Олжас Сулейменов отвечает

Источник: газета "Соз"

После ряда публичных выступлений Олжаса Сулейменова о политической ситуации в стране и мире в некоторых СМИ появились мнения тоже известных деятелей, по-своему растолковавших позицию популярного поэта и гражданина. Получился некий заочный диалог известных людей на общие проблемы нашего времени, который, по нашему мнению, стоит продолжить.


***


— Олжас Омарович, свой отпуск Вы провели в Казахстане, и за это время был целый ряд Ваших выступлений в СМИ, которые вызвали разные мнения. У некоторых сложилось впечатление, что Вы призываете только поддерживать сторону власти, мотивируя это необходимостью сохранения стабильности и спокойствия в стране. Что бы Вы могли ответить на такое мнение?


Я всегда поддерживал сторону народа. Мы уже устаем от громких слов, но я эти громкие слова повторю — народ, республика, государство. Откровенно говоря, я почувствовал тревогу, и она, конечно, связана с геополитическими обстоятельствами, которые вызывают обострение внутриполитической ситуации в Казахстане. Я выступал против власти, если власть, на мой взгляд, несправедлива по отношению к бедам социума.


Сейчас я выступаю с тех же позиций, что и раньше, но оказалось, что теперь ненароком наступаю на интересы тех сил, которые противопоставили себя режиму. Потому что призывы брать пример с Украины и звать молодежь на площадь, чтобы защищать идеалы демократии, могут иметь вполне предсказуемые последствия. Я не хочу никакой революции здесь, страна наша и наши народы были уже достаточно испытаны революциями. Сейчас мы должны прийти к тому, что природой подсказан самый разумный путь — это эволюционный путь. Но не вялые растительные эволюции, нет, а направленная, разумная, ускоренная эволюция. Она всегда более плодотворна, чем революционные перевороты.


— Вопрос стоит сегодня так, что сейчас на виду и на слуху именно политическое противостояние власти и оппозиции. Что бы Вы пожелали той и другой стороне?


— Я за взаимодействие власти и оппозиции. За взаимозависимость, которая уже существует, ее нужно только увидеть и осознать. Без оппозиции власть превращается в полнейшую диктатуру и приводит жизнь общества к застою. Поэтому оппозиция, безусловно, нужна, это как дуалистическое начало в природе: борьба до единства противоположностей, но никогда не сливающихся в одно целое, как в идеальном государстве. Единоначалие и единая структура, состоящая из чего-то одного — это противоестественно, как однополое общество. Поэтому, я считаю, что в интересах власти сохранить оппозицию, не уничтожать ее, и в интересах оппозиции — не уничтожать власть свержением через насилие. Общая задача — способствовать усовершенствованию жизни социума, влияя друг на друга, указывая на недостатки в работе друг друга. А недостатки есть, безусловно, но они не должны послужить поводом для очередной революции, которая ничего для нашего народа не принесет, а лишить государственности вполне может.


— То есть Вы исключаете борьбу за власть?


Борьба за власть — это нормально в демократическом и демократизирующемся обществе. Но должна быть конституционная борьба за власть. Чья программа усовершенствования жизни народа побеждает среди избирателей, та партия и приходит к власти. Конституционная смена власти это нормально. Но я против борьбы за свержение власти, это очень обманчивый, провокационный путь, который уводит народ от истинной цели. Это всегда потрясение, потом трудно восстановиться, вернуться в нормальное состояние. Мы видим, что Казахстан развивается довольно активно. Я вижу, что и власть уже не та, что 10 лет назад. 10 лет назад я заявил, что нахожусь в оппозиции режиму. Сейчас, благодаря, может, и нашей критике, и критике последующих поколений оппозиционеров многое выправилось. Сегодня социологи могут определить реальный вклад оппозиции в общее развитие нашей республики. Оппозиция у нас — это уже реальная конструктивная сила, и без ее учета нет спокойного развития. Этим мы отличаемся от некоторых соседей.


Нужна конструктивная работа, творческий спор, и роль оппозиции именно в этом — видеть недостатки, которые власти, может, и не видны сверху, указать на них: помогать режиму их исправлять. Вот на что должна тратиться энергия оппозиции. И ее пресса должна работать в этом направлении. Очень много можно и нужно замечать. Вот об этом нужно говорить, а не только требовать — геть Назарбаев! Кет Назарбаев! Это просто не эффективно, это притупляет понимание реальных проблем в обществе.


— Очень много замечаний по прошедшим выборам, что они были нечестными, что они были манипулированными, и это является причиной революций, как на Украине. Разве власть не является сама провокатором революций?


Причины другие, результат выборов — это повод. Ни одни выборы и нигде не обходились без недовольных результатами. И наши выборы, если их поставить в ряд с другими, ничем особым не выделяются. И в России, и в США были и есть недовольные. На выборах побеждает тот, кто к ним лучше готовится — и морально, и политически, и материально. Да, наше общество еще разрознено изнутри и административная власть сильна, еще сильнее общества. Но и это не должно быть поводом для столпотворений на площадях. “Майдан” — это по-украински — площадь, а по-нашему означает “фронт”.


Уверен, что сейчас у нас нет причин для очередной революции в Казахстане. Искусственно ее создавать не имеет смысла и не нужно. И режим, и здравая, разумная часть общества будет противодействовать этому авантюризму. Давайте лучше заниматься окультуриванием и власти, и общества, а ради удовлетворения чьих-то амбиций жертвовать своим народом мы не согласны.


Мы ждали наше государство — великий шанс — веками, и теперь вот оно поднимается уже больше десятилетия, и его надо поддерживать, растить. Но не испытывать юное древо пожарами. Уверен, что мои друзья и с той, и другой стороны понимают значение чувств, которые я здесь выражаю, потому что второго шанса у нас может и не быть.


— Как Вы считаете, а готов ли наш президент, который уже объявил, что будет баллотироваться на следующих выборах, организовать такие условия, чтобы власть не давала поводов для всяких потрясений, и провела цивилизованно политическую борьбу, ведь оппозиция готовится к выборам тоже?


Я думаю, что власть готова к серьезному разговору, к анализу своей деятельности, которую обязательно надо анализировать в контексте прошедших и происходящих событий. Мы живем не в изоляции, не в геополитическом тупике, а на одном из оживленных перекрестков мировых цивилизаций. Поэтому и режим, безусловно, задумывается. Власть, если она хочет продолжать то дело, которому столько лет посвятила, должна учитывать интересы всего многонационального народа. Интересы эти очевидны.


Культура — это чувство меры. Мы настойчиво призываем к культурной политике взаимоотношений и ту, и другую стороны. Если границы не будут нарушаться, то не будет репрессий со стороны режима. И здесь оппозиционеры тоже должны видеть эту грань, за которую переходить не просто опасно (и для них, и для общества), но и не эффективно.


— Вы сказали, что тоже были в оппозиции к режиму, тогда Назарбаев уже был президентом. Как Вы думаете, он изменился за эти годы?


— Я не скажу, что он резко изменился, характер у него остается прежним, он достаточно компромиссен. А политика — это искусство компромиссов, поэтому нам сейчас нужны такие политики, а не прямолинейные, которые стоят только на своей однажды усвоенной доктрине. Назарбаев способен понять новое, продуктивное, и этим надо пользоваться для общества. У него есть свои недостатки, и на эти недостатки мы можем указать и помочь исправлять их. Но есть и достоинства, которые надо оценивать. Он — творческая натура.


— Есть такие мнения, что он должен уйти в отставку, что он уже мешает развитию страны, что он является источником многих проблем.


Это должен решить все-таки народ, мне кажется. Здесь я прибегаю к этой формуле. Сколько Бог и народ отпустят правителю, столько он и может править. Мне на эти темы трудно говорить, естественно, потому что во мне встречаются демократ и рационалист. У нас смена правителя может стать драматичным для общества.


Мы все еще не сплоченное общество, чреватое разнонаправленными интересами — этническими, религиозными, социальными и прочее. Поэтому нам нужно в будущем почувствовать себя единой нацией, гражданским обществом. Уровень нашего развития позволяет этого достичь в обозримом будущем. Если не рассыплемся от необдуманных тонкерысов (по-казахски “революция”, т.е. буквально “опрокидывание вверх дном”). Мы в Казахстане можем себе позволить создать политически конкурентную среду.


— Сейчас часто говорят, что нет альтернативы Назарбаеву, Вы согласны с такой установкой?


Я смотрел на Назарбаева, я смотрю и на тех, кто претендует на эту роль. В политической элите есть достойные люди, способные баллотироваться на любой пост. Но по масштабу тех задач, которые решаются в республике, по уровню подготовленности к тому громадью планов, сейчас, пожалуй, я бы не назвал фигуры, которая могла бы пойти дальше Назарбаева. Я его знаю с 60-х годов, видел его и председателем Совета министров, и секретарем ЦК, и первым секретарем. Был очень в резких с ним отношениях в одно время, но объективно я могу сказать, сейчас он значительно поднялся как профессиональный политик и подвигает республику.


И когда кто-то написал в ответ на мое интервью в “Эпохе”, что, наверное, на Олжаса нашли компромат, поэтому он начал по-другому говорить, я могу сказать, что на меня компромат всю жизнь искали и не находили. Всякое писали на меня, всякие нелепости и гадости, доказать этого ничего не могли никогда. После декабря 86 года полгода работала парткомиссия ЦК, выискивая какую-нибудь уголовщину, всю мою биографию перерыли, всю мою работу. Единственно, нашли нарушение в оплате членских взносов — 700 рублей переплатил. Пытались и в начале 90-х на меня бочку с пивом накатить, приписывали торговлю нефтью, какую-то еще глупость. Все это от бессилия и тупости.


— Год заканчивается, давайте скажем какие-то пожелания нашим читателям.


Я очень хочу, чтобы в 13-й год существования Республики Казахстан не случилось никаких срывов. Чтобы все мы были живы, здоровы и мудро смотрели на себя и на окружающих. И надо спокойно научиться без истерики относиться к таким понятиям, как демократия, революция — не обожествлять их. Демократия — вполне будничное явление, ради которого не стоит жертвовать другими ценностями, такими, как независимость. Сейчас на одну чашу весов помещают нашу государственность, спокойствие, а на другую — постулаты демократические. Надо, конечно, добавлять благородной тяжести постулатам, но не убавляя, не облегчая другую чашу. Годы спокойной работы всего общества позволят уравновесить демократию и государственность. Это идеальный путь, это правильный и разумный путь. Чтобы демократия была во имя государства, а не государство во имя демократии. Чтобы демократия была во имя народа, а не народ во имя демократии. Чтобы одно не приносилось в жертву другому.


Новый год — год “синего петуха”. Не хочу, чтобы он стал красным. Вот и все.


Беседовала Гульжан ЕРГАЛИЕВА


«Соз», №47(139), 23 декабря 2004 г.

Новости партнеров

Загрузка...