Вопросы после выборов, пока без ответов. Часть 2

Продолжение. Начало см. здесь.

***

Итак, мы в прошлый раз прервались на вопросе: почему все-таки очевидно рыхлое, и лишь перед выборами созданное объединение “За Справедливый Казахстан”, показавшее на выборах объективно малый арифметический результат, все же смогло так эквивалентно напрячь всю властную машину, что та, вложив в свой рывок все силы и возможности (как законные, так и не слишком) запрыгнула за свой реальный, и выгодный ей же самой, электоральный рейтинг?

Иными словами:

Отчего так подпрыгнула власть?

То, что 91% — это прыжок “выше головы”, не вписывающийся ни в нормальную бытовую, ни в рациональную политическую логику, сулящий победителям больше проблем, чем дивидендов, и выдающий сильное перенапряжение совершившего такое экстремальное “достижение” властного организма – это факт.

Констатируем: и политически, и информационно, и даже экономически весь прошедший 2005 год, начиная с экстремально раннего в том году весеннего Послания народу, и вплоть до посленовогодних иннаугурационных торжеств, был наполнен исключительно перевыборами Нурсултана Назарбаева. Ничем иным ни власти, ни оппозиция, ни противостоящие друг другу СМИ, ни также рекрутированные на ту или иную сторону политтехнологи, всерьез не занимались.

Фактически, президентская сторона и ЗСК вели боевые действия, и, как и положено на войне, противники “мочили” друг друга самозабвенно, используя весь доступный каждой стороне (очень несимметричный) арсенал, из расчета ударить в самое уязвимое место, и побольнее.

Политическая аналитика если и была, то тоже почти исключительно “на злобу дня” и тоже с явным привкусом того или иного ангажемента.

И когда еще не остывшие от “боев” журналисты и политкомментаторы выдают набранные Туякбаем 6,4% за показатель слабости-несостоятельности оппозиции, они тем самым умаляют значение победы как раз властной стороны. Поскольку уж в чем никак нельзя обвинить “команду президента”, так это в том, что она “сражалась” на выборах в полсилы, или там в четверть силы. Нет – и персоналии, и структуры власти действовали весь электоральный год именно с максимальным напряжением (и даже – перенапряжением) всех своих организационных, интеллектуальных и материальных возможностей по “отражению” усилий оппозиции и “выстраиванию” собственного электората. Особенно отличились акимы, всех уровней, которые в том году были загружены исключительно избирательной тематикой, и ни о чем ином даже и не думали.

Впрочем, и спецслужбы старались не меньше.

Только благодаря всем этим постоянно координируемым и слаженным усилиям и была одержана столь сокрушительная виктория, и мы будем элементарно несправедливы ко всем тем, кто “ковал” эту победу, если попытаемся приуменьшить ее значимость и уплаченную за нее цену.

Поэтому и праздничная эйфория после выборов, с взаимными поздравлениями, с проведением масштабных торжественных мероприятий и массовым (как и полагается после Большой Победы) награждением всего начальствующего и рядового состава участников столь победоносной электоральной кампании, — все это и объяснимо и более чем уместно…

Но вот вам удивительный факт, требующий своего объяснения: а ведь соперник власти, потребовавший столь гигантских усилий для победы над собой, оказался, … как бы это помягче выразиться, … не силен.

Не станем уж сыпать лишней соли на собственную рану, а отметим лишь то, что и так общеизвестно: избирательные штабы Туякбая сработали, скажем так, ниже того, что от них ожидали.

Отсюда следующий вопрос:

Война с кем – самая тяжелая?

Тоже общеизвестный факт: казахстанская оппозиция состоит из “бывших” — выходцев из структур власти или крупного бизнеса. Точнее, ее лидерами могут стать (или числиться) только такие фигуры, а уже под них “подтягивается” все остальное. Так сейчас, и так было все предыдущие годы, начиная с первых лет суверенитета. Меняются фигуры, но не эта закономерность, а значит – она и есть самая существенно важная.

Обычно, именно это свойство казахстанской оппозиции ставят ей в вину, или даже используют для доказательства ее негодности-бесперспективности. Дескать, вот когда вырастет другая, — совсем новая, оппозиция, тогда и начнутся демократические перемены. А вот с этой, де, оторванной от кормушки, экстремистской, деструктивной, “оранжевой”, “тявкающей”, оголтелой, “засланной”, … (какой еще?) оппозицией нашему (в целом прогрессивному и демократически настроенному) президенту пока просто невозможно иметь дело.

Вот когда настоящая ответственная оппозиция в Казахстане наконец-то созреет, — тогда конечно…

Ответвлением этого же замечательного направления общественной мысли является и такое довольно широко распространенное (уже более в самих оппозиционных и сочувствующих им кругах) мнение, что вся проблема продвижения демократии в Казахстане — в так называемом “простом народе”, который (ну что тут поделаешь!) на самом деле оказался не готовым поддержать лидеров демоппозиции. Что и выявилось, с неожиданно огорчительной для настоящих демократов силой, на этих президентских выборах.

Народ наш оказался неорганизованным, запуганным-задуренным властями и хозяевами-работодателями, удовлетворенным своим рабским положением, не готовым правильно проголосовать даже в закрытой кабинке, а уж тем более не желающим ходить на митинги.

А на фоне неожиданно низкого (для кого это стало неожиданностью?) процента голосов за “Справедливый Казахстан”, расстроенные представители демократической общественности сгоряча употребили даже (хорошо, что только в своем кругу) уничижительное (но оправдывающее их) словечко — “быдло”. Поостыв же, самокритично решили, что мало мы еще работаем со своим (не созревшим еще) народом, надо идти к людям, нести им правду о режиме, учить гражданским правам и демократическим ценностям…

(Тем более, — до следующих президентских выборов целых семь лет!)

Так сказать, новые “народовольцы” (часть которых, после бесполезного хождения в крестьянство, занялась-таки конкретным цареубийством).

Между тем есть элементарные вещи, которые пора бы уже и понять:

Все нормальные люди рождаются на свет, чтобы прожить свою нормальную жизнь, в которой политика играет какую-то роль лишь в той мере, в которой она оказывает воздействие на эту самую нормальную человеческую жизнь. Воздействие же это всегда оказывается исключительно сверху вниз, но никогда – наоборот. И оказывают это воздействие именно элиты страны, — политические, экономические, духовные, военные. Элиты как правящие, так и контр-элиты, конкурирующие с первыми в борьбе за власть, за богатства и за идеологическое влияние.

Всегда, во все времена и во всех обществах было так и только так, и по-другому быть не может.

Что же касается “простого народа”, то его удел (и это – нормальный удел!) откликаться-реагировать на те условия жизни, которые создают ему элиты страны, и ровно в той мере, в какой сильны соответствующие раздражители. Причем, откликаться-реагировать именно через те механизмы, которые, опять же, предлагают “простым людям” исключительно элитные (включая и контр-) слои общества.

Бывает, что даже и не своего, а чужого.

Цивилизованное же демократическое государство отличается в этом смысле от любого иного лишь тем, что национальные элиты: а) способны создавать нормальные условия человеческой жизни для основной массы населения; б) предлагают населению участвовать в формировании широкого слоя политических управляющих через свободные выборы, а не путем вступления в вооруженные отряды или “мирного” выстаивания на площадях.

По всему по этому ждать от “простого народа” какой-то собственной гражданской позиции, каких-то самостоятельных действий, — глупо.

А еще глупее (точнее: вреднее, и опаснее) – рассчитывать граждански воспитать население, улучшить цивилизационные качества общества, проводя эту работу вопреки коренным интересам правящей власти, и используя такое просветительство как инструмент собственной борьбы за власть. Не зависимо от того, какие цели на самом деле ставят перед собой такие культуртрегеры, итогом их деятельности может быть только усиление конфронтации и ужесточения с обеих сторон, общая дестабилизация общества и создание предреволюционной ситуации в стране.

Последствия чего опять же обрушиваются на головы “простых людей”.

Нравится нам это или нет, но общественный прогресс распространяется только сверху вниз, и только при непосредственном включении в этот процесс собственно власти. Добровольно-сознательно, в силу собственных интересов или убеждений, или насильно, под давлением непреодолимых для правящих кругов сил и обстоятельств – это уже другой вопрос.

Вот на этом месте, пожалуй, решусь и сделаю ужасное признание: то, что называется “демократической оппозицией” Казахстана, это не просто “бывшие”, — вся нынешняя оппозиция и сегодня является непосредственной частью режима президента Назарбаева!

Впрочем, это — никакое не разглашение секретной информации, а самый банальный факт. Поскольку любая оппозиция есть непосредственное отражение правящей системы, полностью ее “отзеркаливающее”, и ей вполне адекватное.

Так не только сейчас в Казахстане, так – всегда и везде.

Опять же, демократический режим правления отличается от всех прочих тем, что по самому своему устройству имеет оппозицию, встроенную в систему генерации и существования политических элит, а недемократический — тем, что любую попытку оппозиционирования себе из себя тут же извергает. Вынуждая эту “извергнутую” часть искать способы низвержения уже самого режима.

Так вот, если бы вся оппозиция авторитарному (но при этом – просвещенному, эффективному, демориентированному,… и т.п.) президентскому режиму состояла бы только из честолюбцев и корыстолюбцев, амбициозных неудачников, не справившихся администраторов, прогоревших бизнесменов и вообще пустых людей, – тогда наша власть, избавляясь от такого балласта, год от года становилась бы лучше, чище и сильнее…

И на любых выборах такой власти не пришлось бы уж так сильно напрягаться против собственных пущенных в отход “продуктов” (а уж тем более – “засланцев”).

Отчего же наш президентский режим не хорошеет год от года, и отчего он так перенапрягся на этих выборах?

Ответ дает третий закон Ньютона, гласящий, что любая сила проявляется лишь постольку, поскольку встречает другую силу — равную ей и противоположно направленную.

А противоположное направление – это не только профессиональная и просто человеческая несостоятельность, от носителей которых любая система старается (и правильно делает) избавиться. Это еще и противовектор тому, что тянет и власть, и всю страну как раз не вперед, а назад.

Вот этот противовектор на выборах и сработал: президентский режим заглянул в зеркало оппозиции, и увидел не только все свои кадры, собственные пороки и слабости, но и ту силу, которой явно не хватает ему самому. Силу пойти дальше, и начать ту самую демократизацию системы, которая стала объективным вызовом времени.

Согласитесь, тут было чего испугаться, и от чего до предела напрячься. И где-то даже перенапрячься…

Поэтому рискну дать добрый совет всем тем, кто ругает казахстанскую оппозицию, называет ее несостоятельной, неконструктивной, раздираемой внутренними противоречиями.

Говоря так, вы не просто преуменьшаете значимость победы Ел басы на прошедших выборах, но и персонально “наезжаете” на него самого. Поскольку именно Нурсултан Абишевич Назарбаев по праву может называть себя главным архитектором не только Астаны, но и демократической оппозиции Казахстана – в первую очередь!

(продолжение следует)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...