Заманбек НУРКАДИЛОВ: “Казахгейт” — это просто детонатор того взрывного вещества, которое накопилось в этой власти

Не так давно газета “Эпоха” опубликовала интервью известного в нашей стране писателя и политического деятеля Олжаса СУЛЕЙМЕНОВА, имя которого довольно часто называют в числе потенциальных претендентов на пост президента. Однако по какой-то непонятной причине его выступление в прессе не получило должного резонанса, хотя в своем интервью он дал оценку всем ключевым событиям политической жизни Казахстана за последние полгода, четко обозначив, на какой стороне баррикад находится. Высказался писатель, в том числе, и по “Казахгейту”, с наивностью юноши-поэта поведав читателям, что государственные деньги перекачивались на личные счета только ради сохранения их от расхищения…


Заманбек НУРКАДИЛОВ — один из тех, кто прочил г-ну Сулейменову роль главы государства, и кто довольно много знает о происхождении “общественно-личных” счетов. Поэтому мы попросили его рассказать об источниках “Казахгейта”. Но рамки нашего разговора оказались шире, чем мы это задумывали…


Заманбек Калабаевич, как Вы восприняли интервью Олжаса Сулейменова?


— Когда я прочитал это интервью в первый раз, то подумал, что Олжас просто выполняет ту задачу, которую перед ним поставили. Поставил ее перед ним, конечно, президент, чтобы устами Олжаса оправдать все обвинения против него. Мне так показалось сначала. Но, прочитав этот материал еще раз, я уже по-другому его воспринял. Олжас в своем интервью затронул, сам того не осознавая, острейшую тему. То, что происходит в нашей стране, я бы назвал коррупционным шедевром, причем мастерство коррупции оттачивается год от года. Весь коррупционный путь нашей власти за годы существования суверенного Казахстана достиг такой высоты, что говорить только об одном “Казахгейте” не стоит. Это слишком мелко. Можно сказать, что власть сегодня чуть ли не поет “Реквием” Моцарта для государства Казахстан. Они говорят: пусть государство погибает, но мы будем жить, мы богатые.


А что касается Олжаса, то использование любимца не только казахстанского народа, но и всех, кто знает его творчество, в этом качестве — кощунство.


Поэт оправдывает власть?


Кощунство с чьей стороны?


— Со стороны президента.


Но ведь г-н Сулейменов сам на это пошел?


— Во-первых, здесь имеет место его космополитическая наивность. Кроме того, он, видимо, связан по рукам и по ногам компроматом, который против него используется. О его государственной службе были кое-какие слухи в прессе, что не все там было чисто. Я не знаю и не могу что-то наверняка об этом утверждать.


Вы считаете, его заставили пойти на такое интервью?


— Да. К сожалению, он не внял моим призывам открыться народу, сказать: я был малодушен, я совершил то-то и то-то. Я говорил ему: Олжас, мы за тобой пойдем в любую схватку с коррупцией, с властью, чтобы Казахстан ожил, наконец-то. Будь лидером. А он полностью перечеркнул все этим интервью… Я продолжаю уважать его как писателя, как мыслителя, но как гражданин, как борец за будущее Казахстана, он для меня больше не имеет никакого значения.


Помнится, в одном из своих интервью Вы утверждали, что Олжас Сулейменов — один из наиболее подходящих кандидатов на пост президента Казахстана…


— После таких заявлений Олжаса я не могу говорить о нем, как о возможном президенте, как о человеке, который будет защищать казахстанскую государственность.


Подарок в 150 “лимонов”


А что Вы назвали “коррупционным шедевром”?


— Коррупцию, процветающую в Казахстане. Воровство начиналось, можно сказать, с малого. Первое время в ход шли материально-технические резервы Казахстана.


Вы имеете в виду время уже после принятия независимости?


— Естественно. Я не хочу называть фамилии всех участников таких операций. Достаточно сказать, что президент, как мне представляется, об этом не мог не знать. В частности, когда через таможню в то время вывозили черный прокат, алюминиевый прокат, лес, лесоматериалы, белую жесть, в арабские страны — баранину и т.д., в документах для таможни на эти товары ставился особый код, по-моему, 051. Наличие этого кода означало, что товар можно вывозить, а деньги не возвращать. То есть для таможни это был своего рода знак, что вывезенный товар следует считать бесследно исчезнувшим, поскольку в других случаях таможня должна была проследить, чтобы деньги за него вернулись в страну — оттуда, куда он поступил.


Подобным образом вывозились товары на десятки и сотни миллионов долларов. Я говорю сейчас только о вывозе сырья, причем называю лишь отдельные виды вывозимых товаров. Они шли во многие страны, в том числе и в Китай. Это все осуществлялось через “Казахинторг”, тогдашнее Министерство внешнеэкономических связей. Вот вам одна из схем хищения.


А были и другие схемы?


— Один из ярких примеров другого вида схем — это история о появлении на бизнес-поле Казахстана корейской фирмы “Самсунг”.


В городе Жезказгане была областная больница — еще с советских времен, на энное число коек, которых вполне хватало для двухсоттысячного Жезказгана. Но кому-то из нашего правительства захотелось построить напротив нее современную областную больницу. Казалось бы, зачем это надо? Если бы уже имевшаяся больница рушилась, была бы аварийной… Но она была достаточно крепкой, кирпичной, многоэтажной. Можно было бы просто сделать там хороший ремонт, поставить новое оборудование — и, пожалуйста, пользуйтесь…


Нет, захотелось новую больницу построить. И пригласили для этого корейскую фирму “Самсунг Корпорэйшн”, с которой правительство заключило договор на $125 миллионов на строительство больницы — со всем оборудованием, под ключ. “Самсунг” нанимает какую-то турецкую фирму и заключает с ней договор на $28 миллионов. Турки здание построили, надо заканчивать строительство, но вдруг оно замораживается. Возможно, турки узнали, что на него выделялась сумма, гораздо большая, чем была обещана им. $28 миллионов им были перечислены, а $97 миллионов куда-то исчезли.


И что же было дальше с больницей?


— Эта не до конца оборудованная больница стояла в таком виде несколько лет — вплоть до 2000 года. Ее, по-моему, сдали года два-три назад, выделив на ее завершение еще какие-то дополнительные деньги. Вот как производились такие расчеты. И эта система — не разворовывание разве?.. Даже если “Самсунг Корпорэйшн” и правительство поделили эти 97 миллионов фифти-фифти, то каждая сторона должна была получить по 48 с половиной миллионов. Они же не могли сюда из Южной Кореи возить деньги чемоданами или центнерами наличные, они их на какой-то счет переводили…


Причем не на казахстанский, а на какой-то зарубежный. И наверняка счет личный, чтобы “сохранить” деньги от хищений. И наверняка деньги за то сырье, которое вывозилось отсюда под особым кодом, не привозились сюда мешками, а тоже переводились на какие-то счета в каких-то странах…


То есть счета берут начало, Вы считаете, еще с того времени?


— Происхождение личных счетов надо начинать, наверное, оттуда. Я дальше могу сказать — о других схемах воровства. Например, о приватизации.


Возьмем “Карметкомбинат”, которым сейчас владеет Миттал. По моей информации, он не был продан, он был подарен Митталу бесплатно. К тому же, в том тайном договоре, копия которого, наверное, есть сегодня у г-на Калмурзаева, черным по белому написано, что правительство Казахстана передает Митталу вместе с комбинатом $150 миллионов.


За что?!


— Не знаю. Но в этом договоре расписано, как по месяцам в течение года правительство Казахстана должно перевести на счет Миттала $150 миллионов.


Может быть, на погашение государственных долгов, на восстановление завода?..


— Я думаю, это выяснится в ходе будущих расследований, когда кто-то займется историей хищения государственного имущества. Возможно, система была такая: Митталу переводилось 150 миллионов, он, якобы, сюда переводил столько же, и комбинат переходил во владение Миттала.


А 150 миллионов?..


— А деньги лежат на каком-то счету. Точно такая же история произошла с Шымкентским нефтеперерабатывающим заводом. Вы что-нибудь поняли?


Нет, я вообще ничего не понимаю, кроме того, что эти миллионы у кого-то сейчас есть…


— Ну, естественно! Именно так делаются деньги!


А если ближе к “Казахгейту” подойдем?


— Подойдем чуть позже. “Казахгейт” — это просто детонатор того взрывного вещества, которое накопилось в этой власти. Давайте пока его в стороне оставим, а я доскажу тот реквием, который они сочинили для казахстанской государственности.


Почему я называю все это шедевром? Потому что в этом участвовали все, в том числе и банки. Был в свое время “Казахинторг”, потом его переделали в Министерство внешнеэкономических связей, потом его уничтожили, сделали Министерство торговли, весь архив сожгли… Было МВД, потом организовали ГСК (Государственный следственный комитет), потом ГСК ликвидировали, весь архив уничтожили, функции ГСК поделили между МВД и прокуратурой…


То есть, вы понимаете, что происходит? Концы прячутся. Неодушевленные предметы умирают так же, как и люди. Но те, кто ворует, видимо, не понимают, что у неодушевленных предметов, в отличие от одушевленных субъектов, всегда имеются копии. Я не хочу сказать, что все эти копии есть у меня или еще у кого-то. Но, скажем, у Калмурзаева копии его приватизационных документов наверняка есть. К этому его должен подталкивать инстинкт самосохранения.


Кстати, коррупционная система играет огромную роль во взаимоотношениях власти и оппозиции. Меня всегда поражала бесконечная перетасовка кадров с одного места на другое, которой любит заниматься президент. Но, оказывается, это делалось специально, чтобы повязать всех компроматом.


Странное молчание оппозиции


Что Вы имеете в виду под компроматом?..


— У Назарбаева есть компромат на любого приближенного. Он без компромата к себе на должность никого не берет. На кого компромата нет, он выгоняет. На меня компромата нет, меня выгнал с работы. На Туякбая компромата вроде нет, он ушел с работы. Примерно так же уходят те, кто более или менее посмелее.


Возьмем, к примеру, Калмурзаева. Он не может уйти. Он приватизацию возглавлял? Возглавлял. Руководителем аппарата президента был? Был. Сейчас он возглавляет финполицию. На него компромат наверняка есть, и в любой момент его, скорее всего, можно поднять. Когда он работал руководителем аппарата, Назарбаев мог ему при любой его попытке слово “против” сказать, ответить так: слушай, вот ты с приватизацией много чего наделал, руководителем аппарата был, ты же знал, что там делалось? Почему ты разоблачений не сделал и сам не признался, что участвовал в этих делах? А завтра если он вдруг даст признательные показания, Назарбаев скажет: а я ничего не знаю, он уже дважды должен был разоблачения сделать, он во всем виноват! Вы понимаете? Чем это не искусство, не шедевр?! Между прочим, такой путь проделали многие. Вот смотрите: Тажин поработал в Совбезе, Абыкаев в КНБ поработал, Утемуратов сегодня в Совбезе работает, Тасмагамбетов поработал премьером, руководителем аппарата… То есть Назарбаев всех повязал. Возможно, он этим хочет запугать даже Жармахана Туякбая — тот ведь и в ГСК работал, Генеральным прокурором работал…


Президент может ему сказать: почему ты до сих пор молчал, а я об этом ничего не знаю? Почему ты тогда меры не принимал? Ты третьим человеком в государстве был, почему тогда не признался, что кто-то тебя заставлял закрывать какие-то дела?..


Вы думаете, что на Туякбая может быть запущен компромат?


— А как вы думаете, почему наша оппозиция ведет себя так, мягко говоря, осторожно? Например, Алтынбеку Сарсенбаеву можно поставить в вину расстрел “Тана”, закрытие “Тотема”, ТВМ, радиостанций, многих СМИ, передел радио- и телечастот и т.д. Много можно на него накопать. И скажут, что все это сделал Сарсенбаев, потому что письменных-то распоряжений президента по этим делам нет. И наверняка с ним ведут какую-то подпольную войну, наверняка говорят, мол, если ты еще начнешь “пикать”, мы все это вытащим на свет. Ораз ЖАНДОСОВ вице-премьером был, финансовыми делами занимался? Занимался. Что, при нем, когда он этим занимался, не было махинаций и коррупции, что ли?.. Скажут: Ораз, а что ты тогда молчал, почему только сейчас заговорил?..


Точно так же Алихану БАЙМЕНОВУ могут сказать: ты, когда руководителем аппарата президента был, обо всех этих делах знал, почему молчал? Много документов писал, визировал, приносил, президент тебе верил…


Или это не так?


Наверное, так…


— Вот!.. И что поразительно: с точки зрения самих оппозиционеров: Туякбай — это оппозиция, Сарсенбаев — оппозиция, Жандосов и Байменов — оппозиция. А Нуркадилов — не оппозиция! Хотя вся оппозиция повязана сейчас компроматом.


Может быть, не вся?


— Не вся. Я рассказываю это не как о совершившемся уже факте. Я говорю о возможных вариантах запугивания оппозиционеров. Таким образом, рот затыкают всем, и вся оппозиция ведет себя несмело только по этой причине. Они могут цокать языками сколько угодно по Украине, скоро будут по Кыргызстану цокать языками, но ничего поделать не могут. А в своих ошибках, которые совершили, они признаваться боятся. Смелости не хватает.


Но не зря гласит казахская пословица: “Если разделся, то купайся”. Если пришел в оппозицию, то расскажи, что с тобой было — и все станет ясно, кто есть кто. Все люди совершают ошибки. Раз решился в оппозицию вступить, то не надо людям морочить голову: я в оппозиции, я коррупцию уничтожу и т.д.! Ты уничтожай в самом себе эту коррупцию. Ты в этом участвовал? Значит, скажи: да, я был такой дурак, я не заметил, когда завизировал что-то, или, если заметил, то сделал вид, что не заметил.


“Рога и копыта” по-казахстански


И, возможно, в этих рассказах будет ниточка, которая и приведет к истокам “Казахгейта”?..


— Да, теперь я к “Казахгейту” возвращаюсь. Это дело (благодаря кому и чему — я не хочу говорить) Америка раскрутила. А другие страны выжидают, когда Назарбаев против них цыкнет. Тот же Китай, та же Россия…


Помните, в начале 90-х в Казахстан поступали кредиты — по германским, турецким, бангладешским, индийским линиям?.. Помните, как в начале 90-х годов во время премьерства Терещенко мы миллиард долларов кредита взяли и не вернули?


Я думаю, это многие помнят.


— Любой кредит не государство дает — Германия или Индия, а какие-то тамошние фирмы или компании предоставляют кредиты через банки на определенные бизнес-планы. Так выдаются кредиты во всем мире. Допустим, Казахстан предоставляет бизнес-план с Израилем на капельное орошение в Казахстане. Зачем капельное орошение в стране, где столько неосвоенных земель? Или бизнес-план на выращивание нежных израильских телят, которых нужно кормить определенным видом сельхозпродукции? А у нас грубый корм — и они тут же подохли.


Схема достаточно простая. Фирмы заключают договоры на многомиллионные кредиты и делают вид, что сюда поставляют товар — оборудование и пр. И если сейчас любая страна начнет копать по казахстанской линии кредитов, она может открыть свой “Казахгейт”. Представляете, сколько стран сегодня готовы к этому? Поэтому я говорю, что американский “Казахгейт” — это детонатор других подобных дел в других странах. И мне оскорбительно, когда это дело называют “Казахгейтом”! Его надо назвать “Назарбаев-гейт”!


Теперь вам понятно, что одним “Казахгейтом” и $80 миллионами дело-то не обходится?! Может, вопрос стоит о $80 миллиардах?.. Я ведь только несколько схем разложил и несколько фактов привел…


Но самое страшное для Казахстана, если мы дальше пойдем. Тогда полностью коррумпированная нынешняя власть от страны ничего не оставит! Они готовы пожертвовать государственностью Казахстана, пойти на его раздел на 4, на 5, на сколько там еще частей! Или заселить его нашими соседями (пусть они не обижаются!) — переселенцами-китайцами.


Вы не преувеличиваете насчет раздела Казахстана? Ведь президент постоянно говорит о целостности нашего государства.


— Если унижение народа будет продолжаться, люди скажут: зачем нам это? Северная часть может к России присоединиться. Западная часть скажет: у нас есть нефть, зачем нам назарбаевская власть нужна? Восточная часть скажет: у нас есть цветной металл, мы тоже отделимся. Центральная часть скажет: у нас есть уголь, черный металл, хром, мы и сами проживем.


Вам не кажется, что это реально?.. Я не фантазирую, я говорю о реальных вещах, которые могут произойти на самом деле. Коррупционные преступления не могут проходить бесследно. Терпение народа не беспредельно. Ведь сколько лет его кормят одними обещаниями!.. Последние выборы показали, что ненависть власти к народу подходит к своему апогею, она нарастает.


Вот свежий пример — недовольство студентов по поводу повышения оплаты. Этот трюк наверняка Назарбаев придумал и специально сделал, чтобы все случилось, когда он будет в отпуске. Министр Кулекеев заявил студентам, что они должны доплачивать за обучение. А президент пришел, все отменил, и студенты успокоились. Молодец президент! Вам не кажется, что это сценарий?


Все может быть…


— Точно такой же сценарий может быть с землепашцами. Субаренду решат отменить, но в последний момент, когда крестьяне восстанут, президент скажет, что он на это не пойдет. И все скажут: спасибо президенту!


И будет виноват министр сельского хозяйства?..


— Нет, виноват будет тот парламент, который Туякбай возглавлял.


Вы понимаете, это все спектакли! Но народ уже устал от них! Дальше уже некуда! Такое пренебрежительное отношение к своему собственному народу!.. У президента нет любви — ни к кому и ни к чему. Я даже считаю бесполезным призывать его полюбить свой народ, в том числе, газету “Республика” или оппозицию, или уважать Нуркадилова или Туякбая… Мне так кажется, во всяком случае. Вот почему я так издалека начал, а пришел к “Казахгейту”.


“Казахгейт” — это всего лишь одна из форм кражи денег. За этим делом с участием Гиффена стоит перекачка нефти, газа — в Россию, в другие страны. Ведь сегодня через порт Актау в сторону Азербайджана нефть возится танкерами. Пусть Казахстан получает за свою нефть долларов 20 за баррель. При том, что мы 100 миллионов баррелей по КТК перекачиваем, если брать с каждого барреля хотя бы по $2, уже получается $200 миллионов. Они тоже уходят куда-то на чей-то счет. Это что? Сохранение государственных денег — по Олжасу Сулейменову?..


Страшную картину Вы нарисовали!..


— Да я к этому вопросу еще поверхностно подошел! Если глубже копнуть, то столько грязи выйдет!..


Сколько веревочке ни виться…


Время-то придет — глубже копнуть? Как думаете?


— Естественно, такое время придет. Когда ниточка потянется, по каждому делу найдутся свидетели. Если не здесь, то в другом государстве, в конечном пункте, так сказать, документы обязательно найдутся. Не зря сейчас американцы заключают договор с Россией о расследованиях по отмыву денег, по коррупционным делам, по финансированию терроризма. И не зря сегодня в России собираются представители нескольких десятков стран именно по этим вопросам. Вполне может быть, что этот парламентский документ — закон об отмывании “грязных” денег в Казахстане — станет предметом особого обсуждения. И вот почему сейчас у нас заглох разговор о принятии закона о легализации имущества. Потому что тучи сгустились! Потому что весь мир понял, что через коррупционные деньги идет финансирование терроризма.


Вот какие пласты открывает “Казахгейт”! Вот почему я говорю об этом практически без фактажа. Хватит уже, анализировать надо! Фактов более чем достаточно. Как “Казцинк” появился, “Казхром”?.. Это же все вопросы одного порядка… Это тоже “казахгейты”! Страшная картина для власти. Вот почему они так “Казахгейта” боятся. Если это дело пройдет через суд и будет вынесено соответствующее решение, то следом после него сразу же начнут взрываться, как после детонации, другие “казахгейты”. Сейчас только ждут сигнала.


А может быть правдой утверждение Гиффена, что он давал деньги Назарбаеву за то, что тот делился с ним секретной информацией?


— Я просто расскажу об одном факте. Не знаю, связан он с Гиффеном или нет. В начале 90-х годов в России на таможне в одном из грузов нашли незаконно вывозимые геологические секретные карты природных ресурсов Казахстана.


Представляете?! Секретные карты природных запасов минерального сырья и всех природных богатств Казахстана! Эти карты были обнаружены — и все. Больше не было никакой информации. Куда ведут нити этого дела, кто его в России расследовал, чем закончилось расследование — мне неизвестно. Но я точно знаю, что такой факт был, я сам читал об этом в официальных документах.


Могло ли это быть делом рук Гиффена? А почему бы и нет? И почему бы такие карты не хотеть заполучить США, чтобы знать, какое предприятие выгодно, какое месторождение перспективно, чтобы затем приобрести этот объект за бесценок и стать монополистом? И купить для этого того же Назарбаева или другого чиновника? Почему это нельзя считать заданием ЦРУ? Такого рода операции в мире — обычное явление. Для того и существуют такие организации, как ЦРУ, ФСБ, КНБ и т.п. Поэтому осуждать действия ЦРУ мы не можем. Другой вопрос — почему продался, как это утверждает Гиффен, президент Назарбаев?


Вы думаете, что такое возможно?


— А почему бы и нет? Если Гиффен на самом деле является агентом ЦРУ, то почему нельзя считать, что он работал в пользу США — на целостность этого государства, его обогащение и благополучие его народа?.. И осуждать его американцы не могут.


А вот что касается чести и достоинства нашего государства в лице президента в такой ситуации… Я об этом думаю…


“Республика. Деловое обозрение” 17.12.04.

Новости партнеров

Загрузка...