Театр абсурда или “Желтоксан” как разменная карта Режима и Оппозиции

Для участников и свидетелей Событий Желтоксана 1986 года давно стало традицией утром 17 декабря встречаться на площади, где когда-то пролилась кровь казахской молодежи. В какую-то Годовщину людей собирается больше, в другую – меньше. Иногда удается организовать небольшой митинг (как в 2004 году, к примеру, когда общество “Казак Улты”” совместно с ДВК дали Ас и провели митинг). Но чаще – официальная Власть реализует собственный сценарий.

Так случилось и в минувшем, 2005 году. Официальное возложение цветов представителей акимата и общества “Желтоксан”. Краткие и стандартные речи отфильтрованных ораторов. Отсекание от микрофона неугодных. Затем все быстро свернули и объявили, что в ТЮЗе состоится митинг, а затем будет дан Ас.

Доверчивый народ расселся на подогнанные автобусы и проследовал в здание театра. Здесь стало ясно, что никакого митинга не будет. Были зачитаны подготовленные речи с бумажек. Суть сводилась к одному: необходимости создания новой Государственной комиссии по расследованию причин и итогов Событий Декабря 1986 года – и (мужайся, читатель!) назначению в ее руководители Имангали Тасмагамбетова(!?).

У меня нет личных счетов с господином Градоначальником. Но трудно забыть, как поливал грязью участников Декабря, называя их отребьем, деклассированным элементом, пьяницами и наркоманами – первый секретарь ЦК ЛКСМ Казахстана товарищ Имангали Тасмагамбетов, в январе 1990 года, во время встречи Н.Назарбаева с молодежью города, во Дворце АХБК. Запомнилась мне эта яркая речь по той простой причине, что сразу после нее слово удалось получить мне (в борьбе, конечно — ребята из партии “Алаш” и “Желтоксана” проложили дорогу через “штатских” и “активистов”!) – и я, чтобы пресечь это облыжное охаивание и глумление над пролитой кровью, вынужден был объявить МИНУТУ МОЛЧАНИЯ в знак траура по жертвам Декабря. Половина зала тогда поднялась с мест – но половина продолжала сидеть, демонстрируя презрение к Аруахам — Духам Погибших и одновременно свой страх и продажность перед Тоталитарной Системой СССР! В числе последних был и Имангали Тасмагамбетов. К счастью, у Первого Секретаря КПК Н.Назарбаева хватило мудрости встать – и за ним поднялась и вторая половина зала, и тем самым Режим (тогда еще Коммунистический!) впервые вынужден был признать факт кровопролития и геноцида казахской нации со стороны Советской Империи!

Государственная комиссия по расследованию Событий создавалась дважды – в первый раз под руководством Кадыра Мырзалиева, второй – Мухтара Шаханова. Обе комиссии, вместо раскрытия подлинных виновников и всего масштаба трагедии, – благополучно похоронили даже те имевшиеся в их распоряжении немногочисленные документы. Думается, пока у власти находится Н.Назарбаев – один из основных закулисных режиссеров Событий – правды о Желтоксане нам не узнать. Это – уже в разряде государственных тайн, со сроком хранения на 99 лет! Потому идея создания новой Госкомиссии, ОСОБЕННО В ПРЕДДВЕРИИ 20-ЛЕТНЕЙ ГОДОВЩИНЫ ЖЕЛТОКСАНА, носит ЦИНИЧНО-ПОПУЛИСТСКИЙ характер – дескать, Власть печется об Истине! – но результат ее уже запрограммирован. Хотя даже в этих условиях можно было бы поддержать эту идею – если бы Госкомиссию возглавил человек, чья неподкупность и честность давно известны миру. Это, к примеру, диссидент Каришал Асан-Ата – первый, еще в 1987 году, печатно (разговоры многих нынешних героев в кулуарах – не в счет!) обвинивший руководство СССР в геноциде казахской нации! Есть и другие.

Сама попытка желтоксановцев сосватать в руководство Госкомиссии именно И.Тасмагамбетова – весьма примечательна. Аким города держит в руках власть – в его воле дать квартиры или не дать, то же самое – и в отношении финансовых компенсаций, льгот, создания паблисити и многое другое. Таким образом, желтоксановцы загодя поставлены в позицию ПРОСИТЕЛЕЙ МИЛОСТЫНИ! А ведь то, что Государство обязано компенсировать жертвам Декабря – это должно регулироваться Законом! И не зависеть от личных капризов или амбиций очередного Акима! (Закон о Желтоксановцах, как и Закон об Афганцах и Закон о Чернобыльцах – должен быть принят незамедлительно, ибо с каждым годом этих героев, отдавших жизнь и здоровье ради исполнения Долга, становится все меньше, а чиновников, издевающихся над ними – все больше!).

Но беда не только в этом. Беда в том, что и сами участники Декабря, и общество в целом покорно СОГЛАСИЛИСЬ с этой ситуацией! С тем, что Режим, растоптавший их судьбы в 1986 году – ныне, спустя 20 лет, вновь решает за них: что и как делать! Невольно приходит на ум сакраментальное – ЗА ЧТО БОРОЛИСЬ!? Неужто за то, чтобы пройти все круги ада – и затем годами выпрашивать, как милостыню, квартиры и компенсации? А как же быть с памятью тех, кто остался навеки на этой кровавой Площади или не дожил до того дня, когда Режим соизволил приобщить к своей Кормушке жертв Желтоксана? А как посмотреть в глаза аруахам Кайрата Рыскулбекова и Ляззат Асановой? А что сказал бы несгибаемый Аркен Уаков, единственный ИНТЕЛЛЕКТУАЛ-УЧЕНЫЙ, попавший в жернова репрессий и единственный из желтоксановцев отправленный на Колыму?

Вопрос о казахском Декабризме – вопрос очень сложный. Ясно, что казахская молодежь сама по себе не могла бы выйти на Площадь. Ясно, что ее – вывели! Кто? Некоторые утверждают, что это дело рук КГБ Казахстана или КГБ СССР. Другие – что это свершили “наследники” Кунаева – в их числе называют прежде всего Назарбаева, Камалиденова, Ауельбекова. Но надо обратить внимание на следующую принципиальную особенность тоталитарной советско-партийной системы. Ни одно действие снизу было невозможным – без прямой санкции сверху! Даже “наследники” Кунаева не смогли бы на свой страх и риск развязать столь грандиозное побоище! Это – ПРЯМАЯ ДИРЕКТИВА КРЕМЛЯ!

Вопрос другой – для чего это было нужно Кремлю? Думается, это решение было продиктовано самим хаотическим характером политики Кремля того времени. С одной стороны, декларированы принципы свободы и демократии. С другой стороны, ясно, что логическое продолжение этой политики неминуемо приведет к развалу СССР. События Декабря 1986 года в Алма-Ате были необходимы Кремлю в качестве превентивной меры запугивания тех, кто поверил новому курсу и Перестройке! Прежде всего – в самом Политбюро ЦК КПСС! Желтоксан – это был своеобразный торг между “либералами” и “ортодоксами” в самом высшем руководстве СССР!

Таким образом, казахская молодежь была обречена на заклание. По прямой директиве из Москвы были организованы События в Алма-Ате. Назначение “чужака” Колбина лишь на первый взгляд кажется основной причиной Желтоксана. Но интрига готовилась заранее и была продумана в деталях. Свидетельством тому четкость и отработанность действий Властей. Не случайно престарелому Кунаеву не дали уйти спокойно, наградив, как полагается, очередным Орденом к 70-летию и т.д. Его специально “придерживали”, чтобы использовать вполне прогнозируемое недовольство казахов в качестве детонатора грандиозной провокации! Неожиданно смелая (санкционированная Москвой!) критика Кунаева со стороны его же выучеников (Назарбаева и др.) на 17 Съезде Компартии Казахстана также была подготовкой общественного мнения к нетрафаретной процедуре смены власти в Казахстане.

Во всей своей мощи был задействован и “административный ресурс”. К примеру, рабочих и студентов казахской национальности снимали с работы и учебы и на автобусах доставляли на Площадь. Так же организованно доставляли “дружинников” — в основном неказахской национальности, с арматурой в руках! Молниеносно (армия есть армия!) были переброшены войска спецназа и курсанты из многих городов СССР. Были подготовлены колонны с транспарантами, речевками и т.д. Выставлены провокаторы: ораторы-поджигатели и зачинщики-организаторы драк на Площади. Имена многих из них были известны еще тогда – но ни один из них не угодил за решетку! Наоборот, в 1989 году их вновь вытащили на свет и пытались сделать из них “героев Желтоксана” — наряду с теми, кто был официально осужден советским судом!

Свидетельствую как очевидец. В 11 часов утра мы, небольшая группа казахских патриотов, стояли на площади. Вдруг подошел Хасен Кожахметов и предложил нам сходить на вокзал \»Алма-Ата II\» и оттуда привезти людей. Мы отказались. Тогда Хасен исчез, но через час появился уже во главе целой колонны молодежи. Поравнявшись с нами, он вдруг кинулся на стоявших рядом милиционеров (казахов) и, несмотря на наши уговоры, ударил одного из них. Началась драка — первая драка на Площади! Я далек от мысли в чем-то обвинять дорогого Хасеке (возможно, и он действовал в состоянии аффекта!) – но четкая “режиссура” была видна невооруженным глазом!

С другой стороны, несмотря на изначальную “организованность”, на следующей стадии вступил в действие дух национальной солидарности и ненависти к тоталитарной системе. Казахи (уже добровольцы, по зову сердца!) прибывали на Площадь и оставались там – несмотря на водометы, саперные лопатки, собак и т.д. Дух Нации проснулся в казахах – вышедших защищать Национальные Интересы!

Хотя, стоит признаться, Национальные Интересы были скорее из области морально-этических и даже мифических представлений. Тезис: “пусть Руководителем Республики будет хоть плохой – но казах или казахстанец!” — не выдерживает критики. Почти четверть века Казахстаном правил казах c татарскими корнями Д.Кунаев. До него были и евреи, и армянин, и уйгур, и русские. Но – никого это не коробило! Многие из них также присылались Центром из различных уголков СССР – но и это никого не возмущало. По большому счету, в условиях, когда Казахстан был колонией – не имело никакой разницы, кто будет прислан из Метрополии в качестве наместника!

Потому События Декабря 1986 года необходимо рассматривать как ПРЕВЕНТИВНУЮ АКЦИЮ УСТРАШЕНИЯ со стороны Москвы и одновременно как ПЕРВОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ ЕЩЕ СТИХИЙНОЙ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБЫ КАЗАХОВ ЗА ГОСУДАРСТВЕННУЮ НЕЗАВИСИМОСТЬ!

Вот такие полярности сошлись в историческом явлении под именем Желтоксан 1986 года! Но режиссеры предусмотрели не только первый акт пьесы – который состоял в организации грандиозного кровопролития. Вторым актом было подобрать персональный состав ГЕРОЕВ ЖЕЛТОКСАНА – чтобы спустя годы они вновь исполняли роли, расписанные за них Режимом. Не желая обидеть лично никого из тех 99 участников, осужденных к разным срокам заключения (при всех хитросплетениях “сценария” они отмотали свое и достойны признания и уважения!) – необходимо признать, что многие из них являются “подсадными утками” среди действительных героев Желтоксана. Они подписали обвинительные показания против остальных и согласились во всем поддерживать Режим – в ответ на обещание квартир, компенсаций и т.д. Не потому ли были убиты Кайрат Рыскулбеков и Ляззат Асанова – что они НЕ СОГЛАСИЛИСЬ на подобные роли!

Сегодня, вновь руками самих же желтоксановцев, проводятся разного рода сомнительные проекты. Об одном из них я уже упомянул – о выдвижении Градоначальника в руководители Госкомиссии по Желтоксану. Второй проект заключается в изменении статуса Событий. Теперь, по их мысли, Декабрь 1986 года – это уже не Событие, а Восстание! Чувствуете разницу? Участники События – это как-то мелковато. А вот участники Восстания – это звучит красиво и гордо. Восстание Спартака, восстание Декабристов (Россия), восстание Исатая – Махамбета !!!

Но те, кто упоен этим сладкозвучием – упускают из виду то, ради чего и запущена сверху эта утка. Любое Восстание должно быть подавлено Государством – во имя спокойствия и порядка в целом! Карать восставших – это прямая обязанность Государства! А вот залить кровью МИРНУЮ ДЕМОНСТРАЦИЮ безоружных людей – это не является обязанностью Государства! Это – уже ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ тех, кто стоит у Власти!

И вновь свидетельство очевидца. В декабре 1989 года нас, руководителей 12 неформальных организаций, принял Первый секретарь КПК Н.Назарбаев. К сожалению, я тогда оказался единственным, кто настаивал на ПОЛИТИЧЕСКИХ ТРЕБОВАНИЯХ. Все остальные требовали решения юридически-социальных (Х.Кожахметов), культурологических (М.Ауэзов), экологических (М.Елеусизов) и прочих вопросов. Тогда Н.Назарбаев, прервав мою речь, произнес фразу, которую я не могу забыть в течение уже 16 лет: “Я отвечаю за Государство! И если завтра, из-за тебя и таких как ты, начнутся беспорядки – я вынужден буду СИЛОЙ ПОДАВИТЬ ИХ! Любой ценой!”.

Вот это большевистски-сатраповское “силой подавить… любой ценой!” — вспоминается мне, когда я слышу разговоры о якобы Восстании казахской молодежи в 1986 году! В этом лживом, хотя и вроде бы “комплиментарном” для казахов, утверждении гнездится мысль:“Режим был прав, расправившись с казахами, ибо они были не мирными демонстрантами, а – ВОССТАВШИМИ и МЯТЕЖНИКАМИ, т.е ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ПРЕСТУПНИКАМИ, представляющими опасность для государства и общества в целом и мирных граждан в частности!”.

А отсюда логическое, пусть для многих и бессознательное, умозаключение: “Те, кто сегодня организовывает мирные демонстрации и митинги – также являются ВОССТАВШИМИ И МЯТЕЖНИКАМИ, т.е. ГОСУДАРСТВЕННЫМИ ПРЕСТУПНИКАМИ, и расправляться с ними необходимо так же, как и в 1986 году!”.

Вот такие нелицеприятные подтексты есть в казалось бы благородном желании поменять статус Желтоксана — с События на Восстание.

Я думаю, нам, участникам Событий, и обществу в целом, не стоит поддаваться на очередную провокацию Властей. Пусть Желтоксан останется в истории тем, чем он и был на самом деле – МИРНОЙ ДЕМОНСТРАЦИЕЙ безоружных людей! Тогда Режим, который устроил эту кровавую бойню – не сможет снять с себя ответственности за это преступление! Как сказал классик: “И вы не смоете всей вашей черной кровью – поэта праведную кровь!”. Если в России был Пушкин – то у казахов был Кайрат Рыскулбеков, поэт, не успевший раскрыться как поэт! Но погибший столь же благородно и честно! И если брать по большому счету – речь здесь идет о судьбе и “праведной крови” всей КАЗАХСКОЙ НАЦИИ!

Как было отмечено выше, закулисная режиссура постановки под именем Желтоксан весьма изощренна. Она спроецировалась и на политику, и на искусство. Весной 1989 года режиссером Калдыбаем Абеновым была собрана группа вышедших на свободу декабристов – которые и образовали костяк общества “Желтоксан”. Режиссер, сняв на этом материале фильм “Аллажар”, затем демонстративно отстранился и от своих подопечных-декабристов, и от бывших друзей-соратников из партии “Алаш”, и от политической борьбы в целом: наивная “казахская хитрость” — желая “понравиться” Режиму, чью преступную сущность он и изобличил своим гениальным фильмом, умудрившись при этом горделиво-пародийно выставить коммуниста Назарбаева в качестве “вождя желтоксановцев”(!?), в надежде получить постановку нового фильма – хотя и эта надежда до сих пор не осуществилась и вряд ли осуществится! С тех пор единый “Желтоксан” развалился на пять-шесть организаций, эксплуатирующих названный брэнд. Часть поддерживает Режим, другая часть – Оппозицию. Последние организовались в общество “Желтоксан котерилиси” (“Восстание Желтоксана”), при движении “Халык дабылы”, которое само является крылом движения “За справедливый Казахстан”.

Благодаря этой неразберихе и конфронтации внутри самих желтоксановцев — Режим каждый раз обыгрывает национал-патриотов, и, следовательно, общество в целом. В декабре минувшего, 2005 года, руководители “Халык дабылы” и “Желтоксан котерилиси” объявили о том, что они берут на себя организацию Аса на площади и митинга. Поверив их громогласным утверждениям, тиражированным в печати, Народный Фронт “Казак Мемлекети” (бывшие партия “Алаш”, объединение “Жеруюк” и общество “Казак Улты”) не стал, в отличие от прежних лет, вмешиваться в события. Однако – здесь-то и был прикол! Никакого Аса и никакого митинга на Площади организовано не было! Вместо этого, как я упомянул выше, собравшихся на автобусах доставили в театр. Прошу прощения у читателей и зрителей — но получился ТЕАТР АБСУРДА! После прочтения верноподданических речей с просьбой назначить И.Тасмагамбетова руководителем новой Госкомиссии – микрофон и свет в зале выключили! Даже попытка Каришала Асан-Ата сказать слово – была едва ли не задушена на корню. Благодаря нашему вмешательству, аксакал все-таки произнес свою речь. Но это вновь напомнило нам времена советского тоталитаризма – “не давать” и “не пущать”! Другие народы умоляют своих аксакалов сказать слово – ибо слово аксакала священно! Мы же, наоборот, не даем им этого сделать – отключая микрофон, гася свет или выставляя подставных ораторов!

Как-бы то ни было, сценарий Режима оказался скомкан. Но еще более тягостное впечатление произвел сам Ас (тризна в память жертв Декабря), который был проведен НЕ НА ПЛОЩАДИ, ОТКРЫТО, ДЛЯ ВСЕГО НАРОДА (собственно, в этом и заключается весь САКРАЛЬНЫЙ СМЫСЛ САМОГО АСА! и именно этого требовали мы, “Жеруюк” и “Алаш”, в декабре 1989 года, за что и получили репрессий “по полной программе”!) – а как-то ВОРОВСКИ, ПРЯЧАСЬ, В СТОЛОВОЙ ГОРОДСКОГО АКИМАТА! При этом вдруг выяснилось, что чести быть допущенными к “банкету” удостоены не все – а лишь избранные, имевшие на руках пригласительные билеты! Тяжко было видеть, как многих патриотов, пришедших на Площадь по призыву сердца и в 1986-м году, и в 1989-м, и в 2005-м – сытые и наглые охранники Акимата выталкивали из помещения! Не уж-то за это мы проливали кровь в декабре 1986 года – чтобы сегодня выпрашивать кусочек еды с дастархана Тасмагамбетова!

Опять я вынужден привести свидетельство очевидца. В декабре 1989 года, под напором митингующих, Режим рискнул отметить Годовщину Желтоксана установкой мемориальной доски на углу высотного здания у Площади. Я тогда написал в нелегальной газете “Алаш”: “Режим пытается откупиться от народа и пролитой крови, прибив мемориальную доску на задник здания…Кровь требует если уж не отмщения -то, хотя бы, установки мемориального комплекса, посвященного Желтоксану” (“Алаш”, декабрь 1989г).

Для сравнения: в Баку, где мне пришлось прожить в вынужденной политической эмиграции несколько лет, сразу после известных событий был возведен комплекс “Шахиды”. Это огромный парк в центре города, куда люди приходят ежедневно – а не только в годовщину События – и оплакивают погибших, и тем самым дают их бренным душам в потусторонннем мире моральную поддержку и упокоение!

Вместо этого на Площади в Алматы воздвигнут непонятный монумент – Золотой Воин, с лицом первого космонавта Т.Абубакирова, попирает ногами священный тотем – Барса! (Барс – по казахски “Арыс” или Арес, бог Войны!).

Это еще одно свидетельство того, что События Желтоксана нами еще не осмыслены в полной мере – скульптурный “китч” является символом нашего “китчевого” самосознания!

Есть такое выражение: “народ имеет того правителя – которого достоин”! Казахский народ пока не понимает, что и Режим, и Оппозиция – это одна команда, одна актерская труппа, у которой есть забугорные Хозяева и Режиссеры! Что эти две политические силы играют в своеобразный “футбол” — но вместо мяча пинают Судьбу Нации! Что они совместно (создавая при этом иллюзию противостояния!) будут и дальше разворовывать Национальное Достояние – и чихать им на Национальные Интересы! А ВЕДЬ ИМЕННО ЗА ЭТИ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ И НАЦИОНАЛЬНУЮ КАЗАХСКУЮ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ БЫЛА ПРОЛИТА СВЯЩЕННАЯ КРОВЬ “ЖЕЛТОКСАНА”!

Пока у казахов не вырастет уровень национального самосознания и политической ответственности – казахи так и будут пресмыкаться у акиматов Режима и офисов Оппозиции, стоящих на спинах того же самого казахского народа!

Это и есть Театр Абсурда!

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...