Апелляционная жалоба

На приговор по “делу Нуркадилова”

В судебную коллегию
по уголовным делам
Алматинского городского суда
г. Алматы, ул. Казыбек-би, № 66

от защитника интересов обвиняемого
по ст. 318ч.1УКРК

Нуркадилова 3. К.

адвоката АГКА Тулеева М. К.
г. Алматы, ул. Наурызбай батыра № 49/61

Апелляционная жалоба
(на приговор Медеуского районного суда по делу №1-165/05 от 08.06.05)

г.Алматы 14.06.2005г.

Приговором судьи Медеуского района г. Алматы Тотыбай-теги от 08.06.2005г. Нуркадилов Заманбек Калабаевич 15.01.1944 года рождения, уроженец села Кетмень Уйгурского района Алматинской области, ранее не судимый,

— признан виновным и осужден по ст. 318 ч.1 УК РК и подвергнут наказанию в виде штрафа в размере 500 (пятьсот) месячных расчетных показателей в сумме 485 тысяч 500 тенге.

Из обвинительного приговора суда видно, что Нуркадилов 3. К. в 15.00 часов 19.07.2004г., выступая на пресс-конференции перед представителями средств массовой информации в здании “Национального пресс-клуба”, расположенного по адресу г.Алматы, ул.Фурманова, №122, не располагая достоверными и достаточными данными, посягая на честь и достоинство Президента Республики Казахстан, публично обвинил Президента Республики Казахстан Назарбаева Н.А. в том, что он наряду с другими представителями власти “практически убили” журналиста интернет-газеты “Навигатор” Шарипжанова А., что не соответствует действительности, поскольку Шарипжанов А.Т. попал в дорожно-транспортное происшествие по вине водителя Калжанова К. 16.07.2004 г.

Несмотря на предвзято-тенденциозное отношение суда, принявшего итоговое решение о признании виновным Нуркадилова 3.К. в инкриминированном деянии, он не признал свою вину по ст.318 как по ч.2-й, так и по ч.1-й, указанной статьи УК РК.

Посредством высказывания речей о том, что демократичного и остро пишущего журналиста Асхата Шарипжанова “практически убили”, 3.Нуркадилов не имел в виду, что Президент РК причастен к организации убийства последнего, это была лишь форма требования и обращения к главе государства о необходимости создания компетентной комиссии для более полного и объективного расследования обстоятельств трагической гибели А.Шарипжанова, чего до сих пор не произошло.

Нуркадилов 3.К. защищал интересы гражданина, журналиста и высказался эмоционально, т. к. в тот момент А.Шарипжанов, после операции на голову, находился в предсмертном состоянии в больнице, хотя со дня трагического происшествия прошло целых три дня.

Свидетельством должностного бездействия следственных органов по факту получения А.Шарипжановым тяжелейшей травмы головы несовместимой с жизнью, является вынужденное возбуждение уголовного дела №0475020600149 от 18.07.2004 г. по ч.1 ст. 296 УК РК, с последующей переквалификацией на ч. 2 ст. 296 УК РК 20.07.04 г. уже после наступления смерти А.Шарипжанова, от полученных тяжелых травм головы.

Соответственно во время проводимой в 15.00 ч. 19.07.04 г. пресс-конференции 3.Нуркадилов не знал и не мог знать о том, что А.Шарипжанов скончается от полученных травм головы на утро следующего дня, т. е. 20.07.04 г. и слова о том, что последнего “практически убили” означали, что А.Шарипжанов находится между жизнью и смертью, т. е. в тяжелейшем состоянии кризиса.

По мнению 3.Нуркадилова было сказано, что если даже А.Шарипжанову удастся выжить, то он уже не сможет быть полноценным человеком и журналистом.

При отсутствии в деяниях 3.Нуркадилова обязательного субъективного признака состава преступления, инкриминированного ему в вину — умышленной формы вины в виде прямого умысла, суд первой инстанции допустил судебную ошибку — объективно вменив ему то, чего он не совершал, чем подтверждается односторонность судебного следствия.

В своем заведомо незаконном и необоснованном обвинительном приговоре, суд первой инстанции указал, что показания подсудимого Нуркадилова 3. К. следует оценивать критически и считать их формой выбранной защиты, поскольку его вина в совершении преступления полностью подтверждается собранными по делу доказательствами.

Суд первой инстанции, применяя стандартные “дежурные” слова о виновности Нуркадилова 3. К., не придал должного значения подобной ссылке, несмотря на то, что собранные на стадии досудебного разбирательства доказательства — в виде фактических данных являются не допустимыми в силу ст. 116 УПК РК, т. к. они были добыты с существенным нарушением норм УПК РК.

Ссылка суда, на показания свидетеля С.Мухтарбекова не только не обвиняет Нуркадилова 3.К., а наоборот его реабилитирует применительно к распространению в номере № 26 от 22.07.04 г. газеты “Казахстан” публикации статьи “Мен Асхаттын алдында карыздармын”, автором которой 3.Нуркадилов не являлся и не является.

Соответственно в связи с этим и тем, что главный редактор газеты “Казахстан” С.Мухтарбеков 30.05.05 в отдельных СМИ РК опубликовал официальное опровержение статье газетной публикации в № 26 от 22.07.04, добросовестное заблуждение гражданина Кожаназар С. о мнимом посягательстве Нуркадилова 3.К. на честь и достоинство Президента РК посредствам публикации редакционного материала газеты “Казахстан” и показания последнего в суде никак не могут быть положены в основу обвинения Нуркадилова 3.К., и в тексте приговора они приведены излишне, только загромождая его содержание.

Также несостоятельна мотивировка суда о виновности Нуркадилова 3.К. со ссылкой на показания свидетеля Жундибаева Б.Б., который путем предположения, не имея возможности объяснить, почему он слова “практически убили”, перевел как умышленное убийство А.Шарипжанова, совершенного якобы Президентом РК Н.Назарбаевым.

Кроме того, у Жундибаева Б. отсутствовало вещественное доказательство — аудиозапись пресс-конференции 3.Нуркадилова от 19.07.04. В связи с этим обвинение 3.Нуркадилова, основанное на предположении возможной виновности, согласно принципа презумпции невиновности п. 3 ст. 19 УПК РК, как неустранимые сомнения должны толковаться в пользу Нуркадилова З.К., чего не было сделано судом на начальной стадии процесса. Этим подтверждается несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельством дела.

Показания свидетеля Шестакова М. оператора ТРК “31 канал” не имеют юридической силы, так как он согласно требованиям Закона РК “О СМИ” №451-1 от 23.07.1999г. не имея статуса представителя СМИ, в качестве оператора, осуществлял только техническую фиксацию события, без сопровождения кого-либо из журналистов или редактора ТРК “31 канал”. Кроме того, Шестакову не известны обстоятельства мнимого изъятия видеокассеты, на которую он снимал пресс-конференцию. На вопрос защиты, имелись ли на этой кассете какие-либо отличительные признаки, надписи и тому подобное, по которым можно было бы утверждать о ее принадлежности и изготовлении самим Шестаковым, последний вразумительно ответить не смог.

Вместе с тем доказано, что на представленной ДКНБ по г. Алматы видеокассете с записью пресс-конференции имеется наклейка с рукописным текстом “выступление Нуркадилова 3.К. на пресс-конференции 19.07.2004г.”

У защиты есть все основания утверждать о том, что мнимое изъятие видеокассеты из архива ТРК “31 канал” через полгода после пресс-конференции, является незаконным способом легализации, доказательства как относимое и допустимое, несмотря на то, что оно добыто незаконным путем, посредством оперативной съемки ДКНБ по г. Алматы.

Согласно п.5 и 6 ст. 116 УПК РК видеозапись должна была быть признана недопустимой для использования в качестве доказательства, однако суд проигнорировал такое наше ходатайство, как и о назначении и проведении комплексной технической экспертизы подтверждения, либо опровержения показаний Шестакова, какой именно видеокамерой была произведена запись пресс-конференции, т. е. марки “Panasonic” оператора Шестакова или нет, а также почерковедческую экспертизу надписи на видеокассете по установлению авторства оператора Шестакова. Отказ суда в проведении экспертиз, когда они по закону предусмотрены — как обязательные подпадают под действие ст. 413 ч. 2 п. 1 УПКРК.

Судом первой инстанции искажены показания следователя СУ ДКНБ г.Алматы Жумажанова Ж., который в суде не смог мотивированно объяснить, на основе каких данных он сделал вывод о наличии у Нуркадилова 3. прямого умысла и цели направленного на посягательство на честь и достоинство Президента РК Назарбаева Н. как обязательного признака субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 318 УК РК.

Следователь Жумажанов Ж., вопреки требованиям ст.ст.50, 265-268 УПК РК, незаконно приостановил производство по делу до 23.02.2005 г., несмотря на то, что двухмесячный срок следствия истек еще 20.02.05 г., а затем незаконно возобновил производство по делу. Соответственно все фактические данные, полученные после 20.02.2005 г. в силу ст. 116 ч.1 п. 5 и ч.5 УПК РК, должны были быть исключены как доказательства по делу, чего не было сделано судом.

Более того, такие фактические данные должны были быть использованы судом как прямое доказательство факта соответствующих нарушений и виновности следователя Жумажанова Ж., однако имело место должностное бездействие суда.

Также следователь Жумажанов не смог ответить на вопрос адвоката, исходя из каких соображений он в своем постановлении о предъявлении Нуркадилову 3. обвинения по ст. 318 ч. 2 УК РК от 16.02.05 г. указал на то, что якобы Нуркадилов назвал Президента Республики Казахстан Назарбаева лицом, совершившим умышленное убийство журналиста А.Шарипжанова, скончавшегося 20.07.04 г. в результате ДТП.

Сама формулировка такого обвинения противоречит логике, т. к. все транспортные преступления, предусмотренные в статьях главы 12 УК РК — отнесены законом к преступлениям, совершенным при наличии неосторожной формы вины как то преступная небрежность, либо самонадеянность.

Соответственно признак умышленного убийства А.Шарипжанова в данном случае исключается, если только автотранспортное средство не было под управлением самого Президента РК Назарбаева Н. и не было использовано как орудие совершения преступления.

Осознавая отсутствие неопровержимых доказательств виновности Нуркадилова 3.К., суд первой инстанции отдавал предпочтение одним доказательствам, хоть и косвенного значения, отверг другие, т. е. данные в пользу обвиняемого.

Так в частности в приговоре отсутствует ссылка на показание свидетеля Миненкова В. старшего оперуполномоченного ДКНБ г. Алматы, который в нарушение норм ст. ст. 191 и 192 ч.1 УПК РК, обладая статусом дознавателя, назначил и провел по делу комплексную филолого-психологическую экспертизу, в то время, когда это процессуальное действие на стадии доследственной проверки, компетентен был провести только следователь КНБ РК.

Кроме того, дознаватель Миненков В., не владея государственным языком, провел экспертизу статьи в газете “Казахстан” № 26 от 22.07.04 г. сам, не понимая, о чем в ней идет речь.

В связи с изложенным, все фактические данные, в том числе и заключение экспертизы № 9896 от 25.11.04 г., не имеют юридической силы и не могут служить доказательством по делу в соответствии с п. 3 и 5 г. 1 ст. 116 УПК РК.

Наряду с этим суд привел в качестве доказательств показания, данные свидетелями: Матаевым С., Гордеевой М.К, Лим В., Омербековым Ж. и Калжановым, которые в суд не явились, в связи с чем их показания были оглашены судом и интерпретированы в пользу обвинения, что является грубейшим нарушением уголовного процесса, т.е. принципа непосредственности.

Суд первой инстанции указывал на юридическую ошибку органа уголовного преследования, не правильно квалифицировавшего действия Нуркадилова 3.К. по ч.2 ст. 318 УК РК, пришел к выводу о необходимости их переквалификации на ч.1 ст.318 УК РК, в то время, когда суд обязан был оправдать Нуркадилова 3.К. в связи с отсутствием в его действиях состава уголовно-наказуемого деяния. В нарушении нормы ст.23 п.5 УПК РК суд, присвоив себе функции экспертного органа, анализируя слова Нуркадилова, высказанные им на пресс-конференции о том, что Шарипжанова А. “практически убили”, указал, что они были высказаны в утвердительной форме, что расценивается нами как факт превышения судом своих полномочий.

Суд, анализируя факт опровержения редакции газеты “Казахстан” своей публикации в №26 от 22.07.04г. под названием “Мен Асхаттын алдында карыздармын” от 30.05.05г. и констатируя факт ее нераспространения в СМИ кем-либо из участников пресс-конференции Нуркадилова 3. К. от 19.07.04, не исключил из перечня доказательств как саму статью газетной публикации и видеозаписи, вместе с незаконными заключениями судебных экспертиз №9896 от 25.11.04 и 376 от 07.01.05, вместе с тем сделал вывод об отсутствии в действиях Нуркадилова 3.К. состава преступления, предусмотренного ст.318 ч.2 УК РК. При явном отсутствии вины Нуркадилова 3.К. в инкриминируемом ему деянии, суд применил принцип объективного вменения по факту проведения им пресс-конференции как публичного мероприятия, наряду с этим суд, вопреки содержанию диспозиции ч.1 ст.318 УК РК, не указал на такую объективную форму посягательства как “иное” и не обосновал наличие, либо отсутствие другого обязательного признака субъективной стороны состава преступления, каким должен быть прямой умысел и цель достижения преступного намерения.

Суд при постановке обвинительного приговора по делу, игнорировал нормативное постановление Верховного суда РК №19 от 15.08.2002г. “О судебном приговоре”.

В пункте №18, в котором говорится, что, приводя доказательства в мотивировочной части приговора, суд не должен ограничиваться лишь перечислением и приведением их содержания, суд обязан сделать их всесторонний анализ, дать оценку всем доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого как подтверждающим выводы суда, так и противоречащим этим выводам.

При оценке доказательств судом, следует руководствоваться положениями, закрепленными в подпункте №9 пункте 3 ст.77 Конституции, статьях 116 и 128 УПК РК и иметь в виду, что доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы, а потому они не могут быть положены в основу обвинительного приговора, а также использованы при доказывании любого обстоятельства, указанного в ст. 117 УПК РК.

Несмотря на вышеуказанные обстоятельства, суд первой инстанции не придал должного значения и оценке фактическим данным, содержащимся в материалах уголовного дела, добытых с нарушением норм УПК РК и не признал их не допустимыми и не имеющими юридической силы и не исключил их из перечня доказательств, а наоборот, положил их в основу обвинительного приговора.

На основании вышеизложенного, руководитель ст.ст.396-399, 407, 412-416 и 418 УПК РК.

Прошу:

Приговор Медеуского районного суда города Алматы от 08.06.05г. в отношении Нуркадилова 3.К. о признании его виновным по ст.318 ч.1 УК РК, по причине односторонности и неполноты судебного следствия, несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельством дела и в связи с существенными нарушениями норм УПК РК как на стадии предварительного, так и судебного следствия — отменить.

В соответствии со ст. 37 ч.1 п.2 УПК РК, в связи с отсутствием в деяниях Нуркадилова 3. К. состава преступления, предусмотренного в ч.1 ст.318 УК РК, уголовное дело производством — прекратить.

Приложение: копия приговора от 08.06.05г.

копия апелляционной жалобы,

ордер адвоката № 0000003176 от 14.06.2005г.

Ходатайство от 14.05.2005г.

Адвокат АГКА М.Тулеев

С Апелляционной жалобой согласен, поддерживаю ее в полном объеме

З.К.Нуркадилов

Новости партнеров

Загрузка...