Сколько нефти надо добывать Казахстану?

Источник: "Алма-Ата ИНФО"

«Глава государства распорядился доработать проект концепции формирования и использования активов Нацфонда», – сообщила пресс-служба президента.


Главное, подчеркнул президент, «нужно ясно определиться с инвестиционной стратегией Нацфонда и отразить конкретную политику управления его активами». А также «следует тщательно проработать вопросы недопущения истощения Нацфонда с тем, чтобы максимально сохранять накопленный объем сбережений и наращивать его».


«Национальный фонд создан, с одной стороны, для равномерного потребления нынешним и будущими поколениями доходов от невозобновляемых ресурсов страны, с другой — для конвертации этих доходов в финансовые активы, которые будут приносить в перспективе стабильный доход», — это ключевая установка.


Из всего этого следует, что нефтяные запасы национальных недр рассматриваются как нечто неисчерпаемое в течение многих следующих десятилетий. Причем на такие представления накладывается, похоже, и твердая уверенность, что человечество будет добывать и потреблять нефть так долго, что с точки зрения нынешней перспективы развития экономики Казахстана это определяется словом “всегда”.


Например, вскоре после выборов в мажилис президент “обнадежил” общественность тем, что “через 30 лет мы сможем вернуть себе всю нефтедобычу!”. Очевидно, для такого публичного заявления надо нисколько не сомневаться в том, что и через тридцать лет Казахстан будет добывать нефти так много, и еще так долго, что национальная экономика будет по-прежнему базироваться и процветать именно на этом ресурсе.


Между тем, современная глобальная экономика и такая же геополитика, выстроенные именно на интенсивном нефтепотреблении, есть всего лишь кратковременный эпизод в истории цивилизации. В самом деле: заметную роль в мировой экономике нефть начала играть менее чем сто лет назад, и за это время из недр успели выкачать примерно половину ее промышленных запасов.


Оставшихся доказанных запасов нефти в мире (1147,7 миллиарда баррелей) хватит на 41 год – так утверждается в обзоре BP Statistical Review of World Energy за 2003 год. Наибольшими извлекаемыми ресурсами, по данным ВР, располагает Саудовская Аравия — 262,7 миллиарда баррелей, что составляет 22,9% мировых запасов (при нынешних темпах добычи ее запасов хватит на 73 года). Далее идет Иран — 130,7 миллиарда баррелей, 11,4% мировых запасов (на 93 года), третье место у Ирака — 115 миллиардов баррелей, 10%. За ними следуют ОАЭ — 97,8 миллиарда баррелей, 8,5%; Кувейт — 96,5 миллиарда, 8,4%; Венесуэла — 78 миллиардов баррелей, 6,8% мировых запасов (на 72 года); Россия — 69,1 миллиарда, 6% мировых запасов (на 22 года); и США — 30,7 миллиарда баррелей, 2,7% (на 11 лет).


И хотя другие исследовательские центры приводят несколько иные данные (например, Ливия также включается в этот список) качественные оценки совпадают.


Что же касается стран СНГ, то запасы Казахстана оценены в девять миллиардов баррелей, 0,8% мировых запасов (на 22 года); Туркменистана — 0,5 миллиарда баррелей (на 7 лет); Узбекистана — 0,6 миллиарда баррелей, 0,1% мировых запасов (на 10 лет); Азербайджана — семь миллиардов баррелей, 0,6% мировых запасов (на 61 год).


Всего же, даже с учетом открытия новых месторождений, “нефтяной” период может продлиться еще, максимум, 50 лет, из которых следующие 10-15 лет мировое потребление нефти будет, по всей видимости, расти, затем добыча стабилизируется, а в 30-40-х годах нынешнего столетия человечество начнет интенсивный поиск и переход к альтернативным источникам энергии (фактически эта работа уже начата), что займет еще 10-15 лет. После чего оставшиеся в недрах запасы нефти утратят свое стратегическое значение.


Таким образом, максимальный временной интервал, в течение которого любое нефтедобывающее государство имеет возможность получать экономическую отдачу от своих нефтяных запасов, относительно невелик – не более продолжительности жизни подрастающего ныне поколения. Что же касается Казахстана, то у нас нет и этого времени, поскольку реальные извлекаемые запасы, судя по всему, достаточно скромны и не соответствуют эйфористическим оценкам властей. (К тому же, по разным данным, от 73 до 84 процентов нефтяных ресурсов Казахстана уже находятся в иностранной собственности.)


Так, еще год назад власти Казахстана говорили о запасах в 2,5 млрд. тонн (15,7 млрд. баррелей) нефти, и только весной 2004 года декларировали объем в 4 млрд. тонн. В основном, благодаря шельфовому месторождению Кашаган, которое по своим масштабам считается четвертым или пятым в мире (предполагается, что его полные запасы оцениваются в 45 млрд. баррелей, а извлекаемые – 8-13 млрд.)


Между тем, авторитетные исследовательские организации (как и международные нефтедобывающие компании, работающие в Казахстане) не подтверждают этих данных, оставаясь на оценках от 0,85 до, максимум, 1,5 млрд. тонн. При этом указывается, что нефть Ближнего Востока лежит близко к поверхности, хорошего качества, и ее извлечение достигает 90%. Казахстанская же нефть залегает на глубинах 4-5 км, и к тому же содержит большое количество парафина. Вся мировая практика говорит, что при таких условиях можно выбрать 10-12%, не более (оптимистические оценки самой казахстанской стороны не превышают 33 процентов извлечения).


Однако власти Казахстана уже озвучили амбициозные планы: к 2015 году добывать до 170 млн. тонн, то есть больше чем по 2,9 млн. баррелей в сутки, — это нереально много! При уже достигнутом уровне добычи более 50 млн. тонн и реальных извлекаемых запасах всего в 850 млн. тонн, до ежегодной добычи в 170 млн. тонн дело может просто не дойти – весь нефтяной потенциал Казахстана будет “вычерпан” еще до 2015 года! Но если даже принять за реальность самые оптимистические оценки казахстанских властей, добыча по 170 млн. тонн гарантированно исчерпает все запасы недр буквально за пять-шесть лет…


Кстати: единственная остающаяся под национальным контролем нефтяная компания “Казмунайгаз” работает на истощающихся месторождениях, и (по оценкам ее же специалистов) при нынешних относительно невысоких уровнях добычи (7,9 млн. тонн в 2003 году или 15,4% от общего объема добычи) имеет запас всего на 10-15 лет.


Между тем, близкий нам пример России уже сейчас иллюстрирует, чем грозит наращивание нефтедобычи, несоразмерное реальным запасам: Саудовская Аравия, располагающая почти 23% мировых запасов, все последние годы стабильно поставляет на мировой рынок порядка 8,1 млн. баррелей в сутки. Россия же, имея всего 6%, еще три года назад поставляла 4,6 млн., в 2002 году экспортировала уже 7 млн. (около 400 млн. тонн в год), а сейчас показатель ежесуточной добычи превысил отметку 1992 года – 8 млн. баррелей (460 млн. тонн), что вывело ее на первое место в мире. Между тем, собственная потребность тех же саудитов в добываемой нефти незначительна, тогда как в России на внутреннюю переработку требуется порядка 200 млн. тонн нефти. Результат: добыча нефти в России пошла на спад, и среди разных причин этого (включая политические) основная все же в том, что “легкая нефть” в России закончилась, остались только трудно (дорого) извлекаемые запасы. Специалисты прогнозируют, что к 2010 году нефтедобыча в России может упасть до 360 млн. тонн.


Сходная перспектива реальна и для Казахстана.


Стоит сказать и о том, что безоглядный экспорт сырой нефти за границу блокирует развитие в Казахстане даже собственной нефтепереработки и нефтехимии:


При том, что рост мировых цен на нефть привел к фактическому удвоению внутренних цен на ГСМ в Казахстане (с соответствующей ценовой мультипликацией по другим товарным группам и услугам), нефтепереработка в стране остается в стагнации. Если на Западе из тонны нефти производится 430 литров моторного топлива, то у нас – едва 150. Причем мощности трех казахстанских ПНЗ, позволяющие перерабатывать (хотя и с низкой глубиной) до 18,5 млн. тонн нефти, и способные закрывать всю внутреннюю потребность в топливе, используются всего на 40%. И при этом до 40% внутренней потребности (например, в центральных и северных областях) покрывается импортом ГСМ.


Так, в 2000 году из добытых 35,3 млн. тонн жидких углеводородов было переработано только 6,24 млн., тогда как потребность республики в автобензине составляла 4,7 млн. тонн, а в дизтопливе – 9,54 млн. В 2003 году из добытых 51,3 млн. тонн переработано только 8,77 млн.


Тем более “не доходят руки” до смежных отраслей. Например, удельный вес топливной составляющей в себестоимости азотных удобрений имеет величину 63%, соды – 39%, но заводы, некогда производящие в Казахстане эту продукцию – стоят. С другой стороны, недавно построенные заводы по производству пластиковых труб работают на… привозном сырье.


Отсюда вывод: может быть, пора думать не о том, как дальше “накачивать” неработающей валютой Национальный фонд, а о том, как скорее и эффективнее использовать его для преодоления сырьевой отсталости. Пока нефти в земле еще много…


***


Курсивом выделены ссылки на материалы “Интерфакс-Казахстан”. Кроме того, использованы данные из публикаций газеты “Республика”.


«Алма-Ата ИНФО», 24.12.04.

Новости партнеров

Загрузка...