Уже свершившееся 26 декабря, или Украинский урок для России и Казахстана. Часть 2

Окончание, начало см. здесь


***


Впрочем, нам пора к нашим баранам…


Сразу скажу: в Казахстане, на который украинские события неотвратимо надвигаются, механического повторения не будет.


Конечно, не без того: у тех, кто успел побывать в Тбилиси и Киеве, постоять рядом с местными лидерами на трибунах многотысячных митингов, может возникнуть и острое желание стать казахскими Викторами Саакашвили, и уверенность в такой возможности. Тем более что слово майдан – исходно тюркское (обозначающее, между прочим, поле сражения — фронт), а повелительное украинское геть также пришло из Великой Степи, где и поныне звучит как кет! И потом: вера в бывшую буржуазную лженауку — политтехнологию — нынче не просто в моде, — она считается всемогущей, не различающей границ и национальных особенностей.


Слов нет — таким путем можно спалить несколько миллионов долларов на акциях протеста, и кое-что даже получится, но это “кое-что” будет только на руку президентскому режиму, где-то даже и подарком ему, поскольку массовый выход казахстанцев на площади грузинского или украинского размахов и продолжительности – заведомо не реален.


И даже не потому, что в декабре в Астане – холодно, а по той очевидной причине, что тщательная организация и щедрое финансирование есть непременные условия успеха таких акций, но в основе-то лежат все же чувства людей, а не оплата их энтузиазма.


Следует ли из этого, что казахстанцы с большей, чем грузины и украинцы, симпатией относятся к своим властям и менее поддерживают оппозицию?


Скорее наоборот: того и другого у нас накопилось даже больше, чем было в Грузии и в Украине в решающий электоральный момент. Просто высвобождаться этот критический потенциал будет, по всей вероятности, не через разовую вспышку и не на площадях…


Есть такая русская игрушка: “ванька-встань-ка”. Гарантия ее неопрокидываемости в том, что центр тяжести размещен максимально близко к опорному основанию куклы. Наибольшая же устойчивость, выражаясь инженерным языком, достигается в конструкциях, в которых центр тяжести находится ниже точки опоры. Так вот, ныне правящий в Казахстане режим балансирует в пока еще устойчивом положении благодаря именно этому механическому принципу.


Начнем с экономики: считается, что она наиболее успешна в СНГ, и (в том смысле, о котором мы сейчас скажем) это так есть. Однако устойчивость казахстанской экономики имеет … внешнюю природу, точка ее опоры – вынесена из страны!


А именно: все держится на экспорте сырья (в этом году при ВВП порядка $33 млрд. экспорт ожидается свыше $17 млрд., — то есть больше 50%), причем вместе с нефтью за рубеж “утекает” и большая часть национальной природной ренты. Конкретно: лишь примерно одна треть реальной валютной выручки конвертируется в тенге и остается в стране для оплаты производства и налогов, другая треть также возвращается в Казахстан – но уже в виде так называемых “иностранных инвестиций”, треть же попросту уходит за границу.


Гарантом же такой внешне ориентированной экономики является взаимно аффилированный триумвират: реальные транснациональные компании, базирующиеся в США и Европе; группы типа Евразийской, Испат-Кармета и Самсунга, вышедшие на международный масштаб благодаря тесным связям с Семьей; и, наконец, непосредственно контролируемый Семьей бизнес.


Персональным же гарантом такой экономической системы является Нурсултан Назарбаев лично, что и диктует его несменяемость. А поскольку денег от продажи нефти, руд и металлов в стране остается все же достаточно, чтобы обеспечить пусть небольшим, но устойчивым заработком половину населения, так или иначе причастную к такой экономике и госадминистрированию, и худо-бедно позволить кормиться и другой половине, то социально система относительно устойчива.


Кстати о нефти: вот еще одно кардинальное отличие Казахстана от Украины, работающее на устойчивость нашего правящего режима:


В Украине природных ресурсов на экспорт нет, а ее пром- и сельхозпродукция никому, кроме и ее самой (и немножко – России), не нужна. Поэтому в экономическом смысле Украина – это всего лишь Стратегическая Труба, по которой российский газ и нефтепродукты идут в Европу. В этом смысле борьба между Виктором Ю. и Виктором Я. есть борьба за стратегический контроль над Трубой со стороны Поставщика или со стороны Потребителя. И это — тоже одна из главных причин того, почему Москва и Запад так сильно “впрягаются” в украинские выборы.


В Казахстане же интересы транснациональных компаний наилучшим образом обеспечиваются именно действующим режимом, причем обеспечиваются так хорошо, что заведомо ясно – любой новый президент сделать условия для “иностранных инвесторов” еще более льготными уже не сможет, — хорошо, если не будет слишком сильно на них посягать. Другое дело, что стратегические покупатели казахстанского сырья вправе выставить Нурсултану Назарбаеву претензии, что своим желанием править вечно, нежеланием/неумением создать систему преемственности, развязыванием губительной для него же самого войны с ДВК и “Ак жолом”, он сам из гаранта экономических интересов зарубежных партнеров становится (почти уже стал!) опасно дестабилизирующим элементом, нуждающимся в (желательно – безболезненной) замене…


Одним словом, как хотите понимайте это мое утверждение, а пресловутый двойной стандарт Запада в наборе нефть и/или демократия, — это та объективная реальность, к которой нам надо относиться адекватно. Заграница, разумеется, нам поможет. При условии, что мы сами окажемся способны помочь себе первыми.


Однако вернемся к анализу внутренней устойчивости правящего режима: она у нас парадоксальным образом поддерживается за счет того, что борьба действующего президента и противостоящей ему оппозиции (составленной из наиболее самодостаточных бывших членов его же “команды”) происходит … вне тех реальных точек опоры, вокруг которых на самом деле могли бы “завихриться” общественные страсти.


Если в Украине исторически сложились два полюса общественной ментальности, то в Казахстане, навскидку, наберется пять-шесть тем, привнесение которых в политику способно поднять дыбом соседа на соседа и регион на регион. Другое дело, что в нашей исторической памяти (слава Богу!) нет ни одного случая прямой конфронтации по таким вопросам, что и является лучшей гарантией от “вброса” их в электоральное пространство.


Парадоксально, но самой действенной гарантией общественной стабильности в современном Казахстане является … недозрелость казахстанского общества. По сути, общества, как сколько-нибудь целостного организма, объединенного консенсусным осознанием национальной (внутри- и межэтнической) самоидентификации, и, главное, — сколько-нибудь ясно артикулированным пониманием роли суверенной государственности – такого общества в стране пока нет, оно находится еще в протогосударственной стадии.


Пока что постсоветское казахстанское общество представляет из себя весьма неоднородную и дисперсную массу, в целом сильно маргинализированную, вплоть до атомизации. И ориентированную в целом на приземленные, семейно-бытовые, или, в лучшем случае, – корпоративно-общинные ценности. Что же касается вызревания в нем неких консолидированных тем или иным жизненным интересом общественно активных групп и слоев – то таковые процессы идут, но … сразу на нескольких настолько расходящихся материально-бытовых и ментально-мировоззренческих направлениях, что их реальное “пересечение” на электоральном поле чревато потерей социальной и межнациональной устойчивости.


Соответственно, население самострахуется от опасности таких “разборок” самым простым и доступным ему способом: самоотстранением от “политики”, оставляя ее “элите”. В превалирующем общественном мнении все, что связано с государственной властью: выборы депутатов, назначения судей, акимов, замена премьеров и министров, … имеет, так сказать, частный характер, — это не столько государственное строительство, сколько реализация меркантильных частных или групповых интересов как ныне властвующих персоналий, так и тех, кто с ними за эту власть борется.


Для массы же простых (они же – нормальные) людей Казахстан – это их место проживания, но никак не их государство. Своим казахстанцы считают многое – свой дом, родную землю, природу, окружающую местность, соседей и друзей, всю страну, — но вот власть готово считать своею явное меньшинство. Соответственно, родное у народа – Отчество, а вот нынешнее Государство – это нечто отчужденное.


Вот вам, пожалуйста, пример ментальной устойчивости государственной власти именно за счет того, что точка ее опоры опущена … “ниже нуля” общественного мнения:


Если бы политические противники возбудили в обществе дискуссии о неких позитивных императивах государственной идеологии, ну, например, следует ли держать курс на объединение с Россией, или национальный суверенитет – высшая ценность, или сколько госязыков должно быть в Казахстане – тогда греха не оберешься. А сейчас, нет проблем, все многонациональное казахстанское общество реально консолидировано с власть предержащими общим пониманием сути этой самой власти. А именно: власть – это коррупция!


В этом смысле массовое подделывание результатов голосования особого общественного возмущения не вызывает: как же коррумпированной власти и сохранять себя, если не через кражу голосов, отданных за их противников?! Адекватное нормальное поведение казахстанцев – это не выход с протестом на площадь, а … отказ ходить на выборы. Нынешний базовый казахстанский электорат – это “бюджетники” и всевозможные рабочие-служащие, чей приход на избирательные участки (вплоть до заполнения бюллетеня) контролируется начальством, и столь же контролируемые сельскими “акимчиками” жители сел-аулов. Число же разуверившихся в возможности перемен через выборы нормальных граждан с каждым новым голосованием растет, что также работает на режим.


Соответственно, персональная альтернатива действующему президенту также рискует оказаться в той же минусовой системе координат: дескать, все лидеры оппозиции вышли из президентской же “команды”, делали то же, что и он, а теперь пытаются отобрать у него власть уже для себя. А от добра, как говорится, добра не ищут. Назарбаев, по крайней мере, привычен, да и насобирал уже все, что мог…


Здесь опять-таки на режим может сработать рассуждение “от минуса”:


Да, Президент Назарбаев построил насквозь коррумпированное государство и полностью приватизированную “иностранными инвесторами” сырьевую экономику, но … — построил все-таки! Не было на карте государства казахов – а теперь есть! Причем в тех кризисных условиях, в которых он начинал это строительство, по-другому, дескать, действовать было нельзя. Теперь же, — дело наживное, надо дать Президенту возможность продолжать постепенные реформы, и тогда, через сколько-то лет, государство Казахстан изживет и коррупцию, и нефтяные дивиденды начнут поступать народу.


Главное, дескать, чтобы те, кто борется за личную власть, не мешали бы Первому Президенту…


В принципе, на такой идеологической базе президентский режим мог бы еще раз переизбрать сам себя, и просуществовать еще сколько-то.


Мог бы, но… большой вопрос – сможет ли.


С одной стороны, казалось бы, все под контролем: и “Казахгейт” можно пережить, и новые перевыборы провести. Для этого есть даже не один, а несколько вариантов: президент может назначить “очередные” выборы на первое воскресение декабря уже наступающего года, а может запросить Конституционный Совет, и тот определит, что “законный” срок – это декабрь-2006. Либо он может провести через нынешний парламент любые поправки и переизбраться уже через него – когда сочтет подходящим. В любом случае, неограниченные финансы, 100-процентный контроль над телевидением и над избирательными комиссиями позволяют казахстанскому режиму гарантированно исключить украинский сценарий.


Казалось бы…


На самом деле для президента Назарбаева ситуация сейчас не менее патовая, чем для его коллег в Украине. Да, он может “организовать” любой вариант продолжения правления, но ни один из них не может сделать легитимным. Во всяком случае, — без согласия на то оппозиции. Более того, любой вариант переизбрания Нурсултана Назарбаева чреват для него “эффектом Януковича”: объявление победителя как раз и запустит механизм обратного действия.


Есть такое понятие: историческое время, и в этом смысле стрелки часов в Тбилиси, Киеве и Алматы идут синхронно.


Давайте оглянемся: со времени образования в недрах самого правящего режима Движения “Демократический выбор Казахстана” три года назад, Нурсултану Назарбаеву не удалась ни одна его политическая инициатива, и не было реализовано ни одно значительное социально-экономическое обещание. Зато все такие акции были попытками двигаться в направлении программных требований ДВК, — попытками половинчатыми и запаздывающими.


Долго перечислять: ПДС – бесславно скончалось, а НКВД – столь же бесславно началось. Выборы в маслихаты и в мажилис власть искренне намеревалась провести самым убедительно победным для себя образом, провела же – просто самоубийственно разоблачительно. Содержание Галымжана Жакиянова в заключении – чем дальше, тем более это укрепляет авторитет лидера ДВК и бьет по авторитету тех, кто его там держит. Демарши Заманбека Нуркадилова – это прямой личный вызов главе государства, от которого тот всенародно уклоняется. “Деполитизированная” отставка Григория Марченко – на самом деле громкий политический акт. Добровольный переход в оппозицию А.Сарсенбаева и Т.Жукеева – очень и очень знаковый показатель. Ну а то, что Алтынбек согласился принять пост министра, успел опубликовать свой законопроект “О СМИ” и опять ушел в отставку в знак протеста против нечестных выборов – вся эта цепочка наилучшим образом характеризует сопредседателя “Ак жола” и наихудшим – собственно власть. Отказ Алихана Байменова от единственного “выделенного” оппозиции мандата – тоже публичная пощечина режиму.


Ну, и, наконец, то, что Нурсултан Назарбаев ничего не смог сказать публично по поводу ухода Жармахана Туякбая из “Отана” и из спикеров и избрания его Председателем Координационного совета демсил, – это суммирующий показатель утраты режимом политической инициативы и перехода в “глухую оборону”.


А политика, — она как жизнь: пока человек двигается, он живет, а стоит ему лечь в постель и кормиться с ложечки – больше не встанет!


Поэтому все дело сейчас в ответственном поведении Объединенной оппозиции:


Страна, на самом деле, созрела для серьезных демократических “развязок”, — все это понимают и ждут. Включая и сами власти, беспокойно ерзающие в бессильном ожидании. “Давить” на режим, разумеется, надо – иначе он ни на что не способен. Но если одновременно мы покажем, что консолидировались в КСДС не против кого-то лично, а – “за”, — за страну, за народ, за устойчивое совместное будущее, и – дадим обществу позитивную программу, включающую проект новой Конституции, социальную ориентацию экономики и реальную демократизацию политической системы, начиная с выборности властей на местах, – возможно, на площадях и сражаться не придется.

Новости партнеров

Загрузка...