Бог шельму метит!

Как Центризбиркому Казахстана российские ученые свинью подложили

В воскресенье 4 декабря 2005 года в Казахстане состоялись очередные выборы президента республики. Они были проведены по чрезвычайно простой и эффективной схеме: неожиданно, быстро, шумно. Как обычно, избирателям были предъявлены настоящие и виртуальные кандидаты, и, как обычно, не обошлось и без масштабного подлога итогов голосования (по мнению казахстанской оппозиции и некоторых экспертов). Официально выборы завершились полной победой действующего главы государства. “Новый-старый” президент Н.А. Назарбаев набрал на выборах более 91% голосов. Результат победителя, хотя и является очень высоким, но отнюдь не рекордным. Так, на альтернативных выборах президента Мексики в 1906 году действующий Президент генерал Порфирио Диас умудрился набрать 100% голосов. Правда после этого в стране началась гражданская война, которая длилась 10 лет. Но абсолютный рекорд фальсификации итогов выборов был установлен в 1927 году в Либерии. Там действующий президент победил конкурента со счетом, в 15 раз превышающим общее число избирателей в стране. Видимо, все члены избирательной комиссии Либерии в школе были не в ладах с математикой.

Хотя за кандидатуру Назарбаева Н.А. проголосовало не просто большинство избирателей, а квалифицированное большинство – более 2/3, к удивлению властей Казахстана после окончания выборов, приключился грандиозный скандал. Пришла беда оттуда, откуда ее не ждали. Легитимность и итоги этих выборов не признала Организация по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая в своем заявлении отметила, что выборы в Казахстане не соответствовали стандартам демократического волеизъявления. Перечисляя грехи электорального процесса в Казахстане, ОБСЕ констатировала, что в ходе подготовки к выборам, на которых Нурсултан Назарбаев одержал убедительную победу, имели место случаи административного давления и запугивания членов избирательных штабов оппозиционеров. Хотя регистрация кандидатов была относительно свободной, избирательная кампания не была абсолютно честной. Процедура голосования и подсчета бюллетеней также вызвала нарекания ОБСЕ. Наблюдатели из 43 стран, работавшие на выборах, отметили случаи давления на студентов, перекладывания бюллетеней из одной урны в другую и присутствие посторонних надзирающих лиц на участках. Кроме того, как полагает ОБСЕ, при освещении предвыборной борьбы имел место сильный крен в пользу Назарбаева, при том, что государственные СМИ предоставляли эфирное время всем кандидатам. Особую пикантность этому скандалу придает то обстоятельство, что по практически согласованному графику Президент Казахстана должен председательствовать в ОБСЕ в 2009 году. Президент Казахстана, легитимность избрания которого весьма проблематична, будет “руководить” странами Европейского Союза!?

Такая оценка ОБСЕ выборов Президента страны вызвала истерическую реакцию со стороны властей Казахстана. Руководство ОБСЕ было обвинено в использовании двойных стандартов и других смертных грехах. Позицию казахстанского руководства поддержала и Россия. Министр иностранных дел РФ Лавров даже сделал специальное заявление по этому поводу. Но мало кто обратил внимание на два события, которые предшествовали заявлению ОБСЕ, но в значительной мере оказали влияние на её позицию по вопросу легитимности последних выборов в Казахстане.

За несколько недель до даты выборов казахстанского президента, в оппозиционной газете “Республика” (Казахстан) были опубликованы две статьи известного российского ученого, специалиста в области избирательных систем и технологий тайного голосования Б.А. Макарова. Статьи назывались: “Мы имеем факт правовой коллизии…” (опубликована 28.10.2005) и “Казахстан: фарс — вместо выборов” (опубликована 25.11.2005). В первой статье рассматривалась и анализировалась используемая на выборах в Казахстане традиционная технология тайного голосования с помощью бумажных избирательных бюллетеней и ручного подсчета голосов. В статье очень аргументированно и убедительно было показано, что применяемая на всех казахстанских выборах технология голосования противоречит принципам избирательного права, гарантируемым Конституцией и электоральными законами Казахстана. Голосование не является свободным и тайным, а легитимность формируемых таким образом органов власти является весьма сомнительной.

Во второй статье анализировались особенности технологии, реализованной в машинах прямого электронного голосования. Такие машины входят в состав Автоматизированной Информационной Системы “Сайлау”- гордости Центральной Избирательной Комиссии и правительства Казахстана. Сайлау, в переводе с казахского, означает – выборы. Через терминалы машин для голосования на последних выборах президента Казахстана было подано 362996 голосов. АИС “Сайлау” является аналогом используемой в России Государственной Автоматизированной Системы “Выборы”. В статье Б.А. Макарова было показано, что в используемых на выборах в Казахстане машинах для прямого электронного голосования размещена программная “закладка”, позволяющая властям фальсифицировать итоги голосования в пользу одного из кандидатов. Причем такая фальсификация может быть осуществлена властями не только без ведома избирателей, но даже без ведома персонала избирательных комиссий.

После этих публикаций в газете “Республика” перед ЦИК и властями Казахстана встала дилемма: проводить выборы президента в запланированный срок, используя “дефектные” технологии тайного голосования, значит — допустить массовое нарушение избирательных прав граждан страны. Это возможный скандал. Переносить выборы и корректировать избирательное законодательство и программное обеспечение машин для электронного голосования – еще больший скандал.

В конце концов, после многочисленных консультаций во властных структурах страны было принято решение – проводить выборы в запланированный срок. Это решение основывалось на гипотезе: “Казахстан — страна интеллигентов”. Интеллигентные люди сами никогда не участвуют в фальсификации выборов, но и никогда не замечают, когда это делают другие. Эта гипотеза оправдалась наполовину. В Казахстане действительно никто не заметил это надругательство над избирательным правом, а вот международное сообщество, прежде всего в лице ОБСЕ, среагировало молниеносно.

“Разоблачения” господина Макарова имеют свою предысторию. Дело в том, что в июле 2005 года во многих средствах массовой информации Казахстана было опубликовано открытое письмо Макарова к Президенту Назарбаеву Н.А. В этом письме, автор, работающий заместителем директора Федерального Научно-Технологического Центра “Московский радиотехнический институт Российской Академии Наук”, обращал внимание главы государства на несанкционированное использование на территории Казахстана в составе АИС “Сайлау”, принадлежащей российскому ученому интеллектуальной собственности – нового поколения технологий тайного голосования. Указанные технологии защищены 13 патентами России, патенты были выданы в период с 1999 по 2002 годы. По сути, в этом письме господин Макаров обвинял Казахстан в воровстве, хотя и в интеллектуальном. Попутно российский ученый обращал внимание главы государства на некоторые странные обстоятельства, связанные с разработкой и созданием АИС “Сайлау”. Необычность ситуации состояла в том, что авторами проекта этой системы являлись ученые Объединенного Института Проблем Информатики Национальной Академии Наук Белоруссии. К реализации этой системы были привлечены еще несколько белорусских организаций. В связи с этим во весь рост встал вопрос: в какой мере на выборах обеспечивается безопасность и достоверность голосования, если в создании казахстанских машин для голосования принимали участие сотрудники иностранного государства?

Это письмо наделало много шума в Казахстане, был даже инициирован парламентский запрос Генеральному Прокурору. Между тем первоначально скандал с несанкционированным использованием чужой интеллектуальной собственности в составе АИС “Сайлау” возник еще осенью 2004 года, после проведения выборов в нижнюю палату парламента Казахстана – Мажилис. Еще тогда господин Макаров обратился с письмом в ЦИК Казахстана с претензиями по тому же поводу. Первоначально ЦИК намеревался решить это дело миром, предложив автору патентов отступные. Причем переговоры по этому поводу вели не представители Центризбиркома, а сотрудники Комитета Национальной Безопасности Казахстана. Но затем, после того как, организатор хищения чужой интеллектуальной собственности, председатель ЦИК РК госпожа Балиева З.Я., была назначена на должность министра юстиции Казахстана, эти переговоры прекратились, и появилось упомянутое выше открытое письмо Макарова к Президенту Казахстана.

Власти Казахстана обвинения Российского изобретателя в краже его интеллектуальной собственности по возможности старались игнорировать. Но, поскольку это письмо получило в Казахстане большой общественный резонанс, совсем отмахнуться от него было нельзя. Поэтому пресс-служба Центральной Избирательной Комиссии Казахстана распространила короткое сообщение, в котором говорилось, что документы, выданные российским патентным ведомством господину Макарову, не использовались даже в качестве прототипа при разработке казахстанских систем электронного голосования, поэтому никаких правовых оснований для признания претензий российского ученого не существует. При этом ЦИК РК ссылалась на принадлежащий ей патент Казахстана №16125 с приоритетом от 29.07.2004 года, в котором якобы защищены авторские права на использование на территории страны процедуры проверки избирателем подлинности своего голосования. Незаконное использование этой технологической операции в процессе казахстанских выборов является сутью претензий господина Макарова. Однако внимательное изучение патента № 16125 показывает, что в нем вообще отсутствует какое либо упоминание о процедуре такой проверки. Следовательно, авторские права на использование на территории Казахстана этой технологической операции ничем не подтверждены.

В конфликте с господином Макаровым власти Казахстана занимают очень странную позицию. Не отрицая самого факта несанкционированного использования чужой интеллектуальной собственности, они утверждают, что никакого нарушения казахстанского законодательства нет. В общем, украдено, но украдено по закону. Такая позиция недостойна демократического, правового государства, к каковым любит себя причислять руководство Казахстана. Одним словом, российские ученые подложили Центральной Избирательной Комиссии Казахстана “большую свинью”. Причем в нужном месте и в нужное время, как раз аккурат перед президентскими выборами. Мораль сей истории такова: воровать чужую собственность нехорошо, наказание последует неотвратимо. Бог шельму метит!

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...