Булат Абилов отвечает… Часть 3

Окончание. См. также: Часть 1, Часть 2.

***

— Почему на протяжении многих месяцев (и уже лет), \»Ак жол\» не поддерживает русское население? Почему до сих пор в Мангистауской области нет русских партийцев? Почему в Мангистау при численности 5,5 тыс. человек, вы не можете собрать более 50 человек в одном зале? Почему все работники Мангистауского аппарата казахи? Почему 99% председателей филиалов — казахи?

— Проблема, которую вы поднимаете, существует как раз на уровне действующих властных структур. Именно там пышно цветут и кумовство, и клановость, и распределение должностей по территориально-родственному принципу. Чем иначе можно объяснить, к примеру, неслыханные карьерные взлеты “юных” генералов или стремительное восхождение на титульные должности никому не известных лиц? Наша страна интернациональна. И мы, “Настоящий “Ак жол” – принципиальные интернационалисты. По сути, по фундаментальным позициям, по убеждению. Ораз и Алтынбек учились в МГУ. Я пришел в политику из бизнеса. А бизнес – интернационален по определению. Мы категорически против имеющей место в высших эшелонах власти “сортировки” людей по национальности, происхождению, приближенности к правящим кланам и т.д. Единственное, что важно – это личные качества наших соратников, людей, которые возглавляют региональные филиалы. Их лидерский потенциал, знания, практический опыт, доверие к ним людей на местах. Граждане должны объединяться в политические партии в соответствии со своими политическими взглядами и убеждениями, на основе их общности и желания совместно претворять в жизнь определенные идеи и принципы.

В силу этических моментов не буду говорить о прежнем “Ак жоле”. В “Настоящем “Ак жоле” национальной проблемы не существует. Сейчас идет формирование региональных структур этой партии. В целом ряде регионов – в Костанайской, Северо-Казахстанской, Восточно-Казахстанской и других областях — оргкомитеты по созданию партии возглавляют как раз русские. Очень много представителей других национальностей среди аппаратов филиалов. Поэтому говорить о том, что 99 процентов руководителей филиалов казахи, не приходится. Что касается Мангистауской области, то преобладание там казахов, наверное, объективно в силу существующей там структуры населения. Если у вас есть предложения по налаживанию работы в Актау или в других городах, есть предложения по людям, давайте встретимся, обменяемся мнениями.

— Знаю, оппозиция хорошо пропагандирует свою деятельность в Алматы и других городах. А как обстоят дела с сельской местностью? Хорошо ли там известны лидеры оппозиции, их планы?

— Скрывать не буду, проблемы есть. Информационная работа в сельской местности затрудняется с невозможностью выхода оппозиции на республиканские телеканалы, недостаточностью тиражей издаваемых нами газет. Но мы считаем, что эта проблема не является непреодолимой. Сегодня уже существует ряд специальных проектов, своего рода “ноу-хау”, которые мы будем использовать во время выборов в целях пропаганды своих целей и задач. О них пока говорить не буду. В целом могу сказать, что с объединением демократических сил в единый предвыборный блок возросли и наши возможности. Раньше было так, что одна партия сильна в определенном районе, а другая — в соседнем и они никак не пересекались. Сейчас же в плане человеческих ресурсов наши возможности значительно возросли. Мы создаем свои сети и хотим, чтобы они охватывали весь Казахстан, в том числе и сельские населенные пункты. С учетом того, что в Казахстане очень много людей, которые хотят реальных перемен, особых проблем с охватом, полагаю, не будет.

Что касается “узнаваемости” лидеров оппозиции, то об этом нельзя судить не по публикуемым сегодня так называемым “рейтингам” и результатам манипулятивных опросов. Сейчас мы активно занимаемся организацией деятельности движения “За справедливый Казахстан”, одновременно идет сбор подписей по партии “Настоящий “Ак жол”. Мы каждый день встречаемся с большим количеством людей, получаем большой поток корреспонденции. Мы видим, что несмотря на информационную блокаду, люди достаточно хорошо осведомлены о происходящем и делают правильные выводы из происходящего. Сегодня в некоторых аулах знают о таких подробностях скандального дела “Казахгейт”, что некоторые горожане могли бы позавидовать их осведомленности. Недооценивать это нельзя. Другое дело, что нельзя и переоценивать свои возможности и силы. Над вторым мы сегодня работаем. Результаты мы увидим через несколько месяцев. Тогда и будем делать выводы…

— Булат, Вы верите в бога?

Да, я верю в Бога. Но считаю, что вера является личным, внутренним делом каждого человека. Она не должна быть кричащей, показной, не должна становиться частью личного “пиара”, что сегодня практикуют многие. В 90-м году, когда я первый раз был в Америке, услышал слова одного пастора. Слова замечательные, если не великие… “Загляните в глаза друг другу, и вы увидите в них Бога”.

— Как вы относитесь к Кажегельдину?

— Нормально отношусь. Считаю его умным и мужественным человеком, сильной личностью, ярким политиком. Его заочное неправедное осуждение было большой ошибкой власти. Еще Паскаль говорил, что если Францию покинут 300 интеллектуалов, то она поглупеет. Казахстан – это страна с небольшим населением. Для общества потеря каждого такого человека является утратой.

— Как прокомментируете возвращение М.Аблязова в Казахстан и в БТА?

— Я в первой части ответов “Горячей линии” уже об этом говорил. Но если хотите, повторюсь. Я считаю, что возвращение Мухтара является позитивным шагом, хорошим сигналом для бизнеса. Он очень сильный менеджер, профессионал, который принесет очень много пользы стране и обществу.

— Судя по лидерам объединенной оппозиции, в ваших рядах присутствуют все — от националистов и коммунистов до буржуа. Если сейчас вас объединила одна цель — Смещение Президента, то не означает ли это, что по достижению ваших целей вся ваша команда развалится и каждый пойдет своим путем к достижению Власти?

— Давайте формулировать цели объединенной оппозиции не так узко. “Смещение Президента” — это, скорее, тезис для псевдоажиотажа в прессе. Всех, кто сегодня вошел в движение “За справедливый Казахстан” объединяет более масштабная цель – стремление к истинной справедливости и реальной свободе. Это главное. И речь идет не о смещении с поста конкретной личности, а о восстановлении института цивилизованной передачи власти на основе Закона. Потому что сегодня вопрос Власти в стране доведен до той крайней ситуации, когда при любом форс-мажорном обстоятельстве возможен самый непредсказуемый и опасный для общества исход. Посмотрите, кто сегодня является ближайшим окружением президента и стоит наготове? Кто, соответственно, ввяжется в дележ власти, если, не дай Бог, с ним что-то случится? Дарига Назарбаева со своим “Асаром”, олигархи, Машкевич с латифундистами? Да они первыми его предадут и столкнут страну в пропасть. Поэтому, пока не поздно, в стране силами объединенной оппозиции должен быть восстановлен порядок законной передачи власти.

Что касается кажущейся на первый взгляд несовместимости членов нашего движения, то надо сказать о нескольких вещах. Каких бы взглядов не придерживались входящие в него организации и люди, их объединяет желание изменить политическую систему в соответствии с проектом Новой Конституции Казахстана, основные положения которой и лягут в основу предвыборной программы объединенной оппозиции. Что касается разговоров о невозможности объединения оппозиции, несовместимости и т.д., то все они исходят от власти. Наше движение существует уже более двух месяцев, идет притирка, налаживание вертикальных и горизонтальных связей. В общем нормальный, рабочий процесс. Сама жизнь доказывает необходимость нашего объединения. После нашей победы на президентских выборах политический ландшафт Казахстана будет совершенно иным. Конфигурация политических сил изменится сильно. Будут происходить и качественные, и количественные изменения. И это нормально.

— Булат Мукишевич! Могли бы Вы прокомментировать ипотечную программу в Республики Казахстан? Как Вы думаете, возможно ли простой средней семье купить жилье?

— В свое время была такая нашумевшая программа как “Жилье-91”. Потом ее остроумно прозвали “Жулье-91”. Сегодняшние жилищные программы, если не считать уровня коррупции, от нее мало чем отличаются. В те годы, полагаю, воровали меньше. Те же пресловутые 350 долларов за квадратный метр – это вообще повод для огромного количества анекдотов. Особенно смешно, когда акимы сегодня начинают (используя долгострои и левые схемы) наперегонки докладывать о том, что они строят и за 346 и даже за 345 долларов. Но скажите, много ли в Казахстане людей, которые получают зарплату в 350 долларов? Много ли людей, которые могут внести первоначальный взнос в 20-30 тысяч долларов? Взять, к примеру, то же социальное жилье для госслужащих в Астане. Помните, как его пропагандировали?! Люди были готовы сутками стоять в очередях! А потом, когда выяснилось, что на него могут претендовать только те, у кого ежемесячная зарплата составляет не менее 70 тысяч тенге, многие желающие потеряли к нему всякий интерес. Поэтому к государственной ипотечной программе отношусь весьма скептически.

В этом плане у меня есть другое, более действенное предложение. Деньги Национального Фонда Казахстана переведены за границу и “работают” там на чужую экономику под 4%. А люди в Казахстане покупают ипотеку под 15-16 %. Не лучше ли в таком случае вернуть часть денег НФ в страну, чтобы они под эти же проценты работали на ипотечную программу собственного государства?

— Почему не боретесь за введение суда присяжных в Казахстане? Ведь это сломает хребет всей коррупционной деятельности всей правящей элиты.

— Вы не совсем правы, когда говорите о том, что мы не боремся за введение суда присяжных. Наши активисты выступают на круглых столах, а наши газеты часто об этом пишут. Это отражено в наших политических программах и проекте Новой Конституции, разработанной нами. Но, как всегда, есть несколько важных “но”. Я лично не считаю, что власть сегодня реально готова вводить институт присяжных заседателей в той мере, в какой это необходимо. Она просто в этом не заинтересована. Ни один суд присяжных заседателей не осудил бы сегодня Галымжана Жакиянова или Сергея Дуванова. Ни один присяжный не поддержал бы обвинения в адрес Алтынбека Сарсенбаева или Заманбека Нуркадилова. Ни один присяжный не поддержал бы закрытие газет “Республика” или “Соз”. Вы думаете, такие суды нужны нашей власти? Я склонен согласиться с вами в том, что суд присяжных смог бы улучшить деятельность судебной системы, сделать ее более открытой. Но при существующей системе, где даже сами судьи и прокуроры недовольны реально существующим телефонным правом, подконтрольностью, институт присяжных будет совершенно инородным телом. Власть может пойти на введение этого института только для того, чтобы провести пару-тройку показательных дел или, хуже того, их дискредитации.

— Уважаемый Булат Абилов, насколько искренни ваши оппозиционные устремления? Не переметнетесь ли завтра в еще какой-нибудь лагерь?

— Я абсолютно искренен в своих словах и поступках. От поставленных целей я не отойду ни на шаг. Можете быть уверены, по-другому не будет.

— В прошлом году, во время предвыборной гонки в нижнюю палату парламента РК, вы стали инициатором интересной акции. Кто докажет факт, что г-жа Дарига Назарбаева, летела очередным рейсом эконом класса, тому вы обещали вознаграждение в размере 1000 долларов США. Меня интересует, в силе ли Ваше обещание, или это было лишь одним из механизмов черного PR?

— Черный PR – это та арена, на которой с блестящим успехом выступает сама “героиня” данной акции. Причем делает это жестко и цинично, подстрекая ко лжи даже самых молодых. Объявляя акцию, я хотел найти хотя бы одного человека, который собственными глазами видел бы Даригу в кресле эконом класса обычного авиарейса, поскольку знаю – г-жа Назарбаева летает над страной только чартером. Если это не так, то ее присутствие в эконом классе доказали бы сотни людей – не узнать г-жу Назарбаеву просто невозможно. Но пришла только одна девушка! Принесла копию билета Дариги и сказала, что летела с ней случайно, с Назарбаевой вообще не знакома, впервые ее видит и просто попросила у нее билет. А потом я вижу эту девушку в телерепортаже. Оказывается, зовут ее Алина и она является лидером молодежного крыла партии “Асар”! Нет слов, когда видишь такое вранье, такую “постанову”, такую манипуляцию душами молодых, такое пренебрежение всеми принципами.

А с акцией все в силе. Приносите билет с отметками аэропорта и таможенной службы и доказательства того, что вы летели в то время с Даригой.

— Булат Мукишевич, как вы думаете, президент даст команду воевать со своим народом или нет? И каким вы занимаетесь видом спорта?

— Судя по тому, какими темпами сегодня вооружаются полиция и внутренние войска, такой сценарий не исключен.

Что касается спорта, то я лично люблю играть в футбол. Хотя, честно говоря, времени на спорт у меня сейчас не остается. А вот почти вся власть сегодня играет в гольф. И очень много вопросов повисает в воздухе. Набор клюшек для гольфа в среднем стоит $50000. Откуда такие средства у чиновников, которые ни дня не проработали в бизнесе? Если это подарки, то – за что? Потом, гольф – это игра, в которую нельзя играть ни вечером, ни ночью. Только днем. Вопрос, когда? В рабочее время? Вся эта неприкрытая вакханалия на глазах своего народа просто-напросто аморальна.

Теперь футбол. На отборочных играх Чемпионата Мира наши проиграли туркам 6:0. Это позор. Ни единого очка не набрали! А президент Футбольного Союза, Рахат Алиев обещал, что мы будем в финале. Так ты или футболом серьезно занимайся, или послом в Австрии сиди. Но Рахат – и швец, и жнец, и на дуде игрец. Что сделал бы честный человек на его месте? Подал бы в отставку. Но у нас это не принято. Чем больше ты проваливаешь дел, тем выше поднимаешься. Особенно в политике. Пора уже совесть иметь.

— В \»Настоящем \»Ак жоле\» четыре сопредседателя. Почему не руководит один человек? Минус института сопредседателей есть, и большой. Из регионов к вам поступают дельные предложения: пути привлечения в ряды партии новых членов, распространение газет \»Эпоха\», \»Апта.кz\», \»Свобода слова\», проведение некоторых мероприятий, которые повысили бы авторитет партии. Направляли свои предложения и мы. Звонили. Если письмо получает Алтынбек, то об этом не знают другие сопредседатели, попадет в руки тебе — та же картина. Если нет согласованности в ваших действиях, то что говорить о регионах. Ваша \»деловитость и занятость\» убивает многих. Прокомментируйте это?

— Я принимаю вашу критику. Но не могу согласиться с утверждением, что корень всех бед заключается в институте сопредседательства. Дело не в этом. Будь в партии один председатель, наверняка нашлось бы то, что можно было бы вменить и ему. Что касается четырех сопредседателей, то, поверьте, никакой несогласованности действий нет. Мы работаем в постоянном контакте, каждый день обсуждаем различные вопросы, проводим встречи, обсуждения. В том числе обсуждаем и организационные вопросы, вопросы координации, которые есть и которые будут возникать до тех пор, пока не завершится процесс становления партии. Сейчас все силы направлены на преодоления установленного законом партийного ценза в 50 тысяч человек. Несмотря на то, что он нами уже преодолен, мы хотим подстраховаться и обеспечить необходимый задел, который обеспечит безусловную регистрацию партии в Министерстве юстиции.

Относительно планов партии на ближайшее время. Мы сейчас завершаем процесс формирования центрального аппарата партии, региональных филиалов. Большинство из работников – это новые люди, которые до последнего времени вопросами партийного строительства профессионально не занимались. В этом есть и свои минусы, и свои плюсы. Думаю, что плюсов все же больше. Деятельность структурных подразделений будет направлена на обеспечение задач по регистрации партии в центре и на местах. В соответствии с этим, а также с учетом приближающихся выборов будет перестроена работа партийных изданий и информационных структур. На днях состоится первое заседание президиума с руководителями филиалов, на котором все эти планы будут обсуждаться и доводиться до мест.

Новости партнеров

Загрузка...