Глупые мысли бывают у всех, но только умные их не высказывают. Часть 1

Олжас Сулейменов не только присутствовал при озвучивании такой глупости – он ее самолично произносил. Произносил как бы с вершины своего интеллектуального превосходства над обывателями…

Недавно на одном семинаре я познакомил молодого ученого-филолога из Таджикистана с рассуждениями О.Сулейменова (из газеты “Мегаполис”), связанными с таджикским языком, и попросил прокомментировать их, и тогда он сказал: “Чем вы, казахи, отличаетесь от чукчи из анекдота, если у вас в духовных лидерах ходят люди с таким примитивным пониманием?!”.

***

В начале мая 2004 года я опубликовал на сайте “Нави” статью под названием “У казаха друзей не бывает”. Она носила социально-лингвистический характер. Выводы, которые там сделаны, многим могли и, наверное, должны были не понравиться. Они и не понравились этим многим. Но всем понравиться не возможно. Это – во-первых. Во-вторых, как известно, тем больше тот или иной автор старается угодить своей публикацией пристрастиям как можно большего количества читателей, тем менее интересно читать его. Так что в целом на названную статью получилась такая реакция, какая и ожидалось.

Только один отзыв вызвал у меня изрядное недоумение. Он появился в рамках интервью известного казахстанского поэта О.Сулейменова газете “Мегаполис” в номере от 20 мая того же 2004 года. Чтобы избежать возможных упреков в том, что та часть интервью поэта, которая касается статьи “У казаха друзей не бывает”, дается автором этих строк в произвольном (вырванном из контекста) виде, привожу ее полностью. Только отмечу, что она в целом представляет из себя ответ О.Сулейменова на вопрос о том, есть ли у нас в Казахстане гражданское общество.

Итак, цитата из интервью: “Если в государстве большинство населения – сознательные граждане, значит, гражданское общество успешно формируется. Пусть на этот вопрос ответят ученые-социологи. Кстати, недавно в \»Аргументах и фактах\» (кажется, в № 13) была статья о том, что в России еще нет гражданского общества. Констатация. Причины не называются. Статья активно обсуждается в Интернете, на сайте газеты. Тут же тему подхватил казахстанский автор Азамат Хусаинов – не то социолингвист, не то лингвосоциалист, и пропечатал на сайте \»Навигатор\» статью под интригующим названием \»У казаха нет друзей\», где сообщает о своем открытии. Ему, оказывается, неожиданно открылось, что слово дос – \»друг\», казахи когда-то заимствовали из таджико-персо-иранского dust – \»друг\». Из этого факта он делает первый вывод: историческим казахам не было знакомо само понятие \»дружба\». Далее следует второй, еще более неожиданный вывод: поэтому в Казахстане не будет гражданского общества никогда. И не надейтесь.

Если следовать логике этого глубокомысленного исследования, то гражданское общество не состоится ни в одном из тюркоязычных государств, потому что, как и в турецком, и в азербайджанском, и в татарском слова дост, дуст – \»друг\» заимствованы из иранского. Тем более, добавим, что и слово азамат – \»гражданин\» в тюркских наречиях – не собственное изобретение, а, по-видимому, поступило из того же источника.

Но тогда надо было сделать и третий, решающий вывод: гражданское общество в классическом виде должно было в первую очередь появиться в таджико-персо-иранских средах. Но увы, практика опровергает это заключение. В Таджикистане с эпитетом гражданское случился только кошмар гражданской войны в начале 90-х. В Иране пока мы имеем исламскую республику фундаменталистского толка. К тому же профессиональный лингвист пояснил бы, что иранское слово dust – \»друг\» само является заимствованием из древнероманского dusto – \»второй\», а синонимичное jar – \»друг\», \»приятель\» — из тюркского jar – 1) \»половина\»; 2) \»любимый\», \»любимая\»; 3) \»жених\», \»невеста\». Самое первое значение было глагольным – \»расколи пополам\». От него образованы слова jarym – \»половинка\», jarty – то же.

Переход значений \»второй\» \»друг\» типичен для многих языков. Например, славянское друг корнево связано с другой – \»*вторая половина\», \»противоположность\», откуда и украинское другой – \»второй\». Происходит от древнетюркского слова udrugу (utrukу) – 1) \»противоположный\», \»противостоящий\»; 2) \»следующий за мной\».

История языков и социумов – явления достаточно сложные, поэтому делать столь серьезные политические выводы на основании поверхностных, дилетантских наблюдений – значит наносить вред общественному сознанию. Я говорю так, потому что статья А.Хусаинова вызвала на \»Навигаторе\» оживленную дискуссию.

Нынешнее столетие будет веком гуманитарных знаний, которые разоблачат множество заблуждений, дробящих человечество. Надо начинать борьбу с невежеством, с лингвистическим в первую очередь”.

Я не отозвался бы на выпад О.Сулейменова или не стал бы ждать больше года, прежде чем ответить, если бы у поэта, который не прочь облачиться в услужливо подносимую своими поклонниками тогу “духовного лидера казахской нации” (в недавнем интервью М.Дорофееву из “Мегаполиса” он, оценивая процитированную своим собеседником формулировку ““Олжас Сулейменов – духовный лидер нации?”, вальяжно изрекает: “Это своеобразная оценка моей деятельности за несколько десятилетий. Как и звание “Человек XX века”, присвоенное общественными организациями трем ныне живущим казахстанцам – Назарбаеву, космонавту Аубакирову, Сулейменову”), если бы его ядовитая критика касалась бы лишь написанного мною. Ибо нет смысла спорить со всеми, кто не принимает твоей точки зрения.

То, что меня озадачило и в конце концов заставило взяться, так сказать, за перо, — это кое-какие аргументы, которые О.Сулейменов использовал с целью доказать мою неправоту. Меня потрясли прямо-таки детская глупость из уст этого старого человека и тот невероятный апломб, с которым он ее произносил. Она была совершенно неуместна и неприемлема в данном случае, так как речь шла о человеке, который именно как мастер слова был кумиром нескольких поколений казахской молодежи. Но Олжас Сулейменов не только присутствовал при озвучивании такой глупости – он ее самолично произносил. Произносил как бы с вершины своего интеллектуального превосходства над обывателями. И ситуация должна была, по задумке, смотреться как триумф масштабного интеллекта над косностью и ограниченностью. На самом же деле она вылилась в торжество полного самомнения невежества.

Мне бы немедленно последовать призыву самого О.Сулейменова, завершившего свое высказывание относительно материала “У казахов друзей не бывает” словами “Надо начинать борьбу с невежеством, с лингвистическим в первую очередь”, ибо в данной ситуации, насколько я понимаю, именно он дает повод для объявления и ведения такой борьбы. Но я не стал этого делать постольку, поскольку долгое время никак не мог поверить в то, что знаменитому поэту и общественно-политическому деятелю может быть свойственна не только узость кругозора и ограниченность мышления, но и безоглядная скоропалительность в суждениях. Ведь не зря же говорят: глупые мысли бывают у всех, только умные их не высказывают. Остротой мысли О.Сулейменов снискал себе славу еще в молодости, а годы и большой жизненный опыт, казалось бы, должны были наградить его ум еще рассудительностью и осмотрительностью. Но, увы…

Он не только “стукнул” автора “У казахов не бывает друзей” аргументом в виде махрово близоруко-невежественного суждения, но и также тут же призвал бороться с невежеством, конечно же этого А.Хусаинова. Когда аргументы у человека с большим авторитетом весомы, с ним спорить трудно. Но как быть, если адресованная вам речь у такой признанной личности не только выдержана в высокомерно-презрительном тоне (“Азамат Хусаинов – не то социолингвист, не то лингвосоциалист”, “Надо начинать борьбу с невежеством, с лингвистическим в первую очередь” и т.д. и т.п.), не только лишена при этом сколько-нибудь весомых контраргументов, но и просто пестрит откровенными глупостями?! Ведь в таком случае для того, на кого вылили ушат грязи, сдобренный безответственно-невежественными псевдоаргументами, вступление в спор выглядит бесполезным. Но, как я подумал, благо, что такое непотребство делается публично. Человек, мол, сам себя разоблачает своей необузданной неосмотрительностью, и вскоре ему кто-нибудь да укажет на грубейшие изъяны его аргументов, преподносимых в оскорбительной для оппонента манере.

Однако прошел год, но так и не нашелся человек, который (быть может, вовсе не разделяя взглядов А.Хусаинова с его утверждением о том, что у казахов друзей не бывает и никак не симпатизируя ему как автору) указал бы прилюдно О.Сулейменову на то, что известный поэт, становясь в позу большого авторитета от лингвистики, выдал несусветную лингвистическую глупость. Поэтому я, выдержав целый год, решил вернуться к этому вопросу. Итак, о чем речь? Речь, прежде всего, о “третьем, решающем выводе” О.Сулейменова: “гражданское общество в классическом виде должно было в первую очередь появиться в таджико-персо-иранских средах”, поскольку-де “слово азамат – \»гражданин\» имеет таджико-персо-иранское происхождение”. Это называется наводить тень на плетень. В одном из произведений Бердибека Сокпакбаева один аульный умник не без находчивости, но прямо, так сказать от фонаря связывает названия разных стран и континентов с сугубо казахскими понятиями. Но это – литературный герой, простой сельский человек без особых претензий на высоколобость и интеллектуальность, а не “духовный лидер казахского народа” и не “Человек XX века”. Да, термин “азамат” имеет таджико-персо-иранское происхождение, но там он никакого отношения к понятию “гражданин” не имел и не имеет. “Азамат” — это в переводе с фарси, дари и пушту “величие”. В таком же значении это слово используется и в других тюркских языках – турецком, азербайджанском, узбекском… Другие значения слова “азамат” — “великолепие”, “высокомерие”. Как видите, ничего похожего на “гражданина”.

Поэтому О.Сулейменов, когда говорит “тем более, добавим, что и слово азамат – \»гражданин\» в тюркских наречиях”, априори вводит всех в заблуждение, потому что природные носители всех других сколько-нибудь крупных тюркских языков и не подозревают о том, что “азамат” может пониматься и как “гражданин”. Так что “третий, решающий вывод” О.Сулейменова — “гражданское общество в классическом виде должно было в первую очередь появиться в таджико-персо-иранских средах”, поскольку-де “слово азамат – \»гражданин\» имеет таджико-персо-иранское происхождение – это несусветная глупость с точки зрения не только таджиков и иранцев, но и даже узбеков, азербайджанцев и турок. Я с О.Сулейменовым, когда он говорит “надо начинать борьбу с невежеством, с лингвистическим в первую очередь”, согласен. Только ведь начинать-то надо именно с него самого.

(Окончание следует)

Новости партнеров

Загрузка...