Ноам Хомски: «Столкновения цивилизаций не существует»

Ноам Хомски\Noam Chomsky (в США его фамилия произносится «Чомски», мы используем транскрипцию, принятую в русскоязычной периодике), профессор Массачусеттского Технологического Института\Massachusetts Institute of Technology, один из крупнейших лингвистов современности. Прославился, в том числе, благодаря созданию «Иерархии Хомского» — классификации языков официальных общений. Ноам Хомски также приобрел всемирную известность благодаря своим статьям и книгам, посвященным политике. Он называет себя «либертарианским социалистом» и сторонником анархо-социализма.


Вопрос: Как вы оцениваете ситуацию в России?


Хомски: «Конец Советского Союза — это триумф свободы, несмотря ни на что. В СССР существовала чудовищная система. Ленин и Троцкий создали тоталитарную систему и выкорчевали все ростки социализма. Все, что происходило после революции, не имело никакого отношения к социализму, а также не имело ничего общего со свободой и демократией. Так что избавление от этого зла можно назвать величайшим достижением. Однако то, что происходило в бывшем СССР с 1990-х годов — ужасное зверство. Миллионы людей погибли в 1990-е годы — их уничтожили не сталинские концлагеря, а неолиберальная экономика. Никто не знает точных данных, но уровень смертности недалек от результатов чисток Сталина. Экономика страны была разрушена.


Ныне существует возможность создать более свободное и демократическое общество, однако это очень нелегко сделать. Путин старается восстановить могущество России как доминирующей силы в регионе, проявления этой политики мы наблюдаем на Украине. Путин концентрирует власть в руках центра, проводя политику, традиционную для российской истории и не вызывающую восхищения.


Я не думаю, что кто-то в состоянии предсказать будущее России — всегда есть возможность выбора. Люди могут стать организованными и создать то, что необходимо создать в российском обществе. Однако подобные процессы не происходят сами собой». 


Вопрос: Прошло больше десятилетия с момента окончания «холодной войны», однако жители бывшего СССР и США до сих пор имеют менталитет «холодной войны». Ситуацию можно изменить?


Хомски: «Причина частично заключается в том, что менталитет холодной войны, в общем, не имел никакого отношения к самой «холодной войне». Этот менталитет появился еще до начала — в 1917 году. По мнению серьезных историков, таких как Джордж Кеннан (один из известнейших американских дипломатов и политических аналитиков, посол США в Москве, идеолог политики «сдерживания», проводившейся США в отношении СССР — Washington ProFile), до большевистской революции Россия представляла из себя почти государство «третьего мира». Конечно, этого термина во времена Кеннана еще не существовало, однако отношения России с Европой крайне напоминали отношения стран «третьего мира» с имперскими державами. Россия была очень бедным крестьянским обществом, в котором существовали островки богатства и развития, которые, в основном, формировались иностранцами. Безусловно, Россия также имела и высокоразвитую интеллектуальную элиту, самую продвинутую в Европе, однако таким же образом дела обстояли и в Латинской Америке. Подобное простить сложно, будь это Гаити или Россия, поэтому отношения между Западом и Россией и переросли в «холодную войну».


На протяжении истории «холодную войну» использовали как отговорку для защиты «государственных интересов», что приводило к ужасным действиям обоих сторон. Подобное происходило и до большевистской революции. За два года до нее Соединенные Штаты вторглись на Гаити, потому что гаитянский парламент отказался принять Конституцию, написанную США (нечто подобное происходит в Ираке), и превратили Гаити, фактически, в свою плантацию. Через 20 лет морская пехота США покинула Гаити, оставив страну во власти брутальной национальной гвардии. Имело ли это вторжение что-то общее с «холодной войной»? Нет! То же самое происходило, когда США свергали правительства Гватемалы, Ирана, Кубы или Вьетнама. «Холодная война» использовалась лишь как предлог. СССР использовал этот предлог для вторжения в Венгрию, Чехословакию или Афганистан.


Большие державы всегда найдут повод для того, чтобы оправдать свои действия. Однако их политика и мотивация всегда одна и та же, происходи это до, во время или после «холодной войны». Изменяются  обстоятельства — изменяются отговорки и предлоги. Внешнюю политику проводят государственные структуры, которые, как правило, стабильны, особенно в США. Таким образом, политика остается той же самой, меняются только поводы».


Вопрос: Война в Ираке создала прецедент для превентивных войн. Считаете ли Вы превентивную войну легитимным способом борьбы против глобальных угроз?


Хомски: «Этот прецедент не был создан Соединенными Штатами.  Превентивная война является просто эвфемизмом для обозначения агрессии. На Нюрнбергском процессе агрессия в отношении иного государства была названа преступлением. Государство-агрессор всегда объясняет свои действия необходимостью самозащиты. Именно так, например, Адольф Гитлер оправдывал вторжение в Польшу. Тоже самое является правдой и в отношении США. Война в Ираке — открытая агрессия, что является серьезным нарушением международного права и представляет собой тяжкое преступление. Государства постоянно прибегают к подобным оправданиям, однако ныне это сделали США — единственная мировая супердержава, поэтому мы можем сказать, что создан прецедент.


Если другие страны прибегают к агрессии, то мы закрываем глаза на это в случае, если эти страны стоят на «правильной» стороне. Однако если государства-агрессоры находятся на стороне наших врагов, то мы противодействуем им. Например, признаем ли мы легитимными действия Ирана, если он совершит превентивную атаку на Израиль, потому что Израиль располагает ядерным оружием и открыто угрожает Ирану? Нет, не признаем, так как Иран — это государство, политику которого мы не одобряем. Однако если Израиль нападет на Иран, то мы заявим, что это легитимный шаг, необходимая самооборона». 


Вопрос: США используют в политике термин «государства-изгои». Угроза со стороны государств-изгоев действительно велика, или их назвали врагами по иным причинам?


Хомски: Страна-изгой — это государство, которое не выполняет приказов. Прекрасным примером является Куба. Представляет ли Куба сейчас или представляла ли когда-нибудь в прошлом  угрозу для США? Куба стала угрожать США только тогда, когда наша страна придумала «кубинскую угрозу». Президент Кеннеди вел широкомасштабную террористическую войну против Кубы, а Хрущев разместил на Кубе советские ракеты, частично в целях обороны. Это был абсолютно сумасшедший шаг, который мог втянуть мир в глобальную ядерную войну. Однако действия Хрущева и Кастро являлись также попыткой защититься от американской атаки. Кроме этого случая, Куба никогда не представляла угрозы для США. Однако на протяжении 40 лет Соединенные Штаты стараются подавить и уничтожить Кубу.


В министерстве финансов США существует отдел, который отслеживает подозрительные финансовые потоки, являясь центральной структурой в так называемой, «войне против терроризма». Недавно выяснилось, что за попытками преодолеть эмбарго на торговлю с Кубой, незаконно введенное США, следит в пять раз больше сотрудников этого отдела, чем тех, перед которыми поставлена задача отслеживания финансовых операций «Аль-Каеды» и Саддама Хусейна. Это говорит о приоритетах американского правительства.


Однако Америка — свободная страна. Мы имеем допуск к государственным документам и знаем, в чем состоит истинная причина позиции США по отношению к Кубе. Эти документы показывают, что существование режима Кастро — успешный вызов, брошенный политике Соединенных Штатов, которая начинается с Доктрины Монро 1823 года (Доктрина была сформулирована президентом Джеймсом Монро, объявившим, что территории континента  не могут быть объектом колонизации. Ситуация, сложившаяся в Новом Свете, разительно отличается от ситуации в Европе, где власть находится в руках монархий. США будут любыми средствами защищать американские государства от попыток навязать им европейскую форму правления. Фактически, США объявили себя «хозяином» Западного полушария — Washington ProFile). Дело не в русских и не в потенциальной угрозе: кубинцы просто бросают вызов властелину западного полушария. Это невозможно стерпеть и поэтому Кубу назвали «государством — изгоем».


Только одна страна была исключена из списка изгоев — Ирак, в пору Саддама Хусейна. Это было сделано во время нахождения у власти администрации Рональда Рейгана. Белый Дом хотел снабжать Ирак оружием. Поэтому Ирак был удален из списка, а вместо него, чтобы заполнить образовавшийся пробел, была добавлена Куба. Поддерживала ли Куба террористов? Нет, в то время кубинцы сами были мишенью терроризма. Это все просто пропаганда».


Вопрос: Есть модная теория, что мир ныне переживает эпоху «столкновения цивилизаций»?


Хомски: «Существуют группировки, которые стремятся добиться столкновения цивилизаций. Я уверен, что Бен Ладен был бы счастлив, если бы подобное произошло. Стратеги администрации Джорджа Буша также неустанно действуют в этом направлении. На самом деле риторика этих групп практически идентична — добро борется со злом. 


Когда в 1980-е годы американская администрация вела войну против террора, то она действовала отнюдь не против мусульман, а против католиков, против государств Центральной Америки, которые стали слишком независимыми. Католическая церковь в Латинской Америке в то время приобрела значительное влияние. Вместо того чтобы обслуживать интересы богатых, священники и монахи начали помогать крестьянам, пытаясь помочь людям самоорганизоваться, чтобы лучше защитить свои интересы. В результате США начали террористическую атаку против церкви. Их жертвой стал сальвадорский архиепископ Оскар Ромеро. Десятилетие закончилось в 1989 году убийством шести интеллектуалов, членов ордена иезуитов. Их убийство совершил элитный батальон, которым командовали американцы. Этот же батальон виновен в смерти тысяч мирных жителей, в основном, крестьян.


А теперь представьте себе, что в 1989 году в Чехословакии солдаты, обученные и руководимые советскими инструкторами, убили бы Вацлава Гавела и десятки тысяч чехов вместе с ним. Узнали бы мы об этом? Конечно! В результате могла бы даже разразиться ядерная война. Однако поскольку в дела Латинской Америки были вовлечены Соединенные Штаты, все осталось практически незамеченным. Была ли это война с Исламом? Конечно, нет.


1958 год — очень важный. В этом году администрация президента Эйзенхауэра определила три наиболее крупных мировых кризиса — в Индонезии, Северной Африке и на Ближнем Востоке. Во всех этих случаях речь шла о странах, которые были крупными производителями нефти, и, одновременно, мусульманскими, однако в них правили вполне светские режимы. США поддержали Саудовскую Аравию, самую фундаменталистскую исламскую страну, против Египта, который был лидером светских и националистических движений в арабском мире. Было ли это проявлением столкновения цивилизаций? Нет. То же самое происходило в Центральной Америке в 1980-е годы и во множестве других стран, которые были стратегически важны для США и вышли из-под контроля.


В Индонезии эта проблема была решена путем организации настоящей резни, вероятно, одной из крупнейших в современной истории. Военный переворот приветствовали США, а также Великобритания, Австралия, Франция. В результате переворота, организованного генералом Сухарто, было убито более миллиона человек, в основном, безземельных рабочих, была уничтожена единственная политическая партия, существовавшая в стране, и были открыты двери для грабежа Индонезии странами Запада. Во время правления Сухарто в Индонезии постоянно нарушались права человека, расцветала коррупция, а Запад его просто на руках носил. Билл Клинтон превозносил его до небес, Пол Волфовитц (ныне заместитель министра обороны США — Washington ProFile), который обожает говорить о своей любви к демократии, поддерживал Сухарто, потому что тот выполнял свою работу.


Израиль уничтожил Насера и его светский арабский национализм под громкие аплодисменты Запада. В Северной Африке проблема была разрешена после обретения независимости Алжиром. Однако в Алжире осталась французская разведка, которая, вероятно, ответственна за половину всех кошмарных случаев резни, имевших место в течение последнего десятилетия. То есть нет никакого столкновения цивилизаций, а есть только обычная политика могущественных стран, которые преследуют свои интересы».


Вопрос: На протяжении десятилетий ваши взгляды были известны во всем мире. Они повлияли на политику США?


Хомски: «Моей аудиторией является не американское правительство, а общественные движения, которые ныне превратились в довольно значительную силу. Конечно, этот прогресс был достигнут не благодаря мне. Развитие общественных движений на всем протяжении истории влияло на решения, которые принимали люди, стоящие у власти».


10 Декабря 2004 г., Washington ProFile


Новости партнеров

Загрузка...