Черный рынок валюты – основа экономики Туркменистана

Вопреки декларируемому экономическому росту теневой оборот валюты продолжает процветать, но это – только на руку правящему режиму.


Наличие черного рынка валюты бросает тень на утверждения руководства Туркменистана о беспрецедентном росте экономики, свидетельствуя об ошибочности проводимого правительством экономического курса.


Свободная конвертация иностранной валюты в Туркменистане запрещена, и неизбежным следствием жесткого валютного контроля является наличие теневого оборота долларов, от которого не остается в стороне и само правительство.


Стоимость доллара на черном рынке в четыре раза превышает официальный курс и колеблется от 22,000 до 25,000 манатов. Но по официальному курсу можно только продать валюту государству, а купить ее по той же стоимости невозможно.


Ни один гражданин — даже бизнесмен среднего уровня — не имеет возможности легально приобрести валюту. Такая возможность имеется только на черном рынке.


Население не доверяет национальной денежной единице, предпочитая хранить свои сбережения в долларах или другой конвертируемой валюте. Мелкие предприниматели, ввозящие товар из-за границы, лишены возможности приобретать валюту у себя в стране.


Существует лишь ограниченный контингент лиц и организаций, которым при определенных условиях разрешено покупать иностранную валюту. Но жесткий валютный контроль лишь усугубляет экономические трудности Туркменистана, душит частный сектор экономики.


Официальный курс маната остается стабильным с апреля 1998 года. Между тем, свободная конвертация валюты запрещена с 1 декабря 1998 года. В соответствии с временным положением Центробанка, на тот момент она была разрешена лишь нуждающимся в лечении за пределами Туркменистана, студентам, обучающимся в иностранных учебных заведениях (в строго ограниченных количествах), и служащим госучреждений, выезжающим в зарубежные командировки.


Конвертация безналичной валюты производится для юридических лиц — резидентов Туркменистана независимо от форм собственности лишь в случае погашения государственных и иных зарубежных кредитов, репатриации иностранных инвестиций, закупки медикаментов, сырья и другой технической продукции.


На сегодняшний день конвертировать валюту можно только по согласованию с президентом Сапармуратом Ниязовым.


Работник Центробанка оправдывает ситуацию на валютном рынке: “Это не запрет, а просто более жесткие правила обмена иностранной валюты, направленные на стабилизацию экономической ситуации в республике, поддержание политики увеличения государственных расходов и неизменного курса национальной валюты по отношению к доллару”. А в результате – доллар “уходит в тень”.


“У нас отсутствуют обменники. В банках можно только продать доллары по государственному курсу 5,200 манатов за доллар, но на черном рынке я могу продать тот же доллар в четыре раза дороже, – говорит частный импортер Махтум. — Это удобно, когда я продаю валюту, но когда покупаю — это сильно бьет по моему карману, а также по карману моих покупателей. Я ввожу свои товары из России и Казахстана и вынужден устанавливать цены согласно тому курсу, по которому приобретаю валюту, следовательно, мой товар будет стоить в четыре раза дороже”.


То, что население скупает доллары и считает их твердым гарантом сохранности своих средств, а туркменский манат относится к “виртуальным” деньгам, никого не удивляет в сегодняшнем Туркменистане. На любом базаре и в магазине можно без проблем рассчитаться как манатами, так и долларами.


Даже президент, являющийся гарантом ценностей и символом страны, на праздничных выступлениях в свою честь в знак поощрения вручает музыкантам и танцорам доллары, тем самым фактически признавая несостоятельность собственной валюты и наглядно демонстрируя свое предпочтение американским деньгам. Тогда как его портрет изображен на каждой туркменской купюре.


Хотя черный рынок действует вопреки и в нарушение государственной политики тотального контроля, государство считается с ним и даже иногда вмешивается в целях “корректировки” теневого курса валюты. Есть даже мнение, что государство само наживается за счет спекуляций на черном рынке.


Ежедневно Центробанк выбрасывает на черный валютный рынок от 50 до 75 тысяч долларов США по курсу, который диктует этот рынок, тем самым преследуя две цели — получить с населения манаты по курсу, почти в пять раз превышающему декларируемый официальный курс, и удержать стремительный рост курса доллара по отношению к национальной валюте.


Полученную таким образом от населения манатную массу по завышенным ставкам пускают на оплату задолженности государства перед тем же населением, например, — на выплату зарплат и пенсий.


Руководитель одного из отделов министерства экономики и финансов Туркменистана на условиях анонимности признал: “Правительству выгодно иметь “черный” курс. Таким образом оно может наживаться на обороте государственных средств”.


Валюту, продаваемую Центробанком, скупают менялы, которые затем перепродают ее по более высокому курсу.


Продавец с базара поясняет: “Работники Центробанка привозят валюту в крупные торговые точки, работающие с “черной” валютой, и продают ее только менялам. Простой человек или мелкий торговец не может свободно купить доллары у этих распространителей. Вот я стояла почти два часа, чтобы купить доллары хоть немного дешевле, но мне отказали. В итоге все равно пришлось покупать у менял. Они купили валюту по 24,000 манатов, а продали мне по 25,000 манатов за доллар. Вот так и наживаются”.


Кроме того, валютными “вбрасываниями” государство удерживает теневой курс маната от чересчур стремительного падения, что привело бы к нарастанию разрыва между официальным и “черным” курсом. Валютные интервенции Центробанка санкционируются на официальном уровне.


В июле этого года Туркменбаши лично “вступился” за манат, когда курс национальной валюты резко снизился до 24,500 за доллар. “Кто виноват? – набросился он на своих министров. – Кто пытается обесценить манат?”. Президент велел Минфину и Центробанку вернуть манат на “прежнее место”. Как сообщается на интернет-сайте “News Central Asia”, уже на следующий день курс маната вновь повысился почти до 23 тысяч за доллар.


Парадоксально, но государственное регулирование черного рынка, самим своим существованием дискредитирующего проводимую государством политику, спасает эту самую политику от полного провала.


По официальным данным, экономика страны сохраняет высокие темпы роста. Год от года растет ВВП. С января по октябрь текущего года рост составил 21,4%.


Международные эксперты знают, что к этим цифрам следует относиться с большой долей недоверия, и что экономика Туркменистана давно и прочно “сидит” на экспортной газовой “игле”.


Туркменская казна пуста, хотя Туркменистан получает немалые доходы от экспорта газа, нефти и хлопка. Это не покажется странным, если вспомнить о некоторых особенностях туркменской экономики. Например, о “социальной нагрузке” на бюджет, благодаря чему население страны имеет возможность в неограниченном количестве потреблять бесплатные для него газ, электричество, воду и даже соль. Можно также вспомнить о раздутом госаппарате, возведении пышных дворцов, всяческих “стройках века” и нерациональном расходовании бюджетных средств.


Экономические показатели рассчитываются по заниженному официальному валютному курсу, что отнюдь не способствует прозрачности. Согласно этим данным, за прошлый год доход на душу населения составил 2,4 тысячи долларов, что очень даже прилично на фоне большинства стран СНГ. Но, учитывая, что реальная стоимость доллара на черном рынке в 4-5 раз выше официальной, реальный доход на человека составил 500 — 600 долларов в год, отбрасывая Туркменистан по экономическим показателям в число беднейших стран мира.


Пенсионерка Мария Ивановна говорит: “Получается, что по официальному курсу пенсия у меня — целых 270 долларов, и это при отсутствии платы за коммунальные услуги, а на деле — еле-еле наберется 60 долларов. А цены на рынке кусаются”.


Наживаются на разнице в курсе власть имущие и приближенные к ним, которые имеют возможность снова и снова покупать на имеющиеся у них манаты американские доллары по официальному курсу, а затем перепродавать их на черном рынке, тем самым мгновенно увеличивая свое состояние в четыре с лишним раза.


По мнению нашего источника в Минфине, “наличие чёрного валютного рынка является одной из причин распространения коррупции, инфляции и крупномасштабного воровства в Туркменистане”.


Единственной возможностью избежать в скором будущем полного финансового краха, по его мнению, является полная конвертируемость национальной валюты.


“Необходимо срочно принимать меры, чтобы остановить развитие финансового кризиса, — сказал он. — Наиболее оптимальный способ выхода из финансовых кризисов, проявляющихся в виде резкого обесценивания национальной валюты в результате потери доверия к ней со стороны населения и предприятий, заключается в осуществлении Центробанком масштабной валютной интервенции. Свободная конвертация маната в иностранные валюты по единому курсу будет способствовать притоку инвестиций в страну”.


Но на подобную “интервенцию” у государства просто нет средств, да ничто и не указывает на его готовность к подобным радикальным мерам.

Новости партнеров

Загрузка...