранятся вклады граждан, средства предприятий, которые могут не интересоваться политикой или состоять в самых различных партиях. С такой нечестной властью, как у нас, хранить чужие деньги — это огромная моральная ответственность. Но при этом банкиры должны быть нейтральными не только по отношению к партиям, но и к самой власти, которая может быть смещена в результате всенародных выборов. Поэтому я воспринял навязанное властями заявление банкиров не как средство укрепления банковского сектора и защиты интересов вкладчиков, а, скорее, как профилактическую меру по недопущению финансирования демократических сил со стороны крупного бизнеса.


Другой позитивный момент связан с тем, что в случае финансовой поддержки политической партии каким-либо банком, первой придется действовать, как на минном поле. Любое напряжение, обострение ситуации в таком варианте привело бы к дестабилизации ситуации в банке. В нынешних условиях любой казахстанский банк — это заложник в руках власти. А это не может не сказаться на политической активности партии, связанной с одним банком или одной финансовой группой. Теперь, я так понимаю, политические партии будут работать без заложников и смогут действовать свободно.


Допустим, что власти удастся “отпугнуть” от вас некоторых ваших спонсоров. Что вы предпримете в таком случае?


— В условиях Казахстана, в котором формируется средний класс, растет количество бизнесменов, большинство которых недовольно нынешней властью, такая проблема не является критической. Неэффективная коррумпированная политическая система, экономика, приватизированная чиновниками, порождает огромное количество людей, желающих изменить ситуацию. И количество таких предпринимателей растет. Некоторые, конечно, уезжают из страны и выводят свои капиталы.


Кстати, объемы вывоза капиталов приобретают такие масштабы, что нашим чиновникам и депутатам давно пора задуматься не над вопросами легализации незаконного имущества, а защиты законной собственности и капиталов казахстанских бизнесменов. Но сильные предприниматели, напротив, остаются здесь и пытаются своим участием в финансировании партий и просто активной жизненной позицией повлиять на ситуацию в стране. Наша партия, например, изначально ориентировалась на формирующийся средний класс, на защиту отечественного малого и среднего бизнеса, отстаивание интересов фермеров, поэтому я не думаю, что мы будем испытывать серьезные трудности.


У американцев на крючке


В последнее время во многих внутриполитических событиях активно фигурирует так называемая тема “Казахгейта”. Известно, что американский суд отложил рассмотрение этого дела на апрель следующего года. Как Вы оцениваете дальнейшую перспективу этого процесса? Может ли он повлиять на события в стране?


— Безусловно. Но чтобы у вашей газеты не возникли проблемы с нашими судебными органами, я предлагаю пока не обсуждать детали и подробности этого скандального дела.


Меня, если честно, в этом деле волнует не юридический (там все понятно), а политический аспект. Известно, что американская Фемида серьезно защищена от влияния на нее со стороны политиков. Насколько я информирован, летом судья Уильям Поули принял решение о переносе сроков рассмотрения этого дела в связи с заявлением Гиффена о том, что его действия и взаимоотношения с казахстанским руководством были совершены в интересах правительства и спецслужб США. В частности, он якобы заявил о том, что коррупционные деяния, в которых он обвиняется, были совершены с ведома высокопоставленных сотрудников Государственного департамента, Совета национальной безопасности и Центрального разведывательного управления. Поэтому судья затребовал от указанных организаций подтверждающие или опровергающие данные заявления Гиффена документы.


И здесь возникает политико-правовая коллизия. Судья не может повысить свою юрисдикцию в вопросах представления секретных документов, т.к. это связано с актами национальной безопасности. Если, скажем, государственные органы и спецслужбы, которые подчиняются нынешней администрации Белого дома, не представят запрашиваемых судьей документов, то Гиффен может заявить о том, что он не может в полной мере защищать себя и тем самым требовать закрытия дела. С другой стороны, власти этой страны могут поспособствовать своевременной выдаче документов суду. В этом случае громкий судебный процесс неизбежен.


Поэтому американская администрация получает отличную возможность для оказания сильнейшего давления на власти Казахстана. Они могут играть на том, передавать материалы в суд или нет, когда и в какой срок их передать. Что они могут потребовать в обмен на дальнейшее сохранение режима секретности не знает никто. Это могут быть как настойчивые требования провести политические реформы в стране, так и требование предоставить транснациональным компаниям новые нефтяные месторождения…


Но как бы там ни было, я исхожу из того, что Запад должен быть заинтересован в установлении в Казахстане предсказуемой, демократической власти, особенно если учесть, что большинство его жителей идентифицируют себя как мусульман. США, Европейский союз и Россия должны поддерживать демократические ценности и институты в Казахстане, который может стать примером для многих исламских и тюркоязычных стран, прежде всего в Центральной Азии.


И последний вопрос. В своем выступлении перед “отановцами” президент заявил о необходимости “решительной” борьбы с коррупцией. Некоторые полагают, что это заявление будет использовано властями как сигнал для борьбы с оппозицией. Вы согласны с таким мнением?


— Мы все это уже проходили. У нас уже были политически мотивированные суды, политические заключенные. Но власти ничего не добились и, кроме головной боли, ничего не выиграли. А вообще я считаю, что пока нет еще ясности по так называемому делу “Казахгейт”, в котором фигурируют высокопоставленные должностные лица Казахстана, использовать тему коррупции для борьбы с политическими оппонентами аморально и сверхопасно.


“Республика. Деловое обозрение” 10.12.04.

Новости партнеров

Загрузка...