На каком языке мы говорим? Часть 2

Мнение представителей различных профессий

Окончание, часть первую см. здесь


***


Нигматжан Исингарин, экс-генеральный секретарь Евразийского экономического общества, первый министр транспорта РК:


— На железной дороге, как и в авиации, существует огромная масса технической литературы, стандартов и прочих специфических терминов, которые составлены исключительно на русском языке. Чтобы перевести их с русского на казахский язык, пройдет много времени. Помимо всего прочего, это — огромная работа. Поэтому, я считаю, что торопиться с внедрением казахского языка, а особенно, в такой специфической отрасли, как железная дорога, не стоит. Ведь это очень сложный процесс. Важно не то, как железнодорожники будут общаться между собой, а насколько грамотно, доступно и понятно каждому будут переведены железнодорожные термины. Чтобы перевести эту огромную массу, потребуется, наверное, целый грузовой вагон (а именно таков объем различных железнодорожных инструкций). Вопрос только в том, кто и когда их переведет на казахский язык? Внедрять государственный язык на железной дороге, думаю, нужно с разговорной бытовой речи, то есть с несложных фраз, типа: “Дайте, мне, пожалуйста, билет до Астаны!”. То есть нужно начинать с элементарного общения пассажира и работников стальной магистрали. Лично я употребляю только разговорную речь. Как говорится, у меня “кухонный” казахский. Удивительно, но факт. Выступая на официальных приемах на родном языке, мне неожиданно в голову приходят слова, которых раньше я никогда не употреблял. Поэтому утверждение некоторых “русскоязычных” казахов о том, что казахский язык невозможно выучить за короткое время, считаю неправильным. У казахов, так же как и у русских, в памяти запрограммирован генетический код языка.


Ерлан Карабалаев, студент:


— В основном, студенты нашего факультета говорят на казахском языке. Однако, у нас в вузе есть преподаватели, которые абсолютно не владеют родной речью и читают лекции в казахских отделениях на русском языке. Это создает определенные трудности студентам, приехавшим из далеких аулов, не знающих русского языка. Более того, в вузе не хватает учебников по политологии на государственном языке. Раз-два и обчелся. За последние пять лет на казахский язык переведено всего лишь три книги, но их качество нас совсем не радует. Чтобы получить соответствующие знания, нам приходится заниматься по российским учебникам.


Заманбек Нуркадилов:


— То, что казахи не знают своего языка, виноват, конечно, существовавший некогда советский тоталитаризм, во времена которого русский язык был доминирующим. Буквально все: начиная с работников ЦК Компартии, заканчивая простыми бригадирами, изъяснялись письменно и устно только на русском. Этот менталитет сохранился и до сих пор. Попробуем на примере России проанализировать возникшую языковую проблему у нас, в Казахстане. Еще при Петре Первом говорить, к примеру, на немецком языке считалось очень престижно. Другое поколение Романовых (во времена Пушкина и Лермонтова) предпочитало изъясняться на французском языке. И.С.Тургенев всю свою сознательную жизнь прожил во Франции, но все свои лучшие произведения он написал на русском языке. Поэтому нам нечего удивляться тому, что русский язык сегодня стал преобладающим. Чтобы решить это, я считаю, президенту страны необходимо, прежде всего, начать с самого себя. Глава государства, хочет он того или нет, не должен на официальных аудиенциях или в своих выступлениях говорить исключительно на русском языке, если, конечно, в этом нет особой необходимости. Он может употреблять русскую речь со своим собеседником, один на один, но никак публично. Он должен показывать пример другим народам. Нурсултан Назарбаев, как мне кажется, употребляет русский язык, чтобы угодить остальным народам, проживающим в Казахстане. Мы благодарны русскому языку, благодарны русским классикам, которые преумножают русский язык. Хотя в самой России ревнители русской словесности озабочены современным состоянием языка. Нельзя в одночасье искоренить из употребления русский язык. Это было бы глупо. Я уважаю русскую литературу и классиков. Как видите, и я на русском языке хорошо изъясняюсь. Президент снисходительно относится к употреблению казахского языка, поэтому остальные, глядя на него, не тратят времени на его изучение. Переход казахского языка на латинскую графику, я считаю, станет полным уничтожением казахской классики. Невозможно заново ее перевести с кириллицы на латиницу. Если мы хотим, чтобы наше будущее поколение в полной мере владело казахским языком, я считаю, нужно оставить казахский язык на кириллице.


Ержан Утембаев, руководитель аппарата сената парламента РК:


— У нас в сенате большинство говорят на государственном языке, поскольку заседания парламента проходят исключительно на казахском языке. Ну, а что касается массового изучения казахского языка, то, думаю, безусловно, нужна на то социальная и экономическая потребность. Не нужно насильно внедрять казахский язык. И в этом отношении, как мне кажется, нужно проводить очень мудрую и осторожную политику.


Преподаватель истории, пожелавший остаться неизвестным:


— В Китае, где очень много казахов, вопросами национальной политики занимаются на очень высоком уровне. При всем при этом у тамошних казахов нет будущего. Через несколько десятилетий два миллиона наших соотечественников растворятся среди полуторамиллиардного коренного населения…


Сергей Евстигнеев, начальник управления проблемных кредитов “Казкоммерцбанка”:


— У нас в банке практически все говорят только на русском языке. А с казахским, к сожаленью, у нас возникают большие проблемы. Когда нам что-то нужно перевести с казахского языка на русский, мы не можем найти квалифицированного переводчика. Некоторые из сотрудников, кто знает язык, делают незначительные и несложные переводы. Банковские документы у нас составляют или на русском, или на английском языке. Я не знаю, как в других банках, но у нас дела обстоят именно так. Банковская терминология очень специфичная, и я не уверен, что в казахском языке существуют адекватные слова, которые обозначают те или иные понятия. Многие термины пришли к нам из английского и немецкого языков. Поэтому для того, чтобы внедрять казахский язык в банковской сфере, необходимо для начала выпустить издание на казахском языке “Банковского права и терминологии”. И потом уже требовать от сотрудников знания казахского языка.


Независимый дипломированный адвокат:


— Нормами законодательства предусмотрено ведение или слушание дела на государственном языке. Но, как правило, судебные заседания проходят, в основном, на русском языке. Если слушание идет на казахском языке, то для не владеющих государственным языком специально приглашают переводчика. А вот, что касается разного рода вывесок на дверях зала заседания или кабинета судей, то это делается исключительно на казахском языке.


Обыватель, пожелавший остаться неизвестным:


— Казахский язык, благодаря “мудрой” языковой политике, находится на грани исчезновения. Нет толковых ресурсов на казахском языке ни в традиционных медиа, ни в интернете. Казахскоязычная пресса, ТВ и радио, кроме нытья по поводу непопулярности языка у “русскоязычных” казахов, жизнеописаний батыров, биев, проблем выделки кож и валяния кошм, ничего не могут предложить, особенно, молодому читателю (зрителю), слушателю, которого интересуют интернет, шоу-бизнес, высокие технологии, международные финансы и т.п.


Гульнара Каптагаева, инженер:


— Лично я не знаю казахского языка. Сотрудники нашей фирмы предпочитают общаться только на русском. Что касается моего начальника, то ни я с шефом, ни он со мной не говорили на казахском языке. Поэтому я не могу определить, насколько грамотно он говорит на государственном языке. Вчера моей дочери воспитательница детского садика дала выучить два четверостишья на казахском языке, посвященных Дню Независимости Республики. Мало того, что моя четырехлетняя дочка — Ирана никогда не слышала эту речь, так теперь ей придется выучить незнакомые и ей, да и мне слова на казахском языке. Вдалбливаю ей фразу «мерекеге келдiк», а она категорически отказывается его повторять. Кажется, нас на утреннике ждет полный провал! Конечно, мне стыдно иной раз бывает за незнание родной речи. Но чтобы выучить его, у меня недостаточно средств. В городе нет бесплатных курсов по изучению языка. Да и практически их нет у нас. В основном, встречаются объявления иного характера: курсы английского языка. Равняясь на Россию и на зарубежные страны, мы потеряли свое лицо.


Герольд Бельгер, известный знаток казахского языка:


— Я горячо и убежденно ратую за возрождение и развитие казахского языка. О том неустанно поют казахские струны моей души. Но я категорически не разделяю мнения, будто в бедах казахского языка виноват русский язык. Знание русского языка для всех нас, инородцев, — великое благо. Без русского языка любой национальный коржын заметно опустеет, отощает. И тут нечего лезть в бутылку и напрасно сотрясать воздух. На все лады проклинать развалившуюся “империю зла”. Унижением русского языка казахский язык не возвеличишь, не спасешь, не обогатишь. Русский язык тут ни при чем. Русский язык следует только благодарить. А причину бед необходимо, прежде всего, искать в самих себе. “Почитай родной язык”, — вот нравственное кредо любого человека.

Новости партнеров

Загрузка...