Казахстанских имамов допрашивают “с пристрастием”

Власти Южно-Казахстанской области (ЮКО) проводят аттестацию имамов мечетей, стремясь выявить источники распространения радикального ислама.


На юге Казахстана мусульманские религиозные деятели выражают беспокойство в связи с жесткими действиями правительства по искоренению исламского радикализма, указывая, что подобные действия могут иметь прямо противоположный эффект.


С 1 декабря в ЮКО началась аттестация имамов мечетей региона, которую проводят представители Духовного управления мусульман Казахстана (ДУМК). На своеобразном экзамене священнослужители должны ответить на вопросы, касающиеся канонов ислама, а также признаться, какому религиозному направлению они отдают предпочтение.


Представители ДУМК заявляют, что в последнее время в стране стало появляться слишком много новых мечетей, и их настоятели не всегда имеют достаточную подготовку в области исламской религии.


“К сожалению, у Духовного управления немало претензий к имамам, которые не имеют даже среднего светского образования”, — заявил пресс-секретарь областного имама Абдулла Бахадыр. По его словам, имамы, не прошедшие аттестацию, потеряют право служения в мечети.


Политолог Игорь Савин напоминает, что по канонам Ислама имам мечети – выборная должность; имам избирается прихожанами, а в компетенцию ДУМК не входит назначение и снятие имамов с их должностей.


На первый взгляд в факте аттестации имамов нет ничего предосудительного. Но Савин видит в этом попытку властей взять мусульманские религиозные организации под более жесткий контроль в свете появившейся не так давно информации о том, что на юге Казахстана могут действовать исламские экстремисты.


“Это — реакция власти на раскрытие КНБ подпольной террористической сети на территории Казахстана, — говорит он. — Тем не менее, действия власти нарушают конституционные права верующих”.


Параллельно областная администрация требует, чтобы все мечети и религиозные организации официально зарегистрировались. “Те мечети и объединения, которые к началу декабря не зарегистрируются в органах юстиции, будут закрыты”, — пригрозил аким (губернатор) ЮКО Болат Жылкышиев.


Аттестация имамов началась через три недели после сенсационной пресс-конференции заместителя председателя КНБ Владимира Божко 11 ноября в Астане, на которой он объявил, что спецслужбами Казахстана на территории страны обезврежена террористическая сеть, готовившая серию взрывов в Узбекистане. Со слов Божко, группа носит название “Моджахеды Центральной Азии” и имеет связи с “Аль-Каедой”. Задержано 13 членов группы.


В Узбекистане, как ни в одном другом государстве Центральной Азии, существует острое противостояние между правящим режимом и оппонирующими ему исламскими организациями. В последнее время власти ведут охоту на членов “Хизб-ут-Тахрир” — исламского движения, проповедующего ненасильственные методы борьбы. Тысячи предполагаемых “тахрировцев” уже находятся за решеткой. Ранее главной мишенью режима было так называемое Исламское движение Узбекистана (ИДУ).


В конце марта — начале апреля этого года в Ташкенте и некоторых других городах Узбекистана произошла серия взрывов и столкновений органов правопорядка с членами неустановленной экстремистской организации, а в июле в Ташкенте почти одновременно прогремели три взрыва, устроенные террористами-самоубийцами. После этого узбекские власти заявили, что организаторами этой новой волны террора могут являться граждане Казахстана, либо граждане других стран, действующие с территории Казахстана. Две недели назад Радио “Свобода” со слов представителей правоохранительных органов Узбекистана сообщило, что все три июльских взрыва были устроены гражданами Казахстана.


До недавнего времени власти Казахстана занимали достаточно либеральную позицию в отношении неофициальных исламских движений. Также, как и в соседних государствах региона, преобладающей религией в Казахстане является Ислам суннитского толка. В истории страны не было примеров противостояния на религиозной почве. В нынешнем году в Казахстане за распространение листовок “Хизб-ут-Тахрир” было задержано около 30 человек – ничтожная цифра на фоне массовых арестов в соседнем Узбекистане.


Но в последнее время казахстанские власти были вынуждены принять меры, чтобы оградить население от действий экстремистов и рассеять опасения Узбекистана.


В октябре Казахстан наложил запрет на деятельность “Хизб-ут-Тахрир”. Ранее власти смотрели на эту организацию сквозь пальцы, хотя в соседних Узбекистане и Кыргызстане она запрещена достаточно давно. 6 декабря было объявлено о задержании в Шымкенте ведущего активиста “Хизб-ут-Тахрир” Вадима Берестова. Ему предъявлено обвинение по статье о разжигании религиозной и межнациональной розни. Сам Берестов по национальности – русский.


Аттестация имамов явно преследует иные цели, нежели просто проверить знание служителями культа канонов ислама. Например, в ходе аттестации имамов спрашивают, какому из учений суннитского ислама они отдают предпочтение. Правильный ответ – “Ханафи”. Это учение наиболее распространено в государствах Центральной Азии. Если имам называет иное учение, это может свидетельствовать о влиянии на него зарубежных исламских течений.


Очевидная цель аттестации имамов и регистрации мечетей – выявить лиц и группы экстремистской направленности. В прошлом месяце начальник Департамента КНБ по ЮКО Владимир Накисбаев заявил, что на территории области действуют незарегистрированные религиозные организации, “требующие к себе повышенного внимания”.


На юге Казахстана наряду с казахами проживает многочисленное сообщество этнических узбеков, которые традиционно проявляют большее усердие в вере. За 13 лет независимости Казахстана количество мечетей в области увеличилось в четыре раза.


Под пристальное наблюдение КНБ попали иностранные религиозные благотворительные организации Фонд “Ибрагим” и “Общество социальных реформ Ислах”. По утверждению КНБ, в учебных заведениях, созданных на средства этих организаций, “иностранные преподаватели воспитывают религиозных радикалов”.


В этом году Министерство образования Казахстана закрыло Южно-казахстанскую академию гуманитарных наук после появившихся в прессе сообщений об исламской направленности учебных программ этого вуза, реализуемых за счет Общества “Ислах” — кувейтской благотворительной организации, занесенной в прошлом году Россией в список террористических организаций.


По данным ДКНБ, 101 мечеть – примерно пятая часть всех действующих в области мусульманских храмов – официально не зарегистрирована и не входит в ДУМК. Здания этих мечетей находятся в частной собственности. 44,2% мусульманских храмов не имеют документов на землю. Сами имамы объясняют отсутствие требуемых властями документов недостатком средств на землеотвод и чиновничьей волокитой.


В пригороде Шымкента Хатын-копр действует небольшая мечеть, построенная казахами-переселенцами из Афганистана. Не зная казахстанского законодательства, переселенцы не смогли вовремя зарегистрировать ее в органах юстиции.


“Мы не знаем, где будем молиться, если нашу мечеть закроют, — говорит 42-летний переселенец Абдумалик. – Ездить в город далеко, да и не всегда есть возможность”.



35-летний Абдугафар Абдукаримов два года был имамом маленькой мечети в Сайраме, построенной жителями улицы на частном участке земли, пожертвованном для этой цели.


“Приходили люди, молились, — говорит Абдукаримов. — В основном – старики, 15-20 человек, которым трудно было ходить по пять раз в день молиться в центральную мечеть”.


“Но когда жители решили зарегистрировать свою мечеть в органах юстиции, им отказали без объяснения причин, и мечеть пришлось переименовать в “махалла уи”, то есть – что-то вроде местного клуба. Тем не менее, в этой мечети по- прежнему идут службы, люди пять раз в день приходят молиться”.


Прямо и откровенно высказался аким села Сайрам Файзахмат Нурметов. “У нас есть план, — сообщил он в разговоре с IWPR. – В Сайраме на 25 тысяч населения функционирует 26 мечетей. Мы хотим оставить одну, а остальные закрыть. Если люди будут молиться в одной мечети, слушать одних и тех же имамов, меньше будет вероятности, что верующие попадут под влияние миссионеров экстремистских организаций”.


Когда контрибьютор IWPR напомнил ему, что по Конституции РК религия отделена от государства, и власть не имеет права открывать или закрывать мечети, чиновник спохватился и стал рассказывать, как будет удобно людям молиться в одной большой, просторной мечети, общаться до и после молитв.


46-летний имам из села Манкент, не пожелавший назваться, считает, что казахстанские власти, пытаясь взять под более строгий контроль религиозные организации и объединения, повторяют ошибку узбекских коллег, чьи силовые методы в работе с религиозными организациями привели к росту радикальных настроений в обществе.


“Если жесткие меры, принятые режимом Каримова в отношении исламских экстремистов в Узбекистане, привели к их выдавливанию за пределы Узбекистана, — говорит он, — А поспешные попытки казахстанских властей взять под контроль деятельность религиозных организаций могут вызвать негативную реакцию у мусульман”.

Новости партнеров

Загрузка...