По Цельсию, по Фаренгейту или по Жакиянову?

Источник: газета “Эпоха”

Так объективно выходит, что сейчас любое событие вокруг Галымжана Жакиянова становится не просто предметом общественного внимания, но и неким показателем политического, так сказать, градуса – потепления или, наоборот, охлаждения отношений между властью и оппозицией. Тем более это теперь, когда вопрос об условно-досрочном освобождении лидера Народной партии ДВК, возникший еще 2 октября, пережил и выборы, и инаугурацию, и тем самым превратился в самостоятельное событие, назначенное на 14 января. Именно этот день как бы подведет черту под нескончаемой чередой пред- и новогодних торжеств и откроет уже, так сказать, рабочий сезон нового политического года.

А поскольку естественным образом “опустевшее” после выборов политическое пространство теперь все равно будет заполнено, опять же, той или иной новой “начинкой”, то и выход-невыход Жакиянова на свободу становится тем самым первым знаковым событием наступившего Нового года, по которому можно будет с большой вероятностью определить политический климат на весну-лето-осень нынешнего сезона.

И коль скоро наша газета выходит накануне суда, нам тоже захотелось “угадать” его итоги и порассуждать о последствиях. Начнем с краткого комментария Петра Своика, готовящегося к этому процессу в качестве доверенного лица:

— Протест прокурора содержит три момента, имеющих разную “начинку” и даже противоречащих друг другу.

Первый – это утверждение, что УДО следует отклонить, так как осужденным Жакияновым Г. Б. допускались злостные нарушения режима, за что на него налагалось 9 взысканий…

Это – самое сильное и самое слабое место прокурорского протеста. Сильно оно тем, что если будет удовлетворено, новое право на УДО возникнет только 14 июля, а возможное освобождение — не раньше осени. Если таков новый политический “заказ” власти – очень печально. Тем более что юридически эта часть протеста не просто слаба, а полностью несостоятельна и откровенно “натянута”. В Законе наличие выговоров как препятствие к условно-досрочному освобождению вообще не упоминается, это уже сама администрация, которая только и уполномочена, по Закону, представлять суду материалы на УДО или не представлять, учитывает выговоры и поощрения. Поэтому уже сама попытка прокуратуры вторгнуться в компетенцию исправительного учреждения есть прямое нарушение Закона. А то, что такие неправовые действия направлены, к тому же, на ухудшение положения гражданина Жакиянова – тем более не красит наше “правоохранительное” ведомство.

Ну, а словечко “злостные”, не соответствующее реальной документации, это вообще прокурорский вымысел и юридическая провокация.

Второй момент: прокурор указывает, что статьей УК, посвященной УДО, предусмотрено право суда возложить на освобождаемого обязанности, предусмотренные… и далее указывает статью, название которой говорит само за себя – “Ограничение свободы”.

Это ограничение (поясним для читателя) отбывается по месту жительства под надзором специализированного органа без изоляции от общества. В частности, такому “свободному” гражданину может быть предписано не менять постоянного места жительства, работы и учебы, без уведомления специализированного органа, не посещать определенные места, в свободное от учебы и работы время, не покидать места жительства, не выезжать в другие местности, без разрешения специализированного органа…

А поскольку, дескать, данный вопрос судом не обсуждался и не анализировался, уже принятое экибастузским судом решение об УДО следует отменить.

Политически здесь, конечно, все ясно – лидера демократической оппозиции хотят посадить “на поводок”, и не в Алматы, где живет его семья, а где-нибудь в глубинке.

Но юридически это прокурорское требование также несостоятельно и опять же фактически является провокацией.

Прокурор (мягко говоря) просто переиначил норму, на которую ссылается, в оригинале же текст такой: применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные…

А может – это отнюдь не должен, поэтому суд ничуть не нарушил процедуру. Более того, в той же статье УК, на которую ссылается прокурор, четко сказано, что применительно к статье, по которой осужден Галымжан Бадылжанович, ограничение свободы не применяется.

Наконец, третий пункт протеста: суды во всех случаях обязаны обсуждать возможность освобождения (полностью или частично) осужденного от дополнительного наказания и решение по этому вопросу должно быть отражено в резолютивной части постановления.

А вот здесь прокурор прав. (Речь идет о запрете занимать ответственные госдолжности в течение трех лет.) Хотя сам-то Жакиянов в этом “упущении” не виноват и за это дополнительно “мотать срок” не должен.

Вот такой комментарий, который мы со своей стороны тоже попытаемся прокомментировать:

Что касается вероятности оставления Галымжана Жакиянова в колонии-поселении до осени – это маловероятно.

Поскольку тем самым президент самым недвусмысленным образом покажет, что не только предыдущие “авансы” по освобождению главного политзаключенного были всего лишь предвыборным маневром, но также надо относиться и к его предвыборным намерениям провести двухэтапные политические реформы и лично возглавить работу обновленной НКВД.

Само собой, что при остающемся в колонии Жакиянове никакого привлечения реальной демоппозиции к диалогу с Комиссией по демократизации не получится. Да и о таких более отдаленных целях, как, скажем, председательствование Казахстана в ОБСЕ, придется забыть окончательно.

А все это явно противоречит долгосрочным интересам политической устойчивости самого Нурсултана Назарбаева, и потому вряд ли возможно.

Впрочем, прошедшие известным образом выборы укрепили именно “ястребиное” крыло во власти, и именно эти люди приобрели дополнительное влияние на президента. Не будем показывать пальцем, но среди них есть пара-тройка претендентов, которых действующий политик Жакиянов категорически не устраивает, причем возможные осложнения для самого “01-го” в случае срыва программы политического урегулирования в стране их не только не пугают, но даже и устраивают.

Поэтому – все возможно.

Но все же более вероятным (как более “мягкий”) видится вариант выхода Галымжана Жакиянова из колонии вскоре после 14 января, однако – с тем самым “ограничением свободы”, ради которого (по всей видимости) и был внесен прокурорский протест.

Однако “мягкость” этого варианта – кажущаяся, так как поставленный на полицейский учет лидер демоппозиции — это тоже недвусмысленный сигнал к тому, что надеяться на быструю разрядку не стоит.

Да и сами власти, применив к международно известному политику Жакиянову те самые ограничения, которые Законодатель совершенно недвусмысленно ориентировал на оступившуюся молодежь, пьяниц и наркоманов, семейных дебоширов, мелких жуликов и другой полукриминальный контингент, дезавуируют собственные же попытки представить осуждение бывшего акима как чисто уголовный процесс.

Тем не менее, что-то мы сильно сомневаемся, что Жакиянову позволят вот “просто так” выйти на свободу. Поэтому “политическое потепление” в Казахстане, видимо, если и начнется, то не в январе месяце…

“Эпоха” 13.01.06г

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...