Что делать?! Проект программы русской диаспоры на ближнесрочный период. Часть 1. Введение

Оглавление

1. Введение

2. Русские и казахи

3. Русская диаспора и Россия

4. Русская диаспора и русскоязычный Казахстан.

5. Организационное структурирование пространства русской диаспоры.

6. Русская православная церковь в жизни русской диаспоры и Казахстана.

7. Политическая платформа русской диаспоры

8. Экономика и финансы

9. Образование, культура, русский язык

***

1. Введение

Говоря по теме, необходимо сказать несколько слов о предыстории вопроса.

Распад Советского Союза стал драматическим, а больше трагическим событием в жизни миллионов и миллионов людей. Своего летописца ждет и судьба десятков миллионов русских и русскоязычных людей в одночасье оказавшись брошенными, без Родины, без денег и без будущего. Прошло без малого пятнадцать лет, ближнесрочное будущее наступило и что мы имеем.

Как гласит русская поговорка – “кто старое помянет – тому глаз вон, а тому, кто забудет, оба”. Посему нам не стоит ничего забывать, но и суетно тратить время на перебирание старого белья – “кто виноват” – оставим пенсионерам на лавочке и политикам, кормящимся на “защите русского народа”.

Фактом является то, что русским в Казахстане в очередной исторический раз не удалось создать сколько-нибудь заметного организованного сообщества. И по различным политологическим оценкам русское сообщество в плане политической активности принято относить к маргиналам или того чище к “болоту”. Тем не менее, похоже, этому положению в чистом виде недолго оставаться. И причиной этому следующее: Казахстан не только декларирует демократические ценности, но и усилиями элиты стремится “в Европу” и второе – резко возросла и продолжает расти политическая конкуренция. В борьбе за власть возможны только два пути. Мы рассмотрим один – легитимный. В этом варианте, при условии ухода Назарбаева после (или во время) очередного срока, ценность голосов избирателей возрастает стократно. Поскольку русскоязычная диаспора в новейший период не участвует в борьбе за власть и не имеет амбиций, вытекающих из обладания властью, и при этом более консервативна, чем казахское население, хотя бы по причине среднего возраста (45-46 лет против 25-26 лет), то можно утверждать, что русский электорат имеет “стихийную” предрасположенность голосовать более “единодушно”, чем казахское население.

Поскольку для русской диаспоры свойственно голосовать, как правило, менее дробно, чем казахам, приоритеты которых, безусловно, зависят не только от политических пристрастий, но и, например, от клановой принадлежности, то политическая группа, которая получит наибольшее влияние на русский и русскоязычный электорат — получит и наилучшие шансы на доступ к вершинам власти при условии, если страна сохранит тенденцию приверженности к демократическому пути развития.

Именно по вышеназванным и по некоторым иным причинам следует ожидать активизации политической жизни на русском поле, в том числе и усиление востребованности в русских лидерах, могущих реально влиять на электорат.

Говоря о стратегии и программе работы с русской диаспорой (и русскоязычными в общем) следует отталкиваться от четкого и реалистичного анализа общественно-политической ситуации в стране, обратив особое внимание на Назарбаева, его команду, на реальных претендентов и финансово-промышленные группы стоящие за претендентами.

Русскоязычный электорат проголосовал за Назарбаева из принципа “от добра добра не ищут”. Назарбаеву за годы независимости удалось сохранить стабильность в стране, сдержать национальную рознь и сохранить межнациональное согласие. Это главные факторы популярности Назарбаева в русскоязычной среде.

Работа с русскоязычным электоратом при этом оппозицией велась принципиально неверно.

Говоря об анализе личности Назарбаева следует отойти от обывательского подхода и оценки. Назарбаев обладает (обладал) выдающейся интуицией и политическим чутьем. При этом он не обладает сильной, доминирующей политической волей диктатора, поэтому сам, скорее всего не пойдет в критический момент на силовое решение вопроса, хотя нельзя исключать, что персоны, тяготеющие к такому варианту, найдутся в его окружении. Психологически ситуация на властном Олимпе вполне типическая и не есть что-то новое в мировой практике. Пребывание Назарбаева на вершине власти есть вполне объективный фактор, обусловленный суммой внешних, внутренних и личностных обстоятельств и качеств. Хотя критика власти во многом справедлива, но объективно говоря, трудно предполагать, что с приходом к власти другой персоны произойдут радикальные позитивные перемены, скорее наоборот. Но также несомненно, что противоречия внутри властных элит, межклановые противоречия, облеченные в “демократические” и иные одежды достигли очень сильного накала. Причем этот накал транслируется на все общество и в первую очередь на казахское население. Последствия такой ситуации могут быть достаточно негативными для страны, потому что неизбежно вызовут появление персоналий, готовых пойти на жесткое решение конфликта, т.е. создается ситуация для появления “хунты”.

Такова природа власти, ведь именно поэтому западная политическая система пришла к демократическому принципу. Исходя из этого следует рассматривать реальные варианты ухода Назарбаева с Олимпа. Нам думается, что наиболее вероятным в ближайшие год – два будет комбинированный вариант смены караула. После 4 декабря начался отсчет нового времени. Или Назарбаев и его команда используют время и сумеют реформировать власть, или напряг в элите имеет шанс перехлестнуть через край. Судя по текущей выборной кампании, радикальной оппозиции удалось, как минимум, создать дискомфортную жизнь для власти. И вряд ли накал противостояния снизится после выборов хотя бы потому, что очевидно – профессионализм оппозиции растет. Разумеется, главный урок истории в том, что она ничему не учит, но все-таки не грех вспомнить, что ни одному, пожалуй, правителю не удавалось бесконечно долго сидеть на троне, разве что генералу Франко. Возможны два варианта легальной смены власти. Если президент уходит до окончания срока или будет сидеть до конца, и тот и другой путь предусматривает многовариантность, но при этом базовый принцип один – блокирование с Назарбаевым или против Назарбаева. Назарбаев очень опытный и изощренный политик, сумевший в течение многих лет искусно лавировать на внешней арене и внутри страны. Разумеется, глуп миф о его незаменимости, здесь не о чем даже и спорить, но так же глупо не признавать его заслуги в строительстве нового государства.

Сможет ли команда патриарха усилиться и сохранить власть в том или ином виде? И да, и нет. Несмотря на безумный ритм сегодняшней жизни, когда реальность виртуальна и переменчива, как мода, а мода еще более виртуальна и непостоянна, есть вещи и принципы более вечные, чем египетские пирамиды. Таков принцип природы власти. Чем “несокрушимее” власть, тем с большим грохотом она рушится. Можно быть Рамзесом Великим и править 90 лет или Туркменбаши и править поменьше, но тоже пожизненно, но тогда и правила игры должны быть соответствующие. Наша страна взяла курс на европейскую интеграцию, что в принципе вполне разумно, но в таком случае должны не только меняться правила игра, но должна меняться психология (ментальность) власти и властных (олигархических) элит. В этом беда не только команды власти, но и тех групп, которые борются за власть. Вот почему можно говорить о том, что все сегодняшние политические игроки не только вышли “из Назарбаева”, как русская литература из гоголевской “Шинели”, но продолжают играть в сущности по старым правилам (хотя по форме и отличающимся). Игра идет на поле власти, вот почему и шансы оппозиции получить власть сегодня весьма проблематичны. Как ни странно, единственный политик, сам ли или с подачи окружения, демонстрирующий ментально модернизированные моменты – это Назарбаев. Но в целом – все прочие казахстанские политики в большей или меньшей мере отличаются этническим менталитетом и “местечковым” мышлением.

Власть, задав фактически новый формат правил игры должна понять, что соответственно должна измениться или модернизироваться политика во всех важнейших разделах жизни страны, таких, например, как экономическая доктрина, политическая доктрина, социальная сфера и многое другое. И, в первую очередь, если власть хочет себя сохранить, должна быть радикально (даже тотально) изменена властная команда и принципы формирования структуры власти. Собственно так происходило в истории всегда. Команда со старым менталитетом, даже чрезвычайно толковая (а мы ведь помним характеристику команды, данную Даригой) абсолютно однозначно неспособна к модернизации и самой себя и страны в целом, что бы и кто бы не говорил иное. И недаром в последнее время власть подает активные сигналы оппонентам, что готова не то, что к диалогу, но к сотрудничеству. У нас слишком маленькая страна, чтобы позволить себе уклоняться от диалога. Во всяком случае здоровое сотрудничество только на пользу стране. Ибо даже худой мир лучше доброй ссоры., т.е. наилучший вариант политического решения на наш взгляд – это правительство национального согласия, как раз это ментально близко характеру казахов.

Говоря о русской диаспоре, о влиянии на нее, необходимо в значительной мере обращаться к русскоязычному населению вообще и в какой-то части непосредственно к русским. Поскольку миром правят интересы, то о них и стоит говорить. Четырнадцать лет в общем-то микроскопический исторический срок и неудивительно, что вопрос формирования единого гражданского общества все еще где-то впереди. Тем не менее, в русскоязычной среде, в ее не сформировавшейся, но реальной интеллектуальной элите есть однозначное осознание необходимости единства с казахами в общегосударственных вопросах, чего, к сожалению, нет или очень мало в чисто казахской среде. Русские и русскоязычные в гораздо большей степени, чем казахи, позиционируют себя, в первую очередь – гражданами Казахстана и только потом русскими, евреями, корейцами… (казахи в большинстве случаев позиционируют себя как этническую общность и только потом или вместе с этим, как часть гражданского общества). Отчего, например, кандидаты в Президенты очень осторожно относятся ко многим вопросам и даже избегают их, видимо, опасаясь негативной реакции титульного населения. А между тем вопросы есть, и говорить о них нужно, но, безусловно, не отпуская дискуссии на милость стихии. К сожалению, даже казахские лидеры, претендующие на самые высшие посты, и не понимают, и не имеют единой общенациональной доктрины, апеллирующей к единым для всего народа общностям, ценностям, задачам и т.д. Пока программы любых претендентов на выборные должности в какой-то своей части апеллируют только к этническому сознанию казахов. Да, несомненно, независимость пробудила сильный всплеск национального самосознания казахов, которое по счастью пока не перехлестнуло рамки терпимости. И именно от лидеров нации зависит, как дальше будут развиваться процессы. Однако, надо понимать, что выбрав рыночный путь развития, декларировав демократические ценности в светском государстве и заявив об интеграции с Россией и Европой, Казахстан, образно говоря, встал на рельсы, где дальнейшие “пункты назначения” достаточно предсказуемы, если только не произойдут аварии или остановки в пути. Другой вопрос – будем ли мы двигаться на конной тяге или выберем что-то посовременнее. Мы получили и уже хлебаем полную чашу классических противоречий капиталистического общества, все классические социальные конфликты и, в добавок ко всему, весьма проблематично, что государство сможет решить само по себе национальные проблемы этнических групп достойным образом. При таком выборе неизбежно продуктивными будут только некие унифицированные идеи, проекты, являющиеся приоритетными в любом обществе. Пример развития любых успешных стран, даже мононациональных, говорит именно об этом. Только страны третьего мира “носятся” с ортодоксальными идеями разного толка, в первую очередь националистическими. Для того, чтобы успеть за странами и народами, ушедшими далеко вперед, нам необходимо объединить усилия всего народа в единой общности. Говоря об общенациональной идее, доктрине, общности, мы не имеем ввиду то вульгарное толкование, которое встретили у некоторых наших читателей. Никто не предлагает делать некую общность в образе казахскорусскоеврейскокорейского монстра, ни физического, ни духовного. Вопрос в том, что страна сможет конкурировать на мировой арене, если ее лидеры (любой национальности, но в нашем случае казахи) смогут смоделировать, поставить перед народом цели и задачи, могущие быть общими для всех граждан Казахстана, вне зависимости от этнического происхождения. Такая цель, такая задача, ни в какой мере, не посягая на казахскую самобытность, позволит сплотить большую часть и казахов и неказахов в борьбе за лучшую жизнь.

Реальна ли идея в достаточно короткий срок войти в число развитых стран мира, хотя бы второго эшелона? Фантастично, но тем не менее вполне реально, если мы вырвемся из “плена” этнического мышления и “провинциальности”.

Возвращаясь к русскоязычной части народа, можно отметить, что именно здесь мы видим эволюционно развившуюся общность (может быть не в окончательной форме), готовую к движению страны к “новым ценностям”. Русскоязычная часть населения представлена следующими, достаточно заметными группами: русские, украинцы, белорусы, корейцы, евреи, греки, часть городских казахов, другие национальности. Без сомнения 15 лет назад внутри русскоязычной части населения существовали определенные противоречия, но они не носили антагонистический характер, а сейчас, несмотря на большую этническую пестроту, у этой группы населения несомненно проглядывается эволюционная общность (прямо-таки по Дарвину), возникшая под влиянием среды обитания. В самом деле, любое существо попавшее в воду, должно или плыть или пойти на дно, иного выбора нет. То есть мы считаем, что русскоязычная часть граждан готова ментально к решению самых значительных задач. Но…! В реализме этот механизм может заработать только в гражданском обществе. Если в Казахстане статус Гражданина станет выше этнического статуса, то – есть все шансы быстрого подъема всей страны. Ведь у нас еще до сих пор очень высок уровень образованности общества. Значительная часть населения и готова, и способна к упорному системному труду. Ведь в современном мире, и даже в Казахстане, вполне достаточно производительного труда какой-то части общества для удовлетворения потребностей всей страны “в продукте”.

Идеи и надежды “тихих” националистов на вытеснение русских из страны абсолютно однозначно регрессивны для Казахстана. И дело не в “незаменимости” русских, а в закономерностях исторического развития. Еще нигде и никогда такая политика не была продуктивной, ни одно государство не решило таким путем никаких своих проблем. Неизбежно наступает момент, когда вас спросят: “Раньше во всем были виноваты русские, теперь их нет, почему все стало еще хуже?”. А тенденция к быстрому уменьшению доли русского населения безусловно есть. И за счет естественной убыли и за счет оттока молодежи. Разумеется, эта убыль покроется за счет притока мигрантов, роста численности коренного населения и, разумеется, ни Казахстан, ни мир не перевернутся от этого и даже скорее всего не заметят, но проблемы, будьте уверены, никуда не уйдут. А потому стоит эти проблемы решать сейчас, а не ждать, когда русские вымрут. Численность русских в Казахстане, вероятно, снизится до 15%, если все останется без изменения, но в крупных мегаполисах процент русских останется достаточно заметным. Основное вымывание русских произойдет на юге и в глубинке. Этот процесс имеет устойчивую тенденцию, но при этом в глаза особенно не бросается. Собственно сходные процессы имели место в Узбекистане и Киргизии. Русские теперь проживают в этих странах компактно только в Ташкенте и Бишкеке. Нет сомнения – счастья и успехов это не принесло никому в этих странах. Замедлить процесс вымывания русского населения или даже остановить его может комплекс объективно возможных условий, причем не носящих искусственный характер, но вполне объективный.

Факторы эти следующие:

  1. Политический
  2. Экономический
  3. Ситуационный

Эти факторы триедины.

В сегодняшнем мире не осталось каких-то “забытых” уголков на земле. Даже кусок скалы в океане размером с носовой платок становится предметом спора. Безусловно, Казахстан все в большей и большей мере будет втягиваться в глобальный мир, в сферу интересов сверхдержав: США, России, Китая, Евросоюза и региональных соседей от Турции до Индии. Вряд ли какую-либо из этих стран интересует русская диаспора, как таковая (Россия в общем ряду). Но, объективно говоря, чем шире будет открываться Казахстан миру, тем лучше будут условия для русской диаспоры и для русскоязычных вообще. Никто из заходящих в Казахстан не заинтересован в поддержке национализма, скорее даже наоборот. Кроме некоторых исламских государств, никто не заинтересован в поддержке исламизма, разумеется, никого из них не интересуют и социальные вопросы. Создание новых рабочих мест, новых производств будет усиливать конкуренцию по объективным критериям профессионализма, деловитости, вряд ли этнический фактор будет играть какую-то значительную роль, разве только на уровне топ лоббизма, но это несущественный фактор. Таким образом русские (и русскоязычные) получают дополнительную “нишу обитания”, где дискриминация заведомо отсутствует или минимальна. А ведь именно сужение среды обитания (естественное и искусственное) главный фактор миграции русского населения. Отдельное место в этом процессе принадлежит России. По мере своего политического и экономического возрождения Россия все в большей степени будет развивать интеграцию с Казахстаном, которому интеграция также выгодна. Интеграция в политической и экономической сфере неизбежно приведет к процессу восстановления единого образовательного, научного и культурного пространства, что объективно будет способствовать укреплению сферы русского языка, увеличению слоя представителей титульного населения, получивших или желающих получить образование в России, заимствовать научный опыт и, наконец, возможность для творческой интеллигенции прорваться на российский рынок снизит ее прессинг на русский язык и культуру внутри Казахстана. В принципе любому объективному наблюдателю понятно, что ни одна рыночная страна не способна выдержать такого количества “творческой интеллигенции” всех национальностей, какое Казахстан унаследовал от советского периода. В западных странах люди подобных профессий, за редчайшим исключением, вынуждены встраиваться в рыночные отношения и это очень отрезвляет. В странах же третьего мира наличие профессионального слоя “творческой интеллигенции” вообще абсурд. Возможность выйти на российский рынок поможет смягчить и эту проблему, которая в принципе нигде не обсуждается, но весьма существенна в общественно-политической жизни страны. По мере того, как все большая часть казахского населения будет втягиваться в сферу российского бизнеса, экономики, тем скорее некоторые негативные моменты будут уходить с авансцены во второй эшелон. Несмотря на так называемую продвинутость рыночной экономики Казахстана, в действительности перед страной стоит море экономических проблем, которые невозможно решить в одиночку. В принципе было бы логичным ожидать достаточно быструю интеграцию экономик в каких-то разделах, не в силу, естественно, мифического братства, но в силу выгоды. Беря курс на развитие несырьевого сектора, стоит вспомнить, что таковой в прежнем Казахстане уже существовал и был мощно кооперирован в союзную систему. Учитывая развитую транспортную инфраструктуру и короткое транспортное плечо, мы видим все преимущества этого варианта, учтем при этом, что именно через Россию Казахстан получает выход к морям, в Европу. Другой вариант развития, направленный на подъем внутреннего производства потребительских товаров самого широкого диапазона, также может быть в первую очередь ориентирован на российский рынок. Как, например, узбекский автопром, львиная доля автомашин которого реализуется на российском рынке. Выход на российский рынок безусловно не прост, но в любом случае трудности не сравнимы с выходом на мировой рынок.

Вполне понятно, что “приход” России обуславливается исключительно интересами, как, впрочем, и всегда было в истории, но так получается, что этому приходу сопутствует и комплекс каких-то привходящих. Главный из которых тот, что мы хотели бы ожидать новые рабочие места и восстановление культурно-образовательного пространства на базе русского языка.

Наконец о “ситуационном” факторе. Термин абсолютно условен и отражает реакцию и поведение различных социальных групп на политическую и экономическую ситуацию и в зависимости от ситуации и ее развития. Роль этого фактора изменчива и в первую очередь оценивает свойство элит действовать сообразно своим личным или групповым интересам в тех или иных обстоятельствах. В нынешней политической и экономической ситуации поведение социальных групп вполне поддается прогнозированию и оценке.

На основании всего вышеизложенного мы попытаемся сформировать основные принципы программы для русской диаспоры, как они нам видятся.

(Продолжение следует)

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...