О слепых поводырях и национальных пророках

С тех пор, как тон в политике стали задавать бухгалтеры и проститутки, ни один полноценный мужчина не опустится до того, чтобы участвовать в этих постыдных торгах…

Смысловой горизонт, заданный сочетанием “национальная идея”, демонстрирует полное непонимание “интеллектуальной элитой” и прочей “творческой интеллигенцией” сути затрагиваемых проблем. Для начала было бы полезно уяснить, что от понятия “нация” и основанной на нем концепции “государства-нации” (Etat-nation) теоретический акцент давно и прочно сместился на понятие типов цивилизаций, и самое главное – не пропустите этот пункт, господа “либералы” местного пошиба – современные западные идеологи постулируют тезис о неизбежной борьбе различных цивилизаций за влияние, остатки природных ресурсов и, в конечном счете, за первенство в формационном прорыве в новую постиндустриальную эру. При этом под фундаментальное сомнение ставится уже сама способность азиатов должным образом воспринять высокие демократические идеалы белого планетарного меньшинства. Старые, как мир, расовые теории сегодня вновь популярны и востребованы элитами западного сообщества при истолковании текущего исторического момента. В этом смысле прилизанный хантингтоновский академизм – только вершина айсберга. Так что вместо того чтобы заученно повторять либеральные мантры, не лучше ли напрячь мозги и серьезно задуматься? Нас считают не совсем полноценными, не вполне людьми даже — в силу многих причин. В первую очередь, в силу самой специфики, сформировавшей наше коллективное бессознательное “тоталитарной” истории, от плодов которой мы, похоже, никогда не избавимся. Имплицитный цивилизационный порядок, обладающий большим потенциалом устойчивости, невозможно демонтировать за одно-два поколения, а времени и ресурсов на долгосрочную гуманитарную осаду у американских служителей Левиафана просто нет. Логика тут незамысловата: разочаровавшись в своей способности просветить наши “дикарские” нравы и изменить их к лучшему (разумеется, в рамках собственных представлений об этом), Запад принялся сеять разброд и хаос, поставив своей стратегической целью не допустить консолидации евразийского хартланда под традиционными флагами и на основе выработанного тысячелетиями цивилизационного единства. Печальный и поучительный опыт Югославии, Афганистана, Ирака, недавняя скоропостижная “победа демократии” в Тбилиси (продемонстрировавшая не столько организаторские таланты новой грузинской элиты, сколько эффективность американских методик работы с властными элитами на постсоветском пространстве), последние события на Украине — все это говорит о том, что атлантистский “поход на Восток” уже начался, и повсюду в СНГ на “бархатной” волне при поддержке заокеанских “друзей” и “спонсоров” к власти пробиваются силы, единственная геополитическая задача которых — дестабилизировать ситуацию, размыть остатки государственности и, самое главное, предотвратить возникновение нового континентального геополитического блока, способного бросить вызов тому, что называется “American destiny” и “American way of life”.


Все это вроде бы очень простые, элементарные вопросы, которые в приличной компании обычно не требуют отдельного обсуждения. Но, тем не менее… У нас на официальном уровне принято говорить о “национальном суверенитете” как о каком-то величайшем благе, как о закономерном итоге “многовековой борьбы за независимость” и т.д., и т.п. Появились и продолжают расти в нездоровом числе версии “чисто национальной истории”, в которых обосновывается “священное право на независимость и государственный суверенитет”. Мы вполне допускаем, что далеко не все, кто принимает участие в этом псевдонаучном фарсе, движимы какими-то меркантильными соображениями – наверное, есть и искренние азимбаи, горящие огнем настоящего патриотизма и стремящиеся снискать лавры “национальных пророков”. Все тенденции и все стоящие за ними ростки смыслов потенциально реализуемы – это единственная демократическая истина, которая имеет право на существование. Но есть и другая, не менее глубокая истина – каждый народ заслуживает своих интеллектуалов. И если эти интеллектуалы настолько слепы, что не видят реального положения дел, если они увлечены, словно малые дети, красивым “национальным” фантомом и растрачивают свою силу и интеллект на обоснование несбыточных химер, то грош цена таким пророкам.


Суверенность, господа, подразумевает прежде всего надежную военную и экономическую защищенность, с этим вы не станете спорить, если у вас не ампутированы мозги. Какой же на самом деле является гипотетическая «военная мощь» страны, совокупное население которой едва ли дотягивает до 15 миллионов человек? Почему не нашелся до сих пор хоть один мужественный военный-профессионал, который был бы достаточно компетентен и терпелив, чтобы втолковать олухам, получившим здесь эксклюзивное право поучать в вопросах политики, в этом ничтожном государстве-осколке, воплощающем ублюдочную пародию на независимость: Господа, в современном мире подлинный суверенитет есть лишь у того, чей потенциал заведомо превышает наши «гордые» 15 миллионов… Даже консолидированная Европа вряд ли вправе именовать себя вполне суверенной, покуда ее политика и экономика тотально зависимы от пристрастной, слишком пристрастной опеки заокеанских «союзников» и «партнеров». А собственная валюта, выполняющая не более чем декоративную функцию (реальные расчеты идут только в пресловутых у.е.), наличие приятного для глаза флага и стильного герба да игрушечная армия — этих условий еще явно недостаточно, чтобы хозяин данного подсобного хозяйства мог назвать себя суверенным правителем. Что касается декларативных заявлений местного уровня, то они суть не более, чем “хорошая мина при плохой игре”, поскольку сейчас речь на полном серьезе идет о поглощении глобальной всемирной структурой всех локальных суверенитетов, вместе взятых. Для тех, кто не безнадежен, это означает, что экономические и политические процессы, происходящие в так называемых “независимых” странах, жестко детерминированы и привязаны тысячами нитей к своей порождающей матрице: глобальному проекту единственной сверхдержавы, строящей однополярный мир.


Таков вкратце актуальный геополитический расклад, и непонимание подобных азов, которое демонстрируют представители местного «экспертного сообщества», просто удручает. Когда какой-нибудь очередной хитро вывернутый «политолог» (с вполне азиатской, надо сказать, физиономией) посвящает свой свежеиспеченный опус проблемам «геополитической многовекторности» (что-то из области половых извращений? — Авт.) или начинает с независимым видом разглагольствовать о мифическом «потенциале суверенного развития», то это уже тянет на клинический диагноз.


И дело здесь, надо полагать, совсем не в наивности либо недалекости профессиональных гадателей на политической гуще. Если политизированному филистеру еще можно простить его врожденный ментальный дефект и, как следствие, — роковую подверженность сомнительным демократическим влияниям (поистине, нет пределов скудоумия иных представителей рода человеческого), то в отношении журналистов, политиков, магистров и докторов политических и прочих наук зарождается вполне объяснимое и обоснованное сомнение: а что, собственно, представляют из себя сии ученые мужи, столь ревностно преследующие очевидно ложные цели, предлагающие нам поверить в разумность существующего мироустройства и с пеной у рта защищающие глубоко чуждые нам ценности рынка, прав человека и прочие «прелести демократии», при одном упоминании которых у сильного индивида со здоровой психической организацией спонтанно возникает рвотный рефлекс, как естественная, между прочим, реакция представителей иного, континентального социокультурного и цивилизационного типа?


Если попробовать разобраться в этом вопросе, можно натолкнуться на интересные вещи, которые могут послужить неплохим исходным материалом для определенных обобщений. Так, Александр Сергеевич Панарин в глубокой книге «Искушение глобализмом» (в одном из редких примеров адекватной политологии) вполне обоснованно обвиняет политический класс постсоветских “независимых” республик в ангажированности и предательстве, в отчуждении от собственной национальной и цивилизационной почвы. Думается, степень этого отчуждения нам еще предстоит увидеть и осознать, когда приближающийся мировой экономический кризис заставит-таки актуальную элиту сыграть в открытую, и тогда много тайного дерьма должно оказаться на виду… Превратить свою страну, свой дом в выгребную яму для Запада — не это ли настоящая задача тех, кто толкает страну по пути либеральных «реформ»? Притча о слепых поводырях здесь парадигматически уместна, пожалуй, с некоторым уточнением: в отличие от новозаветных персонажей наша «элита» обладает изначально прекрасной оптикой, а то состояние добровольного ослепления, в коем она пребывает, есть результат утраты пассионарного, не эгоистического начала. Что ж, как говорится, не они первые, не они последние… “Третье поколение всегда уходит по тому или иному слабому сценарию: оно мельчает и деградирует. Масса сначала подменяет личность, а потом и торжествует над ней”. Если история — и в самом деле “кладбище элит”, то на этом печальном и располагающим к размышлениям месте уже заготовлен скромный участок для тех, кто сегодня претендует на принятие решений в этой стране — увы, давно потеряв всякую связь с родной почвой и собственными корнями. Так что сбылось, сбылось пророчество — «даже избранные соблазнились».


Впрочем, какие же это избранные… С тех пор, как тон в политике стали задавать бухгалтеры и проститутки, ни один полноценный мужчина не опустится до того, чтобы участвовать в этих постыдных торгах. Об этом же с горечью пишет профессор Панарин: «Пока Америке противостояли на мировой арене национальные мыслители, политические лидеры и полководцы, мир казался иррациональным, ускользающим от калькуляции, полным сюрпризов. Но когда указанные персонажи вытесняются товаровладельцами, продающими свой интеллект и находчивость, тогда мир сразу же принимает узнаваемый рыночный облик, становится предсказуемым и подвластным. В таком мире власть измеряется количеством долларов, предназначенных для подкупа. Только в этом мире владельцы наибольшего количества денег автоматически оказываются наделенными наибольшей властью». От себя добавим, что такая власть — это не более чем очередная инкарнация плутократических форм правления, характерных для морских цивилизаций, находящихся под безграничным влиянием “золотого тельца”. Позволим себе напомнить, что в свое время Карфаген погубила именно такая вот вера в деньги как универсальное оружие, открывающее любые двери — нашим не вполне бескорыстным оппозиционерам на заметку. О чиновниках вообще умолчим, поскольку первое, что должна будет сделать уважающая себя власть, которая поставит перед государством действительно серьезные задачи – это выжечь каленым железом прослойку паразитов, воспринимающих свои высокие и не очень должности лишь в качестве лицензии на перманентное воровство.


Интеллектуальная и моральная деградация правящего класса, отталкивающий антропологический и идеологический ландшафт современной политики ни в коем случае не отменяют значение богатейшего философского и идейного наследия, как будто специально завещанного нам для того, чтобы мы, люди “местного типа”, могли выстоять и победить в “войне континентов” против возомнивших себя высшей расой западоидов. Например, если внимательно прочесть Льва Николаевича Гумилева, можно понять, что его учение — это по преимуществу учение о суперэтносе. Только одна цитата (и даже она одна перевешивает все суетные тома заемной либерально-рыночной “мудрости”): “Пассионарность — признак, вызывающий к жизни комбинации этнических субстратов, преображая их в суперэтнические системы. Источник пассионарности — область подсознания, но не индивидуального, а коллективного”. Вот они, драгоценные уложения исконной нашей – монгольской – политологии. От этноса к суперэтносу. От клана к Империи. Индивид – ничто, если он не выполняет свои “тягловые” обязанности по отношению к коллективу, социуму. Ну, а “торгаши – бактерии, пожирающие внутренности этноса”. Только так и никак иначе.


В конечном счете, весь разговор сводится к спору именно о ценностях, а не о фактах, что бы ни утверждал г-н фон Хайек и прочие “специалисты” по рыночной экономике. Правильная постановка вопросов должна сегодня отличать настоящую элиту от тех, кто за свои тридцать сребреников готов плясать под заморскую дудку. Коль скоро “прогресс”, “демократия”, “права человека” и т.д. оказались такой ненадежной, ускользающей от большинства ценностью, то не надежнее ли обратиться к своим корням, которые были несправедливо забыты и развенчаны под влиянием западнического подстрекательства? Священное значение родной земли, запечатленное в феномене цивилизации на уровне суперсистемы, предопределяет и выбор пути, по которому движется личность, заинтересованная в том, чтобы найти ответы на “последние” вопросы своего социального бытия. Эпоха перемен еще не закончилась, самая главная битва — впереди. И победит в ней тот, у кого хватит мужества отбросить идиотскую “демократическую” риторику и экономическую идеологию, навязанную внешним и внутренним врагом. Кто же будет ему противостоять? “Великие принципы”? “Общечеловеческие вершины”? Может, “все прогрессивное человечество”? Не тешьте себя иллюзиями, — то будет просто горстка бессильных отщепенцев, брошенных американскими «друзьями» и покровителями на справедливую и жестокую месть со стороны терпеливого и — до поры, господа, только до поры — бездеятельного большинства.

Новости партнеров

Загрузка...